Лента новостей

30 октября 2020 г.
Обвинение – проверить
«Российская газета»: Адвокатура предлагает усилить судебный контроль за следствием
26 октября 2020 г.
Ускоренное правосудие
«Агентство правовой информации»: «Скорость рассмотрения» не может быть большей ценностью, чем соблюдение процессуальных прав сторон
22 октября 2020 г.
Глава ФПА предложил создать этический комитет по цифровизации
ТАСС: Комитет займется защитой «естественных прав человека»

Мнения

Оксана Садчикова
28 октября 2020 г.
Учебные темы, продиктованные новыми реалиями
О проведении курса повышения квалификации адвокатов в 2020 г. в условиях пандемии коронавируса

Интервью

Современные технологии должны служить праву
26 октября 2020 г.
Валерий Лазарев
Современные технологии должны служить праву
Однако тенденции развития права в направлении «сплошной цифровизации» опасны для человека и общества

Праву на адвоката нужна защита

6 июля 2020 г. 13:51

«Профиль»: Депутаты хотят защитить адвокатов от полицейского произвола


Препятствование деятельности адвокатов может стать уголовно наказуемым. На данный момент за это не предусмотрена никакая ответственность, тем временем количество нарушений велико и продолжает расти. Например, адвокатов могут не допускать к задержанным, пока из них за закрытыми дверями выбиваются показания и признания. Защитника, пытающегося пробиться к доверителю, могут вытолкать из отделения полиции, а затем возбудить против него же уголовное дело, как это произошло недавно в Кабардино-Балкарской Республике, когда женщин-адвокатов избили в ОМВД по Урванскому району. Возмущенное адвокатское сообщество обратилось в Государственную Думу ФС РФ. Федеральная палата адвокатов (ФПА) РФ совместно с депутатами работает над поправками в Уголовный кодекс РФ, призванными защитить право адвокатов беспрепятственно защищать граждан.

Дело о беспределе

Терпение защитников лопнуло после недавней ситуации в Кабардино-Балкарской Республике, когда женщин-адвокатов избили в отделе полиции города Нарткала.

Все началось с того, что 20 мая защитник Ратмир Жилоков пытался предотвратить незаконный обыск без санкции суда у своей доверительницы. Полицейские надели на него наручники и увезли в городское ОМВД. На помощь приехали трое его коллег-женщин, но их отказались впускать в здание и силой вытолкали на улицу. Разгорелся конфликт, и одну из них, Диану Ципинову, также увели внутрь в наручниках. При этом, по словам оставшихся адвокатов, полицейские нецензурно выражались и угрожали изнасиловать ее в отделе. Женщины были вынуждены обратиться в приемную Следственного комитета и прокуратуру.

Диану Ципинову и Ратмира Жилокова отпустили только после приезда сотрудников отдела собственной безопасности МВД, которые сняли записи с камер наружного наблюдения и отвезли защитников на освидетельствование. Диане Ципиновой вызвали скорую помощь.

В отношении адвокатов составили административные протоколы по ч. 1 ст. 19.3 КоАП (неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции), а в отношении действий полицейских СУ СК по КБР проводит проверку ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий).

Позже в отношении Дианы Ципиновой возбудили уголовное дело по подозрению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ (применение насилия, не опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей), якобы адвокат-женщина применила насилие к полицейским.

Инцидент вызвал широкий общественный резонанс, дело находится на особом контроле как Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ, так и Следственного комитета РФ.

Безнаказанность в погонах

Нарушения профессиональных прав адвокатов по своему характеру и последствиям становятся все более дерзкими и тяжкими, говорит вице-президент Адвокатской палаты города Москвы, заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Вадим Клювгант. Традиционно это посягательства на адвокатскую тайну: обыски и выемки у адвокатов, вызовы для допроса.

Все чаще адвокатов удаляют из залов судебных заседаний, помещений судов или других государственных органов. Обычно это делают судебные приставы по указанию судей либо по собственному усмотрению.

Против самых строптивых инициируют уголовное преследование по надуманным обвинениям. Причем зачастую они связаны именно с осуществлением адвокатом профессиональной деятельности: там он якобы что-то «разгласил», тут чему-то «воспрепятствовал» или что-то «фальсифицировал». Бывает, что защита обвиняемого преподносится как соучастие адвоката в инкриминированном обвиняемому преступлении. Известны уже несколько случаев, когда адвокатов обвиняли в хищении денег у государственных организаций, а фактически в получении гонорара за выполненную работу из-за того, что его размер показался кому-то завышенным.

Как показывает практика, самыми распространенными нарушениями профессиональных прав адвоката являются недопуск к подзащитному, а также физическое насилие в отношении самого защитника. Чаще всего нарушения допускаются со стороны должностных лиц органов системы МВД, в частности, в отделах полиции, говорят юристы. Обычно полицейские не затрудняют себя объяснениями, ссылаясь на занятость следователя.

Но в последнее время появилось новшество: адвокатов не допускают к задержанным, находящимся в ОВД, под предлогом введения плана «Крепость», рассказал Вадим Клювгант.

«Такой может вводиться при возникновении реальной угрозы нападения на ОВД, а на практике используется именно как предлог для недопуска адвокатов к подзащитным, особенно – к задержанным после массовых протестных акций, – пояснил он. – Сейчас несколько московских адвокатов при участии представителей Комиссии Совета Адвокатской палаты Москвы по защите прав адвокатов обжалуют такие незаконные действия полиции в судах. Пока понимания там найти не удалось – суды традиционно поддерживают позицию полицейских, и борьба продолжается».

Он отметил, что наиболее грубыми и дерзкими являются случаи воспрепятствования профессиональной деятельности адвокатов со стороны полицейских с применением физического и психического насилия, угроз и оскорблений.

Такое нельзя рассматривать как отдельное нарушение: пока защитник не может попасть к своему доверителю, в его жизни происходит самое важное – от него, часто с применением физического и психологического насилия, пытаются получить показания и признание вины в том, чего он мог и не совершать.

Нарушение прав на квалифицированную юридическую помощь в настоящее время является серьезной проблемой всей системы отправления правосудия в России, убеждены адвокаты. Оно становится номинальным и имитационным.

Действующие законы не содержат какой-либо ответственности за вмешательство в адвокатскую деятельность, в отличие, например, от воспрепятствования деятельности журналистов, избирательных комиссий и даже религиозных организаций.

В связи с этим сотрудники правоохранительных органов абсолютно безнаказанно не допускают адвокатов к их доверителям, не опасаясь последствий. Такие нарушения, допущенные на начальном этапе уголовного преследования, ставят под сомнение справедливость всей процедуры рассмотрения уголовного дела, вне зависимости от того, что происходит на последующих этапах.

Адвокат может обжаловать незаконные действия в судебном порядке, но это только формальность – дело уже сделано и исправить ничего нельзя. Поэтому, как и любой норме закона, праву на адвоката необходима защита – соразмерное наказание за его нарушение.

Дубинка как правовой инструмент

Наказание за воспрепятствование адвокатской деятельности уже предусмотрено в проекте нового КоАП, подготовленном Министерством юстиции РФ. Предлагается закрепить его в ст. 6.10. За вмешательство в адвокатскую деятельность в целях воспрепятствования осуществлению адвокатом его профессиональных полномочий, в том числе неправомерный отказ в предоставлении в связи с поступившим запросом информации, ее несвоевременное предоставление либо предоставление заведомо недостоверной информации, предусматривается штраф. Для граждан он составит от 2 до 5 тыс. рублей, для должностных лиц – от 5 до 10 тыс. рублей.

Однако установления административной ответственности недостаточно, убеждены в ФПА. Когда деяние совершено с использованием должностного положения или с целью помешать принятию законного и обоснованного решения при осуществлении правосудия, наказание должно быть уголовным.

Над соответствующим законопроектом трудится рабочая группа, и сейчас он уже в высокой степени готовности, рассказал статс-секретарь ФПА РФ Константин Добрынин.

«Основная аргументация противников подобного законопроекта сводится к тому, что адвокат не осуществляет правосудие или предварительное расследование, и нельзя, мол, приравнять ответственность за воспрепятствование его деятельности к ответственности за аналогичное вмешательство в деятельность суда, прокурора, следователя. Однако все забывают, что фактически это способ воспрепятствования получению гражданином юридической помощи. Поэтому наша законодательная новелла – это не просто инструмент защиты прав адвокатов, а гарантия реализации конституционных прав граждан, обратившихся к ним за помощью», – пояснил он.

«Воспрепятствование адвокату может быть связано с уголовным преследованием невиновных, которые под давлением признают вину в преступлении, к совершению которого они не имеют никакого отношения. Общественная опасность этого столь велика, что ставит под угрозу само назначение уголовного судопроизводства, поэтому наказание должно быть уголовным», – согласны в Федеральном союзе адвокатов России (ФСАР).

В большинстве случаев воспрепятствование адвокату связано именно с уголовным судопроизводством, но им не ограничивается. Проведенный ФСАР анализ ситуации в регионах показал, что право на получение юридической помощи часто подвергается опасности и тогда, когда гражданин уже осужден и отбывает наказание в учреждении пенитенциарной системы.

Например, адвокаты Владимирской области рассказали о систематических случаях, когда их не пускают к доверителям в ФКУ Тюрьма-2 УФСИН региона. Обжалование ничего не дает: хоть суды и признают действия сотрудников учреждения незаконными, нарушения продолжаются.

Насилие как норма

Случаи физического насилия в отношении адвокатов не единичны, говорят в Федеральном союзе адвокатов России (ФСАР). Напротив, они становятся все более распространенными.

Так, в Санкт-Петербурге адвоката Лидию Голодович после ее просьбы допустить свидетеля в суд для дачи показаний по гражданскому делу заковали в наручники и насильно вывели из здания суда, а затем возбудили в отношении нее уголовное дело. Краснодарского адвоката Михаила Беньяша выкинули из суда, сломав об него рамку металлоискателя. Применили насилие и к адвокату Дмитрию Сотникову в Новомосковском суде Тульской области.

«Адвокатское сообщество крайне встревожено и не имеет возможности в указанных условиях активного физического противодействия со стороны правоохранительных органов осуществлять свою профессиональную деятельность. Ситуация с насилием в отношении адвокатов до того обострилась, что без вмешательства законодательной власти и принятия специальной уголовно-правовой нормы, защищающей адвокатов, ее уже не разрешить», – подчеркнули во ФСАР.

Во ФСАР намерены вести постоянный реестр нарушений профессиональных прав адвокатов на территории РФ. В нем будет отражена и практика обжалования нарушений. Кроме того, планируется создать Центр по противодействию нарушениям профессиональных прав адвокатов, который будет оказывать всю необходимую помощь защитникам, информировать о допущенных нарушениях органы государственной власти.

Зачастую обжалование действий или бездействия должностных лиц правоохранительных органов не приносит положительных результатов, отмечает президент Адвокатской палаты Республики Дагестан Акиф Бейбутов. Суды крайне редко готовы признать незаконность их действий, что связано с явным обвинительным уклоном судебной системы в России. Поэтому очень важно добиться положительной судебной практики и доводить ее до сведения всего адвокатского сообщества.

Отсутствие жесткой реакции со стороны судебной власти на нарушение закона порождает чувство вседозволенности, говорит вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев. «К сожалению, часто судьи понимают, что от принятых ими сегодня решений зависит то, в каком мире проснутся завтра наши дети, только когда это касается их лично, когда адвоката не допускают к их знакомым или родственникам, попавшим в сложную ситуацию», – подчеркивает он.

«Случай в Кабардино-Балкарии стал для адвокатуры точкой невозврата, после которого либо государство признает, что у нас справедливая система правосудия, либо исключит адвокатуру и превратится в репрессивное неправовое общество», – убежден вице-президент ФСАР Алексей Иванов.

Источник – еженедельник «Профиль».

Поделиться