Лента новостей

18 ноября 2019 г.
Адвокатура участвует в подготовке кадров
Президент АП Кировской области Марина Копырина утверждена председателем государственной экзаменационной комиссии Волго-Вятского филиала МГЮА
18 ноября 2019 г.
Президент АП Оренбургской области заключен под стражу
Суд не мотивировал невозможность избрания в отношении президента АП ОО более мягкой меры пресечения
16 ноября 2019 г.
По всем спорным вопросам Концепции предложены решения
Чем дольше тянется волокита с реформой, тем больше «разброда и шатания» на рынке юридической помощи

Мнения

Ольга Полетило
18 ноября 2019 г.
Адвокат не вправе занимать позицию вопреки воле доверителя
Об одном случае из дисциплинарной практики АП РМЭ

Интервью

По всем спорным вопросам Концепции предложены решения
16 ноября 2019 г.
Геннадий Шаров
По всем спорным вопросам Концепции предложены решения
Чем дольше тянется волокита с реформой, тем больше «разброда и шатания» на рынке юридической помощи

Резонансное дело дошло до суда

17 октября 2019 г. 19:02

В Санкт-Петербурге суд начал рассмотрение уголовного дела в отношении адвоката Лидии Голодович по существу


Как сообщает «АГ», 16 октября во Фрунзенском районном суде г. Санкт-Петербурга прошло судебное заседание по делу адвоката АП Ленинградской области Лидии Голодович, обвиняемой в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти). Она была задержана после того, как попыталась в 2018 г. добиться у председателя Невского районного суда г. Санкт-Петербурга пропуска на заседание свидетеля по гражданскому делу, в котором была представителем одной из сторон. Защиту осуществляют вице-президент АП Ленинградской области Денис Лактионов, адвокат АП Санкт-Петербурга Лилия Юрцева и адвокат КА «Первая адвокатская контора» Виктор Вахрушев. «Если бы у нас была ответственность за воспрепятствование адвокатской деятельности, сотрудники правоохранительных органов, прежде чем надевать на Лидию Голодович наручники, дважды подумали бы», – отметил, в частности, Денис Лактионов.

Как ранее писала «АГ», в середине июля 2018 г. адвоката задержали в здании Невского районного суда г. Санкт-Петербурга после того, как она попыталась добиться пропуска на заседание свидетеля по гражданскому делу, в котором представляла одну из сторон. Судебные приставы, руководствуясь Правилами поведения граждан в здании суда, отказались пропустить молодого человека, поскольку он был в укороченных брюках, которые они сочли шортами. Чтобы получить разрешение на пропуск свидетеля, Лидия Голодович направилась в приемную председателя суда, где секретарь нажала тревожную кнопку. В итоге адвоката вывели в наручниках и доставили в отдел полиции.  

Позже адвокат направила в ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу два заявления о преступлении, в которых просила привлечь к уголовной ответственности судебного пристава Э. Рахманова и прапорщика Росгвардии Д. Хлопонина, задержавшего ее. Однако вместо этого уголовное дело по двум признакам составов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ, было возбуждено в отношении самой Лидии Голодович.

11 сентября 2018 г. президент ФПА Юрий Пилипенко направил письмо заместителю министра юстиции Денису Новаку с описанием ситуации и просьбой поручить провести проверку законности действий сотрудников правоохранительных органов.

В ответе ведомство сообщило о направлении писем в Федеральную службу войск национальной гвардии и Федеральную службу судебных приставов с просьбой принять меры в случае установления нарушений требований законодательства. Тогда Росгвардия выявила признаки превышения должностных полномочий Хлопониным и направила материалы проверки в ГСУ по г. Санкт-Петербургу СК России для принятия процессуального решения. Последний не усмотрел никаких нарушений со стороны Хлопонина. В феврале 2019 г. Лидии Голодович было предъявлено обвинение.

В июне 2019 г. защита адвоката добилась изменения подсудности уголовного дела. Тогда Санкт-Петербургский городской суд согласился, что рассмотрение дела в том же суде, события в котором стали причиной уголовного преследования, не может быть объективным и беспристрастным, и направил его для рассмотрения по существу во Фрунзенский районный суд города.

Заявление отвода судье и ходатайство о возвращении дела прокурору

16 октября перед началом судебного заседания Лидией Голодович был заявлен отвод председательствующему судье Юлии Марцинкевич. Так, адвокат отметила, что постановлением от 2 октября судья отказала в удовлетворении ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору, проигнорировав или исказив суть доводов о допущенных при расследовании уголовного дела нарушениях требований уголовно-процессуального закона. Кроме того, она отметила, что обвинительное заключение было вручено ей и ее защитникам только на стадии предварительного слушания.

В связи с этим адвокат почитала, что судья «лично, прямо или косвенно заинтересована в исходе данного уголовного дела», а беспристрастность и объективность суда вызывают сомнения.

Юлия Марцинкевич отказала в удовлетворении заявления, отметив, что подсудимой и защитниками не приведено обстоятельств, дающих основания полагать, что она лично, прямо или косвенно заинтересована в исходе данного дела. 

По мнению судьи, постановление о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания мотивированно, вручение прокурором копии обвинительного заключения обвиняемой и защитникам на стадии предварительного слушания само по себе не нарушает право на защиту и презумпцию невиновности, вытекает из указанных принципов и не может рассматриваться как принятие на себя судом функции обвинения.

После этого Лидия Голодович снова ходатайствовала о возвращении дела прокурору в порядке ст. 237 УПК с указанием дополнительных оснований для этого. Она отметила, что, несмотря на установленный порядок уголовного судопроизводства, прокурор утвердил обвинительное заключение 20 марта, хотя должен был сделать это еще 11 марта. При этом он не продлевал срок в соответствии с ч. 1.1 ст. 221 УПК, что равнозначно неутверждению обвинительного заключения.

Также Лидия Голодович указала, что 13 февраля следователь Екатерина Бедрина не была готова к выполнению требований ст. 217 УПК. Так, в этот день она вынесла постановление о невозможности предъявления вещественных доказательств обвиняемой и ее защитнику Виктору Вахрушеву ввиду нахождения вещественных доказательств в СО по Невскому району ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу и в связи с выполнением требований ст. 217 УПК 13 февраля в ГСУ СК РФ по г. Санкт-Петербургу. 

Согласно данному постановлению диск с видеозаписями камер видеонаблюдения Невского районного суда г. Санкт-Петербурга, диск с аудиозаписями обращений Лидии Голодович в дежурную часть ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, флеш-карты с аудиозаписями, сделанными в момент задержания адвоката, признанными вещественными доказательствами, в материалах уголовного дела на 13 февраля отсутствовали, несмотря на то что в обвинительном заключении они отмечены как хранящиеся при уголовном деле. По мнению обвиняемой, непредъявление вещественного доказательства является очевидным нарушением права на защиту.

Лидия Голодович отметила, что 6 февраля в ходе предварительного следствия она представила руководителю СО по Невскому району ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу заявление об отводе Екатерины Бедриной. Указанное заявление в материалах уголовного дела отсутствует, в установленном уголовно-процессуальном порядке на стадии предварительного следствия рассмотрено не было. Обвиняемая указала, что следователь в полном объеме произвела предварительное расследование, выполнила требования ст. 217 УПК и подписала обвинительное заключение.

Также Лидия Голодович отметила, что при постоянных нарушениях Екатериной Бедриной права на ее защиту ознакомление с материалами дела могло быть осуществлено исключительно совместно с ее адвокатами, о чем следователь была поставлена в известность. Однако в нарушение требований ст. 215 УПК следователь своевременно не уведомила сторону защиты об окончании следственных действий. В связи с этим 13 февраля Лидия Голодович под угрозой фиксации неявки для ознакомления с материалами уголовного дела была вынуждена начать делать это без защитника, который прибыл лишь два часа спустя. «Таким образом, несмотря на имеющиеся ходатайства о совместном с адвокатами ознакомлении с делом, как и в отсутствие ходатайства о раздельном ознакомлении, оно производилось раздельно», – указала обвиняемая. 

Подсудимая заявила, что следователь Бедрина сфальсифицировала допросы потерпевших и свидетелей путем изложения событий от их имени в собственной интерпретации и с изменением значимых для дела обстоятельств. Как позже пояснила адвокат Лилия Юрцева, в протоколах допросов отсутствует информация о том, что председатель суда присутствовал при задержании обвиняемой. 

Обвиняемая указала, что, согласно аудиозаписи, большую часть времени в приемной с ним шел разговор о неправомерности действий секретаря О. Батулиной по заведомо ложному вызову службы судебных приставов, неадекватных действиях судебного пристава Э. Рахманова по этому вызову (по пресечению нарушения в виде нежелания адвоката выйти из приемной). Также активно обсуждалось понятие нарушения общественного порядка и правил поведения граждан в суде. 

Кроме того, Лидия Голодович отметила, что 20 марта она была на приеме у заместителя прокурора Невского района г. Санкт-Петербурга Вероники Талалай, которая не вручила утвержденное в этот же день обвинительное заключение. Обвиняемая указала, что в последующем ею предпринимались многочисленные попытки попасть на прием к ней в надежде на то, что зампрокурора учтет доводы жалоб и примет решение о возвращении уголовного дела следователю.

Также адвокат отметила, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований ч. 1 ст. 220 УПК, поскольку в нем не указаны все обстоятельства, имеющие значение для дела, в том числе признаки объективной и субъективной сторон преступления. Так, оно не содержит ссылки на обстоятельства, в связи с которыми сначала Э. Рахманов, а затем сотрудник Росгвардии Д. Хлопонин прибыли в приемную председателя суда. Не имеется и утверждений о том, какие именно требования они предъявили и в связи с какими обстоятельствами.

Лидия Голодович добавила, что совершенные ею в разное время действия, якобы направленные на причинение насилия в отношении пристава и росгвардейца, вменены в обвинительном заключении как совершенные в одно и то же время – 10 июля 2018 г. в период с 10 ч. до 11 ч. 40 мин., что не соответствует материалам дела и фактическим обстоятельствам.

Таким образом, Лидия Голодович попросила возвратить уголовное дело прокурору для принятия мер по устранению препятствий его рассмотрения судом.

Исследовав материалы дела, судья объявила перерыв до 19 ноября. В следующем судебном заседании прокурор представит возражения против удовлетворения ходатайства.

Защитники оценили ситуацию

В комментарии «АГ» Денис Лактионов отметил, что всего произошедшего можно было бы избежать, если бы председатель Невского районного суда летом 2018 г. пригласил бы Лидию Голодович к себе в кабинет либо сказал, что не примет ее.

Кроме того, он указал, что в России, в отличие от ряда зарубежных стран, в том числе и постсоветских, отсутствует ответственность за воспрепятствование адвокатской деятельности. «Ввели же административную ответственность за несвоевременное предоставление адвокату в связи с поступившим от него адвокатским запросом информации, предоставление которой предусмотрено федеральными законами. Если бы у нас была ответственность за воспрепятствование адвокатской деятельности, сотрудники правоохранительных органов, прежде чем надевать на Лидию Голодович наручники, дважды подумали бы», – резюмировал он.

Лилия Юрцева отметила, что очевидец произошедшей ситуации – председатель Невского районного суда г. Санкт-Петербурга – до сих пор не был допрошен, несмотря на то что ходатайства об этом заявлялись неоднократно. Она добавила, что сторона защиты намерена ходатайствовать о его допросе во Фрунзенском районном суде г. Санкт-Петербурга.   

Лилия Юрцева указала, что Д. Хлопонин по данному делу признан потерпевшим, в то время как Росгвардия установила, что в его действиях выявлены признаки превышения должностных полномочий. «При этом СО по Невскому району ГСУ СК России по Санкт-Петербургу не усмотрел никаких нарушений с его стороны. Все это вызывает вопросы», – заключила адвокат.

Виктор Вахрушев отметил, что позиция якобы потерпевшего Э. Рахманова всегда состояла в том, что Лидия Голодович применила насилие в ответ на его законные требования. «Вместе с тем показания Рахманова неоднократно менялись и дополнялись с целью избежать уголовного преследования. Показания подстраивались под версию обвинения в зависимости от предъявляемых стороной защиты доказательств, свидетельствующих о том, что именно в отношении Голодович были совершены противоправные действия. Так, не вдаваясь в анализ материалов уловного дела, можно отметить, что показания Рахманова носили непоследовательный и противоречивый характер относительно событий и действий, предшествовавших применению с его стороны физической силы, а также механизма образования повреждений у самого Рахманова», – указал Виктор Вахрушев.

Марина Нагорная

Поделиться