Лента новостей

26 февраля 2021 г.
Тонкости экспертиз по делам о банкротстве
Адвокатам рассказали об аспектах судебных экспертиз, проводимых в рамках банкротного процесса  
26 февраля 2021 г.
Последствия банкротства
Субсидиарная, деликтная, административная ответственность контролирующих должника лиц
26 февраля 2021 г.
Фокус, где сошлись проблемы современного деликтного законодательства
На какие аспекты следует обратить внимание законодателю, чтобы введение института уголовного проступка и новых кодексов об административных правонарушениях не привели к сложностям правоприменения

Мнения

Александр Гофштейн
20 февраля 2021 г.
Лицо российской адвокатуры
К 90-летию со дня рождения Генриха Павловича Падва

Интервью

Социально ориентированная коллегия
25 января 2021 г.
Александр Никифоров
Социально ориентированная коллегия
Статус исполнителя полезных услуг помогает адвокатскому образованию рассчитывать на снижение арендных ставок

Нужен баланс доводов, учитывающих аргументы защиты

12 февраля 2021 г. 17:27

Как поступать адвокату, чтобы отменить незаконный и несправедливый приговор


12 февраля советник ФПА РФ, член Совета АП г. Москвы, к.ю.н. Евгений Рубинштейн прочитал заключительную лекцию по программе курса «Практические аспекты реализации Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве». Основная часть его выступления касалась вопросов участия адвоката-защитника при обжаловании итогового решения суда первой инстанции в апелляционном и кассационном порядке. 

Напомним, что первая лекция в рамках данного курса состоялась 27 ноября 2020 г. и была посвящена порядку вступления адвоката в уголовное дело в качестве защитника. В ходе второй лекции 4 декабря 2020 г. Евгений Рубинштейн отвечал на многочисленные вопросы слушателей относительно первоначальных действий адвоката после вступления в уголовное дело в качестве защитника по назначению. 11 декабря 2020 г. он рассмотрел некоторые практические вопросы, возникающие при вступлении адвоката в уголовное дело по соглашению, а 18 декабря 2020 г. рассказал о деталях первого свидания адвоката с подзащитным и формировании позиции по уголовному делу. 25 декабря 2020 г. лектор завершил освещение темы «Формирование первоначальной позиции для участия в следственных действиях и позиции по уголовному делу».

22 января 2021 г. Евгений Рубинштейн проанализировал участие адвоката-защитника в отдельных следственных и процессуальных действиях, а 29 января он пояснил, когда и из каких соображений целесообразно обжаловать действия (бездействие) и решения следователя. И, наконец, лекция 5 февраля была посвящена действиям адвоката-защитника при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции.

* * *

Первую часть своей заключительной лекции Евгений Рубинштейн посвятил рассмотрению вопросов в продолжение темы предыдущего занятия «Участие адвоката-защитника при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции».

Лектор уделил внимание аспектам вовлечения адвокатом-защитником в уголовный процесс специалиста, упомянув о нескольких видах такой возможности. Кроме того, дал коллегам рекомендации по работе со специалистами. На примере из практики он продемонстрировал, как ошибочный подход к пониманию процессуальных статусов и к оценке результатов деятельности эксперта, специалиста влияет на исходное решение по делу.

Евгений Рубинштейн подчеркнул, что использование заключения специалиста всегда должно включать процедуру его допроса. Он пояснил, как целесообразно допрашивать специалиста, какие вопросы ему задавать, как использовать в последующем в прениях и соответственно в приговоре.

Что касается оглашения показаний, то Евгений Рубинштейн рекомендовал коллегам обратить внимание на ряд решений Европейского суда по правам человека, которые раскрывают всю концепцию данного института. В частности, на постановление ЕСПЧ от 24 ноября 1986 г. по делу «Унтерпертингер против Австрии» – одно из первых, где Европейский суд в том числе разрешал вопрос, можно ли в принципе оглашать показания. В другом постановлении ЕСПЧ от 26 марта 1996 г. по делу «Дорсон против Нидерландов» изложен классический стандарт оглашения показаний.

Говоря об исследовании доказательств, спикер обратил внимание на различные процессуальные возможности, имеющиеся у защитника для влияния на восприятие судом сведений, которые оглашает, как правило, сторона обвинения. Евгений Рубинштейн призвал коллег проявлять активность в этом вопросе и, во-первых, формировать практику, а во-вторых, не быть обыкновенными слушателями при исследовании доказательств.

Со ссылкой на п. 15 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве советник ФПА РФ подчеркнул, что защитник обязательно должен участвовать в прениях. Это составная часть профессиональной работы адвоката. Факт его отказа от участия в прениях – очень серьезный дисциплинарный проступок.

Спикер уточнил, в каком объеме участвовать в прениях, какой способ изложения материала и какие аргументы использовать, на каких аспектах целесообразно сосредоточиться защитнику. Кроме того, он обратил внимание на отдельные моменты выступления в прениях в части соответствия позиций адвоката и его доверителя.

Переходя к теме участия адвоката-защитника при обжаловании итогового решения суда первой инстанции в апелляционном и кассационном порядке, Евгений Рубинштейн обратил внимание на часто нарушаемое адвокатами этическое правило, изложенное в п. 4 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката. По его словам, в практике дисциплинарных органов это положение трактуется расширительно, т.е. распространяется и на другие судебные решения промежуточного характера (например, продление срока содержания под стражей, наложение ареста на имущество), и в данном случае нет произвола со стороны дисциплинарных органов адвокатской палаты.

* * *

После перерыва Евгений Рубинштейн коснулся вопроса о возможности обжалования апелляционного определения, в котором суд согласился с одной частью судебного решения первой инстанции, а другую часть отправил на пересмотр. Этот вопрос, по мнению лектора, будет решен в ближайшее время.

Подготовка апелляционной жалобы требует учета тактических приемов, используемых адвокатом. В частности, адвокатов интересует, каким должен быть объем жалобы, сколько в ней можно приводить доводов. Но главное – содержание этого документа, обоснованность приведенных доводов, подчеркнул лектор. При этом текст должен быть понятным и содержать только необходимую информацию. Что касается формы жалобы, то нельзя приветствовать использование в ней «избитых» штампов и ненормативной лексики, однако имеются редкие исключения из этого правила, позволяющие облегчить судьям принятие нужного для защитника решения.

По мнению многих адвокатов, в апелляционной жалобе нужно разделить «сильные» доводы (их следует использовать в начале и в конце текста) и доводы, имеющие оценочную характеристику. Выделять жирным шрифтом ключевые фразы нет необходимости – судей это только раздражает. В то же время, как полагает лектор, позитивно воспринимается судьями использование таблиц, из которых следует, каким доказательствам защиты суд не уделил внимания. Также с помощью таблицы можно наглядно продемонстрировать, что один из соучастников преступления несправедливо получил иное наказание, нежели его подельники.

Именно «сильные доводы», подтвержденные судебной практикой, должны, по мнению лектора, составить основу апелляционной жалобы. Остальные можно изложить либо в приложении к жалобе, либо в устном выступлении. Также большое количество доводов можно распределить между жалобами обвиняемого и его адвокатов. В суде следует найти баланс доводов, усиливающих аргументацию позиции защиты.

Говоря о современном состоянии апелляционного рассмотрения жалоб, Евгений Рубинштейн заявил: «Мы пришли к старой советской кассации, где доказательства непосредственно не исследуются, дело полностью не пересматривается. Тем не менее, если есть возможность выступить перед судом апелляционной инстанции, ее всегда нужно использовать, чтобы затем была возможность изучить и представить аудиопротокол заседания в следующей инстанции».

Переходя к стадии исследования новых доказательств, которые не были изучены в суде первой инстанции или были исследованы, но не были отражены в решении суда, лектор напомнил, что законодатель предусмотрел непосредственность исследования доказательств и потому представление защитой важных доказательств может повлиять на выводы суда апелляционной инстанции.

Прения сторон – составная часть рассмотрения в судах апелляционной инстанции. Однако, по словам лектора, лишь в некоторых случаях в них удается привести основные тезисы и дополнительные аргументы. При этом обязательны ссылки на их местонахождение в материалах уголовного дела.

Евгений Рубинштейн коснулся также возможности отзыва апелляционной жалобы или отдельных имеющихся в ней доводов, а также наиболее распространенных оснований для отмены приговора (решения) суда. В частности, приговор может быть отменен на том основании, что суд второй инстанции не рассмотрел доводы, приведенные в апелляционной жалобе, а также при существенных нарушениях уголовно-процессуального закона, например, если суд рассмотрел дело в отсутствие защитника, хотя его участие в данном деле прямо предусмотрено законом.

В последней части своего заключительного выступления Евгений Рубинштейн ответил на ряд вопросов слушателей.

* * *

Вебинар будет доступен для просмотра до 28 февраля 2021 г.

Анна Стороженко, Константин Катанян

Поделиться