Лента новостей

18 мая 2022 г.
Судебный процесс на дистанции
«Российская газета»: Минюст предложил разрешить допрос в судах свидетелей по видеосвязи
28 апреля 2022 г.
«Регулировать нужно не принуждая, создавая предпосылки для комфортного развития»
РАПСИ: Вице-президент ФПА РФ Елена Авакян рассказала о перспективах электронного документооборота и о новациях в области цифрового права
28 апреля 2022 г.
Юристы пришли на помощь
«Российская газета»: Правовые консультации получили около 40 тысяч жителей, эвакуированных из ДНР и ЛНР

Мнения

Акиф Бейбутов
27 мая 2022 г.
БЮП по закону и Положению о помощи pro bono
Адвокаты Республики Дагестан осуществляют большой объем работы по оказанию бесплатной юридической помощи населению и предпринимателям

Интервью

Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
20 мая 2022 г.
Юрий Пилипенко
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
Благодаря Закону об адвокатской деятельности соблюден баланс между интересами адвокатуры и общефедеральными ценностями

К защите граждан адвокатура подключит ботов

19 апреля 2022 г. 12:31

«Независимая газета»: Юридическое сообщество уже обсуждает перспективу замены естественного интеллекта искусственным


Федеральная палата адвокатов (ФПА) РФ предлагает идти к тому, чтобы граждане не тратили время на визиты к юристам, а получали адекватные ответы на свои вопросы онлайн от соответствующих чат-ботов. Как пояснил президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, искусственный интеллект (ИИ) – это задача не ближайшего будущего, но это «направление, на которое нужно ориентироваться в своем развитии как адвокатуре, так и юридической профессии в целом».

Пределы цифровизации в юриспруденции пока колеблются на уровне 30%, прозвучало на конференции «Цифровые компетенции адвоката будущего» в рамках IX Московского юридического форума. Участники мероприятия пытались понять, может ли робот вообще справиться с работой юристов.

В настоящее время ИИ вроде бы уже неплохо справляется с рутинными исками и даже учится понимать сложные юридические документы с неоднозначными трактовками. Появляются программы, позволяющие прогнозировать судебные решения, есть и ИИ, который «позволяет компьютеру проявлять большую эмпатию, чем свойственно людям». Оптимистам на это отвечали, что для обучения ИИ нужен большой массив однотипных данных. Но на практике имеется множество нюансов, которые нельзя свести воедино, а также противоречий, часто встречающихся в законах РФ. Короче говоря, российское право нелегко воспринять людям, а что уж говорить о машинах, для обучения которых требуется формальная логика. Кстати, есть и реальные факторы, замедляющие цифровизацию, – плохой доступ к интернету и недостаток финансов.

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко пояснил, что наиболее адекватным применением цифровых алгоритмов как предшественников искусственного интеллекта действительно может стать сфера бесплатной юридической помощи, где адвокаты сталкиваются «с относительно типичными вопросами по четко очерченному кругу юридических проблем».

Как уже сообщалось, задумка ФПА в том, что на наиболее массовые и несложные обращения могли бы отвечать специальные чат-боты. Эта система заодно стала бы альтернативой сети госюрбюро, которые Минюст намеревается открыть по всей стране. Немаловажно, что на интернет-формат нужно будет затратить меньше денег, чем на всероссийскую бюджетную организацию.

В адвокатуре прогресс видят таким образом, что обучение нейросети пойдет «в том числе с использованием обезличенных вопросов граждан и ответов на них». И зампредседателя московской КА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев подтвердил, что сейчас компьютерные технологии, ИИ и вся цифровизация в целом являются лишь подсобными работниками, которые помогают адвокатам действовать более эффективно, «упрощая ряд практических процессов». Например, хорошо себя проявляет уже довольно давно внедренный электронный документооборот, который наиболее активно используется в арбитраже, но постепенно проникает и в суды общей юрисдикции. Но эксперт уверен, что ИИ не сможет полностью вытеснить человека из юридической профессии – по крайней мере в обозримом будущем и в условиях нынешней российской правоприменительной практики. Как напомнил Илья Прокофьев, «наша система права не прецедентна, так что каждое, даже, казалось бы, самое типовое дело является, по сути, уникальным». И, конечно, ключевое значение в судебном процессе имеет его эмоциональный окрас, который невозможен без непосредственного участия человека.

К категории дел, где ИИ все же может использоваться, он отнес самые простые дела приказного производства, т.е. когда ситуация рассматривается без вызова сторон, или фактически в автоматическом порядке. Илья Прокофьев рассказал, что ряд организаций широко используют спецпрограммы, которые умеют формировать требования и составлять заявления о вынесении судебного приказа. Однако «нередко такие программы дают явный сбой, в результате чего приходится наблюдать существенные и очевидные ошибки в документах». «В целом внедрение ИИ обусловлено тем, что данная тенденция сейчас повсеместна», – пришел к выводу адвокат. При этом он подчеркнул, что даже сведения, полученные с использованием полиграфа, до сих пор не считаются полноценным доказательством.

Как сказал федеральный судья в отставке Сергей Пашин, цифровые технологии хороши разве что для учета, контроля, поиска информации – короче говоря, там, «где это может облегчить человеку процесс мышления, но не заменить его». И даже по поводу чат-ботов он задался вопросом о том, кто будет отвечать за их надежность. «Никто не говорит о распределении ответственности – кто заплатит в том случае, если система дурно налажена, или начнет сбоить и барахлить, или брать информацию не из того кластера. Кто в этом окажется виноват: разработчики или те, кто принял ботов на вооружение?» – заметил Сергей Пашин. По его мнению, внедрение цифровых систем не несет рисков до тех пор, пока их функции облегчающие, а не заменяющие. Да и в целом эксперт убежден, что в цифровизации как таковой нет особой необходимости – это скорее дань моде: мол, «подхватывается клич», а то ведь скажут, что «адвокатура плетется в хвосте прогресса и не умеет видоизменяться». При этом спикер напомнил, что цифровой прогресс, а особенно ИИ, представляет собой весьма затратные процессы, адвокатура же де-юре существует лишь на собственные деньги.

Источник – «Независимая газета».

Поделиться