Лента новостей

9 декабря 2019 г.
Ставка на всестороннее развитие
Вице-президент ФПА РФ Владислав Гриб стал заместителем секретаря Общественной палаты РФ
9 декабря 2019 г.
Боулинг объединяет адвокатов
6–7 декабря в Карачаево-Черкесской Республике прошел IV Всероссийский чемпионат по боулингу среди адвокатов на приз «Адвокатской газеты»
9 декабря 2019 г.
Возможность пересмотра судебного акта может быть использована заинтересованными субъектами
ФПА РФ не поддерживает предложение исключить из ст. 90 УПК РФ преюдицию постановлений, принятых в соответствии с КоАП РФ

Мнения

Нвер Гаспарян
9 декабря 2019 г.
Что адвокатам государственный бюджет готовит?
Часть ассигнований на правоохранительную деятельность будет выплачена защитникам по назначению

Интервью

Нормы профессиональной этики определяют смысл адвокатской деятельности
2 декабря 2019 г.
Сергей Насонов
Нормы профессиональной этики определяют смысл адвокатской деятельности
Если ослабить эти принципы, то пропадет потребность в адвокатуре

Риски есть, но страхи преувеличены

2 декабря 2019 г. 17:13

На XV конференции «Адвокатура. Государство. Общество» рассмотрели гражданско-правовые и уголовно-правовые риски адвокатов, представляющих интересы бизнеса, ситуацию с привлечением адвокатов к уголовной ответственности и вопросы защиты прав адвокатов


Адвокат АП г. Москвы Татьяна Проценко, классифицировав гражданско-правовые и уголовно-правовые риски адвокатов, представляющих интересы бизнеса, дала коллегам рекомендации, как этих рисков избежать. Адвокат АП г. Москвы Вячеслав Голенев проанализировал банкротный аспект рисков оспаривания законности и обоснованности соглашений и гонораров, который, по его словам, еще недостаточно освещен, хотя количество судебной практики «зашкаливает». Вице-президент АП Омской области Евгений Забуга пришел к выводу о том, что уголовное преследование адвокатов далеко не всегда связано с добросовестным исполнением ими профессиональных обязанностей. Член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин обратил внимание на отсутствие критики в адрес подготовленной им Справки о привлечении адвокатов к уголовной ответственности и совершаемых ими типичных ошибках. Вице-президент ФПА РФ Генри Резник сказал, что к вопросу о защите сообществом адвокатов при привлечении к уголовной ответственности следует применять принцип разумности.

Профессиональные риски адвокатов, представляющих интересы бизнеса

Адвокат АП г. Москвы Татьяна Проценко констатировала, что адвокаты в настоящее время все чаще оказывают юридическую помощь юридическим лицам, в том числе крупным компаниям, государственным корпорациям, заключают государственные контракты. Все связанные с этим риски она классифицирует на гражданско-правовые и уголовно-правовые.

К гражданско-правовым относятся, прежде все, риски оспаривания соглашения с адвокатом. Оно может быть оспорено как в рамках дела о банкротстве, так и иными заинтересованными лицами, которые сочтут, что размер адвокатского гонорара слишком велик. Поэтому, если адвокат заключает соглашение не с ООО, где в одном лице – единственный учредитель и генеральный директор, то ему следует позаботиться о том, чтобы соглашение, так же как любая другая гражданско-правовая сделка, было заключено в соответствии с требованиями закона и все правила, касающиеся порядка заключения крупных сделок для доверителя и сделок с заинтересованностью, были соблюдены.

Второй гражданско-правовой риск – это субсидиарная ответственность: с внесением изменений в Закон о банкротстве к субсидиарной ответственности могут быть привлечены не только директор, учредитель, акционер, но и другие лица, которые так или иначе оказывают влияние на деятельность компании.

Но это риски, которые связаны только с имущественным положением, и максимальная потеря в случае их удовлетворения – это взыскание гонорара.

Более серьезными для адвоката, оказывающего правовую помощь компании, являются уголовно-правовые риски: его могут обвинить в совершении коррупционного преступления, в соучастии в преступлении, совершенном доверителем, в вымогательстве, фальсификации доказательств, мошенничестве.

Читайте также:
Риски адвокатской профессии
20 ноября состоялось заседание Научно-консультативного совета Федеральной палаты адвокатов РФ

При этом к коррупционным относятся не только дача взятки или посредничество во взяточничестве, но и те преступления, которые квалифицированы по ст. 159 УК РФ как мошенничество, но имеют коррупционную направленность.

«Эти риски адвокатское сообщество должны интересовать в двух аспектах, – говорит Татьяна Проценко. – Первый – нам нужно очистить свои ряды от коллег, которые совершают такие преступления. Второй – нам нужно защитить коллег, которых необоснованно пытаются привлечь к уголовной ответственности по таким видам действий, которых в действительности не было».

Она рекомендует адвокатам, для того чтобы избежать риска обвинения в коррупционном преступлении, обязательно заключать соглашение, не совершать никаких действий, не брать денег, не представлять интересы доверителя без соглашения; соблюдать порядок оплаты (либо через кассу с оформлением соответствующих документов), либо на счет; в переговорах избегать двусмысленных формулировок; не вступать в имущественные правоотношения с доверителем; избегать встреч с ним вне офиса.

Читайте также:
«Перед нами стоят новые вызовы»
29 ноября состоялась юбилейная, XV ежегодная конференция Федеральной палаты адвокатов РФ «Адвокатура. Государство. Общество»

Риск быть заподозренным в соучастии в преступлении, совершенном компанией-доверителем, у адвоката возникает в случае, если эта компания является его единственным доверителем, адвокат так или иначе встроен в ее структуру, его офис адвоката находится в ее офисе компании, он пользуется корпоративной почтой, телефоном и т.д. «Если в отношении вашего доверителя – корпорации, менеджмента этой корпорации возбуждено уголовное дело, не принимайте защиту, если вы оказывали им ранее юридическую помощь, это все равно что принять защиту близкого родственника», – говорит Татьяна Проценко.

В вымогательстве адвокат может быть обвинен, например, в случае, если пытается получить для доверителя денежные средства, присужденные судом.

Для того чтобы избежать обвинения в фальсификации доказательств по гражданскому делу, особенно в арбитражном суде, необходимо очень внимательно относиться к заверению копий документов – делать это адвокат может лишь в случае, если убедился в наличии подлинника; нельзя готовить для доверителя образцы доказательств.

Татьяна Проценко назвала громкие дела, которые потрясли все адвокатское сообщество, – НПО им. Лавочкина (адвокат Игорь Третьяков), Роскосмоса (адвокат Сергей Юрьев), Аэрофлота (адвокаты Дина Кибец и Александр Сливко), где адвокаты пострадали из-за того, что заключали государственные контракты. Отсюда рекомендации – подробный отчет с приложением документов и обязательная фиксация хода всех переговоров, поскольку компании консультируются с юристами, которые по делам, которые ведет адвокат, выполняют некоторые функции (подбирают документы и т.д.).

В заключение она назвала и неправовой риск: «Вживаясь в корпорацию, в компанию, которой мы оказываем правовую помощь, мы становимся мишенью не только для правоохранительных органов, но и для конкурентов наших доверителей».

Читайте также:
Права и обязанности адвокатов
На XV конференции «Адвокатура. Государство. Общество» обсудили права адвокатов, вопросы налогообложения и бесплатной помощи, планы создания музея адвокатуры

Риски оспаривания соглашений с адвокатами и платежей адвокатам при банкротстве доверителей

Адвокат АП г. Москвы Вячеслав Голенев отметил, что банкротный аспект рисков оспаривания законности и обоснованности соглашений и гонораров еще недостаточно освещен, хотя количество судебной практики «зашкаливает».

По его словам, для того чтобы избежать риска оспаривания арбитражным управляющим бывшего доверителя – юридического лица, которое сейчас находится в процессе банкротства, либо финансовым управляющим должника – физического лица, следует руководствоваться следующими рекомендациями:

– получать денежные средства в официальном порядке и только авансом (эта рекомендация имеет чисто практический аспект, потому что, получая деньги вперед, адвокат как минимум растягивает сроки окончания исполнения поручения, а значит, сроки подозрительности, установленные Законом о банкротстве (месяц, или шесть месяцев, или год, или три года, в зависимости от основания оспаривания));

– проводить банкротный комплаенс, то есть проверку на предмет признаков неплатежеспособности, к которым относятся, в частности, соотношение размеров активов и баланса, факты неисполнения государственных контрактов и т.д. (такая проверка необходима для того, чтобы оценивать степень риска оспаривания соглашения или отдельного платежа, ведь согласно Закону о банкротстве могут оспариваться не только соглашения, но и отдельные гражданско-правовые действия: перечисление денежных средств; платеж; акт об оказании юридической помощи; отчет, который был по требованию доверителя представлен по результатам исполнения поручения в рамках защиты по уголовному делу; платеж, внесенный третьим лицом за доверителя);

– проверять степень осмотрительности доверителя, то есть уплату им налогов, а применительно к доверителям-корпорациям – подпадают ли совершенные ими сделки и платежи под действие ст. 61.4 Закона о банкротстве, устанавливающей, при каких обстоятельствах полученный платеж или совершенная сделка не является опасной и будет защищена судом;

– сопоставлять гонорар с вознаграждением, получаемым от других доверителей;

– фиксировать все действия в акте оказания юридической помощи либо в отчете, с приложением копий документов (поданного искового заявления, собранных доказательств и т.д.).

Читайте также:
Адвокатура и суд
На XV конференции «Адвокатура. Государство. Общество» обсудили вопросы взаимодействия между адвокатским и судейским сообществами, допустимые границы этики во взаимоотношениях адвоката с судом, проблемы судебной практики по уголовным делам

Защита прав адвокатов, подвергаемых уголовному преследованию

Вице-президент АП Омской области Евгений Забуга посвятил свое выступление широко обсуждающейся в соцсетях темы защиты прав адвокатов, подвергаемых уголовному преследованию, со стороны органов адвокатского самоуправления – ФПА РФ и региональных палат. Но всегда ли уголовное преследование адвокатов связано с добросовестным исполнением ими своих профессиональных обязанностей? Обоснованы ли упреки в отношении Федеральной палаты адвокатов в неучастии в защите конкретных адвокатов от уголовного преследования?

По его словам, ответить на эти вопросы помогает подготовленная членом Совета АП Белгородской области Борисом Золотухиным Справка о привлечении адвокатов к уголовной ответственности и совершаемых ими типичных ошибках.

Этот документ демонстрирует, что далеко не в каждом случае уголовное преследование адвоката напрямую сопряжено с его профессиональной деятельностью. Наиболее часто адвокатов осуждают за коррупционные преступления, такие как дача взятки, посредничество в даче взятки, мошенничество, то есть за преступления, не связанные с профессиональной деятельностью. По мнению Евгения Забуги, можно выделить только три случая, когда есть непосредственная связь: вторжение в оказание юридической помощи и вопросы гонорара; квалификация действий адвоката по ст. 294 и 303 УК РФ в связи с участием в судопроизводстве; ситуации, когда адвокатов провоцируют на совершение преступления, устраивая различные инсценировки.

Таким образом, уголовное преследование адвокатов зачастую не связано с добросовестным исполнением ими своих профессиональных обязанностей. А если обвинение не связано с профессиональной деятельностью адвоката, то помощь со стороны органов адвокатского сообщества ему оказана быть не может, считает Евгений Забуга, поскольку в этом случае адвокат ничем не отличается от обычного гражданина.

Кроме того, ст. 35 Закона об адвокатуре, в которой указывается, каким способом ФПА РФ может защищать коллективные права адвокатов, не содержит отсылок к уголовно-процессуальному законодательству, а в УПК РФ нет указания ни на ФПА РФ, ни на региональные адвокатские палаты как на участников уголовного судопроизводства.

По мнению Евгения Забуги, единственной возможностью, которая имеется у ФПА и которой она в случае необходимости пользуется, является направление внепроцессуальных обращений в органы власти, осуществляющие расследование уголовных дел. Он считает, что в случаях появления информации об уголовном преследовании адвоката региональная палата должна, во-первых, незамедлительно направлять в территориальный орган СКР уведомление, чтобы напомнить им о необходимости соблюдать ст. 450.1 УПК РФ, а во-вторых, информировать ФПА РФ для возможного внепроцессуального реагирования последней.

Страхи преувеличены

Как считает член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин, анализируя причины привлечения адвокатов к уголовной ответственности, страхи, что существует преследование адвокатов за профессиональную деятельность, преувеличены: 90% адвокатов, привлеченных к уголовной ответственности, осуждены по ст. 159 УК РФ за мошенничество, из них 70% – с применением ч. 3 ст. 30 УК РФ.

В Справке о привлечении адвокатов к уголовной ответственности и совершаемых ими типичных ошибках он отмечает: осуждение по ст. 159 УК РФ с применением ч. 3 ст. 30 УК РФ дает основание предполагать, что проведение ОРМ в отношении адвокатов является распространенной практикой и статус адвоката не является препятствием для оперативных сотрудников. При этом ч. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре, гласящую, что проведение ОРМ в отношении адвоката допустимо только на основании решения суда, органы ОРМ трактуют так, что это ограничение распространяется лишь на те виды ОРМ, для которых судебное решение необходимо по Закону об ОРД.

Также в Справке содержится сделанный на основе анализа открытых данных вывод о том, что, как правило, все случаи мошенничества и покушения на мошенничество связаны со ссылками осужденных адвокатов на наличие личных связей, причем не только с сотрудниками правоохранительных органов и судей, но и с экспертами, судебными приставами-исполнителями, сотрудниками ФСИН и ОФМС. Во многих ситуациях при получении денег соглашение об оказании юридической помощи не заключалось, практически во всех случаях денежные средства в кассу адвокатского образования не вносились, квитанции о получении не выписывались и не готовились заранее.

В своем выступлении на конференции Борис Золотухин обратил внимание на то, что критика в адрес Справки отсутствует, а значит, подавляющее большинство коллег согласились с этим обобщением и поняли: «У нас нет такой проблемы, как преследование за профессиональную деятельность».

Вместе с тем, как отметил президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, проблема защиты профессиональных прав адвокатов существует, и корпорация должна прилагать все силы к тому, чтобы они не подвергались давлению.

Принцип разумности

Вице-президент ФПА РФ, председатель Комиссии по защите прав адвокатов Генри Резник напомнил о том, что ведущий принцип правоприменения – принцип разумности, и в связи с этим назвал две проблемы.

Этот принцип следует применять к вопросу о защите сообществом адвокатов при привлечении к уголовной ответственности, считает он. Позиция выборных органов адвокатского самоуправления, комиссий по защите прав адвокатов, советов адвокатских палат должна быть немного отличной от защиты адвоката, осуществляемой теми коллегами, которые непосредственно участвуют в уголовном процессе.

«Прежде всего, мы связаны презумпцией невиновности. Если адвокат виновным себя не признает и обращается за защитой к адвокатскому сообществу (я неоднократно это подчеркивал – за защитой к адвокатскому сообществу, без его обращения адвокатское сообщество никакой инициативы проявлять не должно, это не только непрофессионально, это может вред принести, потому что он сам, прежде всего, и его защита определяют шаги, которые он считает необходимыми для того, чтобы ему защититься об обвинения)… нам нужно в комиссиях тщательно, профессионально оценить эту ситуацию, которая создалась, доказательства, которые есть», – сказал он.

Вторая проблема, при которой нужно применять принцип разумности, – это легитимизация «гонорара успеха» По его словам, «сейчас не надо затягивать», Федеральной палате адвокатов надо обязательно «определить условия и параметры, которые будут необходимы, и требования, которые будут предъявляться к заключению такого рода соглашений». При этом необходимо оценить весь накопленный опыт, в том числе мировой, считает Генри Резник.

 

Поделиться