Лента новостей

23 августа 2019 г.
Воспрепятствование профессиональной деятельности адвоката
Ярославский адвокат сообщил о попытке местных правоохранителей оказать давление на него
23 августа 2019 г.
Система БЮП изменится
Министерство юстиции РФ подготовило ряд предложений по развитию системы оказания бесплатной юридической помощи
22 августа 2019 г.
Свободная дискуссия
На сайте ФПА РФ опубликована первая часть фильма о конференции «Профессиональные права адвокатов: нарушения и защита»

Мнения

Татьяна Бутовченко
23 августа 2019 г.
Последствия «фейковой» юридической помощи
О недопустимости поиска дополнительной личной выгоды в системе субсидируемой юридической помощи

Интервью

О «Доме адвоката» и главных задачах липецкой адвокатуры
20 августа 2019 г.
Валентина Артёмова
О «Доме адвоката» и главных задачах липецкой адвокатуры
Интервью у Валентины Артёмовой берет корреспондент Департамента информационного обеспечения ФПА РФ Анна Стороженко

Учтено мнение адвокатуры

6 августа 2019 г. 15:05

В УПК РФ внесены поправки, концептуально соответствующие позиции ФПА РФ


Президент РФ Владимир Путин подписал закон, которым вносятся изменения в ст. 108 и 109 Уголовно-процессуального кодекса РФ в части уточнения сроков содержания под стражей и порядка их продления для предпринимателей. В ФПА РФ положительно оценили принятый закон, поскольку он устанавливает зависимость между решением суда о продлении срока содержания обвиняемого под стражей и степенью интенсивности расследования уголовного дела.

Как сообщалось ранее, согласно новому закону ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ устанавливает, что заключение под стражу в определенных случаях «не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 частями первой – четвертой, 1591 – 1593, 1595, 1596, 160, 165 и 201 УК РФ, если эти преступления совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности».

В ст. 109 УПК РФ закреплено, что содержание под стражей может быть продлено судом на срок, который «должен определяться исходя из объема следственных и иных процессуальных действий». И следует указать «причины, по которым эти действия не были произведены в установленные ранее сроки содержания обвиняемого под стражей».

Суд вправе продлить содержание под стражей на меньший срок, чем указано в постановлении о возбуждении ходатайства, если посчитает его достаточным для выполнения объема следственных и иных процессуальных действий. Продление срока допускается каждый раз не более чем на 3 месяца.

Суд также вправе отказать в удовлетворении ходатайства следователя и освободить обвиняемого из-под стражи. При этом судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и с учетом указанных в ст. 99 Кодекса обстоятельств, избрать в отношении обвиняемого меру пресечения в виде запрета определенных действий, залога или домашнего ареста.

Направляя в Государственную Думу ФС РФ письмо с изложением своей правовой позиции по данному законопроекту, Федеральная палата адвокатов РФ предложила усилить гарантии, обеспечивающие запрет продления срока содержания под стражей, в случае если по уголовному делу имеет место неэффективная организация расследования. Важнейшим критерием, определяющим разумные пределы содержания обвиняемого под стражей, ФПА РФ назвала должную активность органов предварительного расследования по проведению следственных и (или) иных процессуальных действий в отношении лица, содержащегося под стражей.

«Длительный отказ от проведения с участием обвиняемого в период его содержания под стражей следственных и (или) иных процессуальных действий обессмысливает само продление его срока содержания под стражей, трансформирует примененную меру уголовно-процессуального принуждения в разновидность наказания в отношении лица, еще не признанного виновным», – указывалось в правовой позиции.

Советник ФПА РФ Сергей Насонов отмечал, что закон может быть оценен только положительно, поскольку он устанавливает зависимость между решением суда о продлении срока содержания обвиняемого под стражей и степенью интенсивности расследования уголовного дела. Она определяется наличием или отсутствием необоснованных задержек производства с участием обвиняемого в период его содержания под стражей следственных и (или) иных процессуальных действий. По сути, интенсивность расследования и реальная потребность в производстве определенных следственных действий становятся обязательными условиями продления срока содержания под стражу. При наличии задержек в расследовании, «потере интереса» следствия к обвиняемому, находящемуся под стражей, защита получает дополнительный правовой аргумент, позволяющий возражать против продления срока содержания доверителя под стражей.

По его словам, «принятый закон концептуально соответствует позиции ФПА РФ, изложенной в соответствующем заключении. Вместе с тем ФПА РФ предлагала ввести в УПК РФ нормы, императивно запрещающие продление срока содержания под стражей в случае установления необоснованных задержек производства по делу. Поправки предусматривают более “мягкий” вариант – диспозитивную норму, дающую суду возможность отказать в таком продлении».

Поделиться