Лента новостей

17 октября 2019 г.
Резонансное дело дошло до суда
В Санкт-Петербурге суд начал рассмотрение уголовного дела в отношении адвоката Лидии Голодович по существу
17 октября 2019 г.
Современное состояние и перспективы развития медиации
В Российской академии адвокатуры и нотариата прошел круглый стол «Международный опыт интеграции медиации», организатором которого выступил Институт медиации РААН
17 октября 2019 г.
Цифровизация интеллектуальной собственности
Член Совета ФПА РФ Елена Авакян вошла в состав вновь созданного Комитета по интеллектуальной собственности при Российском союзе промышленников и предпринимателей

Мнения

Денис Сараев
11 октября 2019 г.
Консультации «до последнего нуждающегося»
Об участии молодых адвокатов в «Правовом марафоне для пенсионеров» и оказании помощи на условиях pro bono

Интервью

В московских судах появятся специальные кабинеты для адвокатов
1 октября 2019 г.
Егор Игнащенко
В московских судах появятся специальные кабинеты для адвокатов
Интервью РАПСИ дал и.о. начальника Управления Судебного департамента в г. Москве Егор Игнащенко

Уточнены условия продления срока нахождения бизнесменов под стражей

26 июля 2019 г. 12:37

Госдума приняла в третьем чтении концептуально соответствующие позиции ФПА РФ поправки в УПК, уточняющие порядок заключения предпринимателей под стражу и основания его продления


23 июля Государственная Дума ФС РФ приняла закон (законопроект № 280281-7), которым вносятся изменения в ст. 108 и 109 УПК РФ в части уточнения сроков содержания под стражей и порядка их продления для предпринимателей. Советник ФПА РФ Сергей Насонов положительно оценил принятый закон, поскольку он устанавливает зависимость между решением суда о продлении срока содержания обвиняемого под стражей и степенью интенсивности расследования уголовного дела.

Согласно новому закону, в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ указано, что заключение под стражу в определенных случаях «не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 частями первой – четвертой, 1591 – 1593, 1595, 1596, 160, 165 и 201 Уголовного кодекса Российской Федерации, если эти преступления совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности».

В ст. 109 УПК РФ закреплено, что содержание под стражей может быть продлено судом на срок, который «должен определяться исходя из объема следственных и иных процессуальных действий», причем следует указать «причины, по которым эти действия не были произведены в установленные ранее сроки содержания обвиняемого под стражей». Суд может установить «срок, необходимый для окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела», направления последнего прокурору с обвинительным заключением (актом, постановлением) или постановлением о направлении дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, «а также для принятия прокурором и судом решений по поступившему уголовному делу», за исключением случая, предусмотренного ч. 6 данной статьи.

Суд вправе продлить содержание под стражей на меньший срок, чем указано в постановлении о возбуждении ходатайства, если посчитает его достаточным для выполнения объема следственных и иных процессуальных действий, приведенных в этом постановлении. Продление срока содержания под стражей в случае, предусмотренном ч. 7 настоящей статьи, допускается каждый раз не более чем на 3 месяца.

Суд также вправе отказать в удовлетворении ходатайства следователя и освободить обвиняемого из-под стражи. При отказе в удовлетворении ходатайства о продлении срока стражи судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 Кодекса, избрать в отношении обвиняемого меру пресечения в виде запрета определенных действий, залога или домашнего ареста.

Направляя в Государственную Думу ФС РФ письмо с изложением своей правовой позиции по данному законопроекту, Федеральная палата адвокатов предложила скорректировать предложенные ВС РФ поправки, усилив гарантии, обеспечивающие запрет продления срока содержания под стражей, в случае если по уголовному делу имеет место неэффективная организация расследования. Важнейшим критерием, определяющим разумные пределы содержания обвиняемого под стражей, ФПА РФ назвала должную активность органов предварительного расследования по проведению следственных и (или) иных процессуальных действий в отношении лица, содержащегося под стражей.

«Длительный отказ от проведения с участием обвиняемого в период его содержания под стражей следственных и (или) иных процессуальных действий обессмысливает само продление его срока содержания под стражей, трансформирует примененную меру уголовно-процессуального принуждения в разновидность наказания в отношении лица, еще не признанного виновным», – указывалось в правовой позиции ФПА РФ.

С учетом некоторых замечаний ФПА РФ ко второму чтению проект закона претерпел заметные изменения, которые в большей степени затрагивают предложенные поправки в ст. 109 УПК РФ.

Формулировку «суд может продлить срок содержания под стражей на срок, необходимый для окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, направления уголовного дела прокурору с обвинительным заключением…» вице-президент АП Ленинградской области Денис Лактионов расценил как дающую возможность сокращения срока следствия, поскольку его продление возможно может только для завершения процесса предварительного расследования после окончания выполнения всех следственных действий.

«Принятый закон может быть оценен только положительно, поскольку он устанавливает зависимость между решением суда о продлении срока содержания обвиняемого под стражей и степенью интенсивности расследования уголовного дела, определяемой наличием или отсутствием необоснованных задержек производства с участием обвиняемого в период его содержания под стражей следственных и (или) иных процессуальных действий. По сути, интенсивность расследования и реальная потребность в производстве определенных следственных действий становятся обязательными условиями продления срока содержания под стражу. При наличии задержек в расследовании, «потере интереса» следствия к обвиняемому, находящемуся под стражей, защита получает дополнительный правовой аргумент, позволяющий возражать против продления срока содержания доверителя под стражей», – считает советник ФПА РФ Сергей Насонов.

По его словам, «принятый закон, концептуально, соответствует позиции ФПА РФ, изложенной в соответствующем заключении. Вместе с тем подход ФПА РФ состоял в необходимости еще большего усиления указанных процессуальных гарантий, что обеспечивалось введением в УПК РФ нормы, императивно запрещающей продление срока содержание под стражей в случае установления необоснованных задержек производства по делу. Поправки предусматривают более «мягкий» вариант – диспозитивную норму, дающую суду возможность отказать в таком продлении».

Поделиться