Лента новостей

26 апреля 2019 г.
Моральный вред поставят на материальную основу
Судам будет труднее занижать суммы компенсаций за ущерб здоровью и жизни
22 апреля 2019 г.
Минюст России не отказался от Концепции
Ведомство по-прежнему видит адвокатуру площадкой для объединения всех лиц, оказывающих квалифицированную юридическую помощь
19 апреля 2019 г.
Молдавия подпишет совместную Хартию адвокатских принципов юристов СНГ
Об этом стало известно на IX Всероссийском съезде адвокатов

Мнения

Всего три года…
Об истории организации конференции «Традиции и новации в адвокатуре»

Интервью

О Вестнике ФПА РФ
18 апреля 2019 г.
Геннадий Шаров
О Вестнике ФПА РФ
Интервью у Геннадия Шарова берет руководитель Департамента информационного обеспечения ФПА РФ Мария Петелина

За железной дверью

23 марта 2018 г. 11:52

Влияет ли городская архитектура на уровень преступности?


В рамках XV Международной научно-практической конференции «Ковалевские чтения» состоялась панельная дискуссия «Архитектурное пространство: криминологический аспект». Есть ли прямая связь между стилистикой архитектуры городской среды и уровнем преступности? На эту тему рассуждал вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Геннадий Шаров.

В работах по криминологическим аспектам в архитектуре часто приводится такой пример заботы власти о гражданах. В одном из жилых районов Лондона, где особенности застройки – узкие улочки, тупики, закоулки, проходные дворы – затрудняли действия полиции, уровень преступности был весьма высок. Но вместо того чтобы позаботиться о занятости, социальной защищенности людей, власти приняли решение снести несколько домов, кое-что перепланировали, а жителям выделили по 1 тыс. фунтов стерлингов целевых денег, которые можно было истратить только на покупку железной двери, оконных решеток и охранной сигнализации.

Другой пример: в начале 1990-х мне довелось посетить адвокатскую контору президента адвокатуры Техаса тех лет, расположенную в небольшом городке на востоке штата. Меня удивил интерьер кабинета: на стенах фото владельцев конторы, их регалии, а над рабочим столом, местом, где в свое время у нас обычно висели портреты вождей, была прикреплена блестящая кирка – крепкий строительный инструмент. Меня заинтересовало, что она там делает. Оказалось, этой киркой владелец конторы положил начало новой тюрьме в городке, что воспринималось жителями как большое благо. За это его уважали ничуть не меньше, чем за адвокатскую деятельность. Потому что тюрьма давала новые рабочие места. Приток приезжих рос и давал возможность заработать, поднять уровень жизни.

И трудно сказать, что гуманнее: новая тюрьма или помощь населению на железные двери и решетки. Потенциальные правонарушители при решетках и заборах не перевелись, не переквалифицировались в управдомы, они просто поменяли ареал обитания и продолжили свои асоциальные действия в других районах.

Решетки, конечно, – не атрибут жилища. Это атрибут тюрьмы. Но, надо сказать, прогресс наметился. Мне довелось посетить норвежские тюрьмы – впервые я там был давно, 30 лет назад. Впечатлило! В 1990 г., когда террориста Андерса Брейвика, убившего 77 человек и ранившего 242, приговорили к 21 году тюрьмы, ему создали условия лучше, чем у большинства населения планеты. Содержание его в тюрьме обходится налогоплательщикам больше чем в 500 тыс. евро в год, в его распоряжении находится три комнаты – не одна, а спальня, кабинет с ноутбуком, тренажерный зал с беговой дорожкой. Раз в неделю в течение часа Брейвику разрешено принимать посетителей. Плюс переписка, пользование интернетом – хоть и под присмотром охранника. Ежедневно он получает 8 евро на покупку в магазине свежих овощей и фруктов. Но Брейвик недоволен – еда из холодильника очень холодная, масло на хлеб сложно намазывать. Бриться и чистить зубы приходится под присмотром охранника – это же ужас! Авторучка натерла палец – неудобная какая! Надо полагать, если устранить эти замечания, процесс перевоспитания пойдет быстрее, и Брейвик скорее выйдет на свободу. Но неужели мы к этому идеалу стремимся?

У нас тоже есть такие «положительные» примеры. У меня вызвало улыбку посещение красноярской колонии: после всех ограждений и колючей проволоки, вышек, постов охраны натыкаешься на громадную надпись «Кафе “Уют”». Вероятно, это придумал специалист по архитектурной криминологии. И если сиделец колонии посетит кафе «Уют», то перевоспитается и пойдет на свободу с чистой совестью.

Есть ли прямая причинная связь между стилистикой архитектуры или такой очевидной связи нет, науке доподлинно неизвестно.

Заборами и решетками можно создать оазис безопасности, красоты и благоденствия, но это не решает проблемы преступности, а просто перемещает и вытесняет ее из одного района в другой.

Снижение криминализации и повышение комфорта городской среды зависит от множества факторов – от уровня благосостояния граждан, их социальной защищенности и пр. А с другой стороны – от уровня культуры, морали населения, а вовсе не от этажности жилых домов. У нас любят писать, что каменные джунгли влияют на концентрацию преступности. Но в Москве построили «Москва Сити», где здания больше самых высоких европейских небоскребов, и квартиры там имеют очень состоятельные люди. А убогие дома социального жилья строят такими из-за их дешевизны, и квартиры в них люди выбирают вынужденно – из-за отсутствия средств на что-то лучшее.

Архитекторы шутят: если человек всю жизнь строил бараки, и его попросят возвести дворец, он построит большой барак. Так что уровень архитектурных произведений зависит не от знаний криминологии и даже не всегда от бюджета. Мне представляется, что дело в грамотном техзадании на проектирование, уровне культуры и профессионализма архитектора.

Источник: http://ekb.dk.ru/news/vryad-li-pamyatnik-prostitutke-na-eto-povliyal-chto-delaet-zastroyku-bezopasnoy-mnenie-237100974

Поделиться