Лента новостей

14 мая 2021 г.
Необходимо широко информировать граждан об их правах на БЮП
Глава Минюста России Константин Чуйченко предложил меры по повышению эффективности бесплатной юридической помощи
14 мая 2021 г.
Применим ли Кодекс европейских юристов к их российским коллегам?
С 10 по 14 мая в столице Великобритании прошла Лондонская неделя международных споров
14 мая 2021 г.
Как эксперты изучают содержание сознания человека
Участникам вебинара ФПА РФ дали практические рекомендации по оспариванию показаний, полученных с помощью психологического воздействия на доверителя

Мнения

Сергей Макаров
14 мая 2021 г.
Уважение других к нам невозможно без самоуважения
Размышления о прочитанном и об адвокатском знаке

Интервью

Наша общая цель – независимость адвокатуры
15 апреля 2021 г.
Иван Казаков
Наша общая цель – независимость адвокатуры
Именно совместными усилиями и единой позицией адвокатских палат России и ФПА РФ можно достичь необходимых результатов

Каждое нарушение прав адвокатов должно рассматриваться как чрезвычайное происшествие

1 декабря 2020 г. 20:46

На XVI конференции ФПА РФ «Адвокатура. Государство. Общество» обсудили вопросы защиты профессиональных прав адвокатов


Тема второй секции XVI ежегодной конференции ФПА РФ «Адвокатура. Государство. Общество» – «Актуальные вопросы адвокатуры на современном этапе». В мероприятии, которое проходило в дистанционном формате на платформе Zoom, приняли участие представители Федеральной палаты адвокатов РФ, адвокатских палат регионов, адвокаты. Конференция открылась выступлением президента Федеральной палаты адвокатов РФ Юрия Пилипенко. Вице-президент ФПА РФ, председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, первый вице-президент АП г. Москвы Генри Резник посвятил свое выступление работе возглавляемой им Комиссии. В частности, защиту по делу адвоката АП КБР Дианы Ципиновой он назвал высокопрофессиональной, исключительно добросовестной работой, которая приносит свои плоды.

Генри Резник разделил все нарушения прав адвокатов на нарушения их процессуальных прав и неосновательное преследование адвокатов, которое связано с их профессиональной деятельностью. Первую группу нарушений, по его мнению, можно решить путем внесения соответствующих изменений в законодательство. Так, внесенные в 2017 г. поправки в ст. 56 УПК РФ позволили почти полностью прекратить распространенную ранее практику необоснованных вызовов адвокатов на допрос в качестве свидетелей.

Читайте также:
Работы стало больше
Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко открыл вторую часть конференции «Адвокатура. Государство. Общество»

В то же время спикер призвал коллег разумно подходить к ситуациям, когда они стали свидетелями преступления. Если сведения, которыми обладает адвокат, не имеют отношения к его профессиональной деятельности, нет оснований упорствовать, отказываясь от допроса в качестве свидетеля. Но даже в случаях, когда эти сведения касаются профессиональной деятельности, к решению не являться на допрос надо подходить взвешенно. Генри Резник привел пример такой ситуации, когда многократный отказ адвоката от допроса в качестве свидетеля обернулся для него привлечением в качестве подозреваемого. «Когда в отношении адвоката подал заявление его клиент, какой-то посредник, который участвовал в заключении соглашения, в таком случае адвокат вправе дать показания в качестве свидетеля для своей защиты», – пояснил председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов.

По данным возглавляемой Генри Резником Комиссии, количество обысков в отношении адвокатов также уменьшается. По прогнозам, оно не превысит в текущем году и 25 случаев на всю страну. В постановлениях о проведении обыска суды, как правило, не указывают, какие предметы подлежат установлению и изъятию, в результате чего нередко изымаются адвокатские досье, которые не имеют отношения к делу, в рамках которого у адвоката проводится обыск. Для борьбы с такими нарушениями большими полномочиями обладают адвокатские палаты регионов, пояснил спикер. Он напомнил, что УПК РФ предусматривает обязательное участие представителя адвокатской палаты при обыске у адвоката, и призвал обжаловать постановления суда о проведении обыска. По его словам, уже есть успешные примеры обжалования, когда вышестоящими судами были отменены постановления суда первой инстанции и зафиксированы нарушения, допущенные при производстве обыска.

«Принцип, по которому должны действовать комиссии по защите прав адвокатов, президенты и советы региональных палат один: нет обращения по своей инициативе – вмешиваться в эти сюжеты с привлечением к уголовной ответственности адвокатов мы не вправе», – подчеркнул вице-президент ФПА РФ. В противном случае, пояснил он, это может причинить вред адвокату.

По словам Генри Резника, сейчас правоохранительными органами отрабатываются новые способы привлечения адвокатов к уголовной ответственности. Один из них – когда адвокату вменяется в вину якобы завышенный гонорар. Этот способ нашел отражение, например, в деле адвоката АП Московской области, председателя МКА «Межрегион» Сергея Юрьева, который обратился за поддержкой в адвокатскую палату. (В связи с делом Юрьева Совет ФПА РФ заявил решительный протест против попыток ревизии одного из основных принципов гражданского права – принципа свободы договора и преследований на этой основе адвокатов, которые честно, разумно и добросовестно исполняют свои профессиональные обязанности; а Комиссия Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов подготовила специальное заключение, в котором подчеркивается принцип свободы договора между адвокатом и доверителем при определении размеров оплаты юридической помощи. – Прим. ред.)

Опасность вице-президент ФПА РФ видит и в использовании ст. 294 УК РФ (воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования) для привлечения адвокатов к уголовной ответственности. Если прежде считалось, что состав этого преступления образует только непосредственное воздействие на судей и прокуроров, то теперь уголовное дело по указанной статье могут возбудить, например, и за уничтожение доказательств.

Дела, которые оцениваются как знаковые, могут сказаться на практике привлечения адвокатов к ответственности, затрагивают проблемы, значимые для института адвокатуры, ФПА РФ и Комиссия Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов берут на контроль, заверил Генри Резник. Меры поддержки могут быть разными: от заявлений Совета ФПА РФ и заключений Комиссии до оказания помощи в осуществлении защиты.

В частности, по делу адвоката АП КБР Дианы Ципиновой ФПА РФ сочла необходимым включение представителя Федеральной палаты адвокатов РФ – советника ФПА РФ Нвера Гаспаряна непосредственно в защиту. «Я просто могу порадоваться за нашего коллегу, потому что это высокопрофессиональная, исключительно добросовестная работа и она приносит свои плоды», – сказал Генри Резник, перечислив основные успехи защиты по делу адвоката Дианы Ципиновой.

По мнению Генри Резника, в настоящее время созрели условия для того, чтобы каждое нарушение прав адвокатов рассматривалось как чрезвычайное происшествие.

«Я полагаю, мы выполняем в нашей Комиссии по защите прав адвокатов ту миссию, которая на нас возложена», – завершил свою речь вице-президент ФПА РФ.

Читайте также:
Плюсы и минусы цифровизации
На совместной секции XVI ежегодной конференции ФПА РФ «Адвокатура. Государство. Общество» и XVIII Международной научно-практической конференции «Кутафинские чтения» поставлены концептуальные вопросы, связанные с внедрением цифровых технологий

* * *

Советник ФПА РФ, член Совета АП Ставропольского края Нвер Гаспарян подробно рассказал о защите по уголовному делу в отношении адвоката АП КБР Дианы Ципиновой. Он обратил внимание, что в новейшей истории российской адвокатуры этот случай – вопиющий. Диану Ципинову не пускали в отдел полиции УВД Урванского района Кабардино-Балкарской Республики, когда она вместе с двумя коллегами в ночное время пыталась попасть к своему подзащитному, а затем к ней и двум другим женщинам-адвокатам применили насилие. В результате Диане Ципиновой были нанесены телесные повреждения средней тяжести, а ее коллегам – побои. Затем она была задержана, закована в наручники и находилась в УВД без составления протокола до прибытия сотрудников УСБ КБР. Впоследствии в отношении Дианы Ципиновой было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 318 УК РФ (применение в отношении представителя власти насилия, не опасного для жизни и здоровья).

Нвер Гаспарян сообщил, что следователь и прокурор требовали избрания в отношении Дианы Ципиновой меры пресечения в виде заключения под стражу, однако защите удалось добиться применения более мягкой меры – в виде запрета определенных действий, которая в дальнейшем была обжалована и отменена. Кроме того, Верховный Суд КБР признал незаконным постановление районного суда, которым Диана Ципинова была привлечена к административной ответственности.

Как рассказал Нвер Гаспарян, благодаря приложенным им и его коллегами усилиям уголовное дело было изъято из производства Следственного управления КБР и передано в Главное следственное управление Северо-Кавказского федерального округа. Однако, по его словам, надежда на объективное и справедливое рассмотрение уголовного дела в другом следственном органе практически утрачена, поскольку все подаваемые жалобы остаются без рассмотрения. «Следует понимать, что красной нитью по данному делу проходит не противостояние адвокатов и правоохранителей, а обеспечение осуществления права на получение квалифицированной юридической помощи и права на осуществление профессиональной деятельности адвоката, которое было поставлено под угрозу», – подчеркнул Нвер Гаспарян.

По его мнению, необходимы более существенные усилия адвокатского сообщества, для того чтобы обратить внимание руководства Следственного комитета России и руководства Генеральной прокуратуры на то, что в действиях северокавказских следственных органов нет объективности. «Если допустить осуждение Дианы Ципиновой, то завтра любой сотрудник полиции может счесть возможным применять насилие в отношении адвокатов. Такой тенденции мы не должны допустить», – сказал Нвер Гаспарян. По его словам, для того чтобы добиться прекращения данного уголовного дела, необходима помощь всего адвокатского сообщества.

* * *

Вопросы защиты прав адвокатов в своем выступлении затронул также директор Института адвокатуры АП Республики Башкортостан Айдар Хазиев, отметив, что опыт работы федеральным судьей, прокурором дает ему возможность подойти к обсуждаемым вопросам и с другой стороны. «Было сказано, что нет объективности в Северо-Кавказском регионе. По-моему, ее нет в целом. Об этом говорит в том числе статистика Верховного Суда РФ по оправдательным приговорам по итогам 2018 г. – 0,5%, – заметил он. – Хотелось бы надеяться, что со временем у нас будет, как у англичан, – хочешь стать судьей, научись сначала защищать права граждан. Это отражает отношение государства к институту адвокатуры. Но многое зависит и от нас самих».

Айдар Хазиев согласился с мнением Генри Резника, что каждое нарушение прав адвоката должно восприниматься как чрезвычайное происшествие, добавив, что такие нарушения, к сожалению, есть и в Республике Башкортостан (например, незаконный обыск у адвоката, вызов адвоката на допрос в качестве свидетеля). Однако при этом, по его словам, «нужно понимать и другую сторону. Так, необходимо выстраивать нормальные взаимоотношения с прокуратурой и судом. В случае, например, очевидности вины доверителя, когда, так сказать, «поймали за руку», пытаться доказывать, что это не рука доверителя, наверное, не совсем правильно и даже незаконно. В таких случаях больше вреда причиняется нашим доверителям».

Сергей Гусев, Светлана Рогоцкая, Анна Стороженко


Поделиться