Лента новостей

25 ноября 2020 г.
Где разумная грань между личными правами и общественным интересом
25 ноября состоялась научно-практическая конференция «Защита прав человека в условиях распространения новой коронавирусной инфекции: теория и практика»
25 ноября 2020 г.
Механика адаптации к новой реальности
28 ноября на VIII Общероссийском гражданском форуме рассмотрят предложения по эффективной работе и взаимодействию в период пандемии коронавируса
25 ноября 2020 г.
Отказ в свидании с подзащитным – явление системное
Свердловский областной суд указал, что ограничение свиданий с осужденными в период пандемии не распространяется на адвокатов

Мнения

Александр Классен
25 ноября 2020 г.
Узкопрофессиональная компетенция и широкая душа
Об адвокате, для которой медицинская проблематика в юриспруденции приобрела первостепенное значение

Интервью

Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
25 ноября 2020 г.
Николай Кипнис
Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
Постоянно ускоряющаяся динамика изменений в законодательстве требует от каждого адвоката больших усилий и временных затрат на повышение квалификации

Грубо нарушены принципы уголовного судопроизводства

2 октября 2020 г. 13:34

Мосгорсуд продлил содержание под стражей адвокатов Александра Сливко и Дины Кибец на срок свыше года


28 сентября судья Московского городского суда Сергей Подопригоров продлил срок содержания под стражей адвокатов Александра Сливко и Дины Кибец до 30 декабря 2020 г. (постановление имеется у «АГ»). Их защитники уже подали апелляционные жалобы. Адвокат Александра Сливко Денис Кобелев убежден, что мера пресечения продлена исключительно из-за тяжести вменяемого деяния. Защитник Дины Кибец Сергей Смирнов рассказал «АГ», что по неизвестным причинам следствие уже в который раз не представляет суду подтверждение факта перечисления денег со счета «Аэрофлот» на счет коллегии Сливко и Кибец, которые якобы совершили хищение. Напомним, Александра Сливко защищает адвокат АП г. Москвы Денис Кобелев, а Дину Кибец – адвокаты АП г. Москвы Сергей Смирнов и Илья Лебедев.

Обвинение в мошенничестве

Как ранее сообщалось, адвокатов КАМО «Консорс» Александра Сливко и Дину Кибец обвиняют в том, что они совместно с сотрудниками ПАО «Аэрофлот» Владимиром Александровым и Татьяной Давыдовой похитили у этой организации 250 млн руб.

По версии следствия, в 2015–2016 гг. заместитель генерального директора по правовым и имущественным вопросам «Аэрофлота» Владимир Александров, сговорившись с остальными фигурантами, организовал заключение от имени компании договоров на оказание юридических услуг с Александром Сливко и Диной Кибец.

Затем Владимир Александров и Татьяна Давыдова обеспечили перечисление на счета адвокатского образования Александра Сливко и Дины Кибец 250 млн руб. Основанием для оплаты выступили подготовленные акты об оказании услуг, в которых, по мнению следствия, адвокаты указали заведомо недостоверные сведения об объеме юридической помощи. Сторона обвинения исходит из того, что на самом деле все услуги оказывали юристы «Аэрофлота».

Читайте также:
Уголовное преследование адвокатов вызывает оправданную тревогу
АП г. Москвы и АП Московской области считают недопустимым привлечение адвокатов к ответственности за их профессиональную деятельность и оказывают им необходимую помощь

Со 2 октября 2019 г. Дина Кибец, Александр Сливко, Владимир Александров и Татьяна Давыдова содержатся под стражей. 18 августа 2020 г. всем им предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Следователь и прокурор просили продлить срок стражи, а представитель потерпевшего на этом не настаивал

Следователь ГУ по расследованию особо важных дел СК РФ Игорь Ощепков обосновал необходимость продлении срока содержания под стражей до 15 месяцев тем, что:

– необходимо продолжить ознакомление обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела, а также «выполнить иные процессуальные действия, направленные на окончание расследования»;

– каждому из фигурантов дела предъявлено обвинение в совершении тяжкого преступления;

– обвиняемые могут оказать воздействие на свидетелей – заставить тех изменить показания в суде или отказаться от ранее данных показаний;

– Дина Кибец, Александр Сливко и Владимир Александров имеют «профессиональные познания о тактике расследования уголовных дел, формах и методах проведения оперативно-разыскной деятельности, а также профессиональные связи с сотрудниками правоохранительных органов, которые могут быть ими использованы для того, чтобы избежать уголовной ответственности»;

– обвиняемые обладают «значительными финансовыми ресурсами» и могут скрыться от органов предварительного следствия и суда.

Следователь также настаивал на том, что расследование этого уголовного дела представляет особую сложность из-за «значительного количества следственных и процессуальных действий», а также из-за необходимости ознакомления обвиняемых и защитников с большим объемом материалов. Прокурор в судебном заседании ходатайство поддержал, а представитель потерпевшего, напротив, посчитал, что ко всем обвиняемым можно применить более мягкую меру пресечения.

Читайте также:
Имитация правосудия
Адвокаты Александр Сливко и Дина Кибец оставлены под стражей до 1 октября

Суд согласился со следователем и прокурором

Судья Сергей Подопригоров не принял довод защитников о нарушении следователем ч. 5 ст. 109 УПК РФ, согласно которой материалы оконченного расследованием уголовного дела должны быть предъявлены обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей. «Поскольку в уголовном деле участвует несколько обвиняемых, то порядок предоставления им материалов уголовного дела определяется следователем, как и предусмотрено уголовно-процессуальным законодательством», – сказано в постановлении.

Доводы защиты о том, что ознакомление обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела началось тогда, когда ознакомление еще не закончил представитель потерпевшего, по словам Сергея Подопригорова, «не могут послужить достаточным основанием для изменения обвиняемым меры пресечения». По мнению судьи, права обвиняемых этим не нарушены.

Читайте также:
Нарушение права на охрану здоровья
Содержащийся в СИЗО адвокат Александр Сливко рассказал о понуждении его сотрудниками СИЗО к участию в следственном действии, несмотря на перенесенный накануне сердечный приступ

Изучив ходатайство следователя, Сергей Подопригоров пришел к выводу, что сроки содержания под стражей необходимо продлить. Основания, которые ранее учитывались при решении вопроса о мере пресечения, в настоящее время не отпали, а характеризующие обвиняемых данные не изменились, пояснил судья.

Примечательно, что, по его мнению, наличие у Дины Кибец и Александра Сливко статуса адвоката само по себе говорит о том, что они «осведомлены о методах и формах проведения оперативно-разыскных мероприятий, имеют соответствующие связи, чем могут воспользоваться». В тексте постановления также упоминается о том, что ранее Александр Сливко «привлекался к уголовной ответственности за воспрепятствование осуществлению правосудия и производства предварительного расследования». Этот факт Сергей Подопригоров расценил как обстоятельство, отрицательно характеризующее адвоката.

Вместе с тем защитник Денис Кобелев пояснил «АГ», что речь идет о приговоре, который вступил в силу в 2014 г. Тогда за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 294 УК РФ, суд назначил Александру Сливко 40 тыс. руб. штрафа в качестве основного наказания, в то время как санкция данной нормы позволяла избрать обязательные работы или более высокий штраф – в размере дохода за шесть месяцев. В настоящий момент судимость Александра Сливко погашена, подчеркнул Денис Кобелев, что, однако, не помешало судье обратить на нее внимание.

В постановлении Сергей Подопригоров также указал: «Доводы защиты об отсутствии у обвиняемых заграничного паспорта вовсе являются беспредметными, поскольку само по себе наличие у обвиняемого заграничного паспорта, равно как и любого другого удостоверяющего личность документа, не находится в безусловной взаимосвязи с его намерением и возможностью скрыться от правосудия». Вероятно, речь идет о том, что, по мнению судьи, обвиняемые могут покинуть Россию вне зависимости от наличия необходимых для законного пересечения границы документов.

Еще одна цитата: «Несмотря на то что расследование уголовного дела фактически завершено, итоговое решение по нему не принято, и это обстоятельство не является столь существенным и не может повлиять на выводы суда о необходимости удовлетворения ходатайств следователя». Судя по всему, имеется в виду, что фактическое окончание расследования не имеет значения для принятия решения относительно продления меры пресечения.

По мнению Сергея Подопригорова, лишь заключение под стражу сможет обеспечить «интересы правосудия» и надлежащее участие обвиняемых в уголовном судопроизводстве. Поскольку фигуранты дела, по мнению судьи, могут «скрыться от суда и следствия и воспрепятствовать производству по делу», он продлил сроки содержания их под стражей до 30 декабря 2020 г. К тому моменту Дина Кибец, Александр Сливко, Владимир Александров и Татьяна Давыдова пробудут в СИЗО почти 15 месяцев.

Апелляционная жалоба защитника Александра Сливко

В своей апелляционной жалобе (имеется у «АГ») Денис Кобелев обратил внимание на то, что следователь неоднократно мотивировал ходатайства о продлении срока содержания под стражей необходимостью выполнения следственных действий, о которых уже говорилось в предыдущих аналогичных ходатайствах. При этом причины, по которым не были произведены действия, указанные в предыдущих продлениях, в последнем судебном заседании не выяснялись, что является существенным нарушением УПК РФ, считает защитник. «Кроме того, постановления о продлении срока следствия до 12 и до 15 месяцев хотя и подписаны разными должностными лицами, и объем указанных в них выполненных следственных и процессуальных действий различен, но вынесены они в один день – 24 августа 2020 г.», – пояснил Денис Кобелев «АГ».

Второй момент, на котором он акцентировал внимание, – прямое нарушение ст. 217 УПК РФ. Адвокат рассказал «АГ», что, согласно ходатайству следователя, материалы уголовного дела были предъявлены Александру Сливко 26 августа 2020 г., то есть с соблюдением 30-суточного срока. «Однако из материалов дела усматривается, что требования ст. 216 УПК об ознакомлении потерпевшего были выполнены лишь в 19 часов 59 минут 30 августа. Выполнение требований ст. 217 УПК раньше указанного времени начаться не могло. Защита просто не смогла бы увидеть все материалы уголовного дела, потому что в них не было как минимум протокола ознакомления потерпевшего с материалами уголовного дела», – отметил Денис Кобелев.

По его словам, фактически ознакомление Александра Сливко с материалами уголовного дела в присутствии избранного им защитника началось лишь 4 сентября, то есть менее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания его под стражей. «Суд не имел законного основания удовлетворять ходатайство следствия о продлении срока содержания под стражей на срок свыше 12 месяцев», – подчеркнул Денис Кобелев.

Третий аргумент защитника – отсутствие оснований для продления срока содержания под стражей. В частности, в материалах, представленных следователем в суд, нет никаких доказательств того, что Александр Сливко планирует или планировал скрыться, может продолжить заниматься преступной деятельностью либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, указал Денис Кобелев. «Мера пресечения в виде заключения под стражей продлена исключительно по причине тяжести инкриминируемого преступления, что недопустимо», – подчеркнул защитник в разговоре с «АГ».

Кроме того, по его мнению, нарушены требования ч. 3 и 4 ст. 15, ст. 244 УПК РФ. «Суд первой инстанции принял решение прообвинительным образом, не обеспечил предусмотренные уголовно-процессуальным законом состязательность и равноправие сторон в уголовном процессе», – считает защитник. Он также напомнил, что в каждом решении об избрании или продлении меры пресечения в виде заключения под стражу должно быть указано, почему в отношении лица не может быть применена более мягкая мера пресечения: «Должны содержаться представленные следователем доказательства, подтверждающие это, а также оценка судом указанных обстоятельств и доказательств с изложением мотивов принятого решения».

Указанную жалобу Денис Кобелев подал в Первый апелляционный суд общей юрисдикции через Мосгорсуд 1 октября.

Апелляционная жалоба защитника Дины Кибец

Защитник Дины Кибец Сергей Смирнов обратился в Первый апелляционный суд немного раньше – его жалоба была передана через Мосгорсуд 30 сентября (документ имеется у «АГ»).

Защитник настаивает, что судья Мосгорсуда грубо нарушил принципы уголовного судопроизводства, не мотивировал необходимость продления самой строгой из существующих мер пресечения и невозможность применения к Дине Кибец залога или запрета совершения определенных действий, а также не привел никаких доказательств, подтверждающих причастность обвиняемой к преступлению.

Сергей Смирнов заявил о том же нарушении, о котором в отношении Александра Сливко говорит Денис Кобелев: «Фактически ознакомление Кибец Д.С. с материалами уголовного дела началось 2 сентября 2020 года, то есть позже предельного 30-суточного срока, установленного ч. 5 ст. 109 УПК РФ». Этот факт, по мнению адвоката, является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении ходатайства о продлении меры пресечения на срок свыше года. «Мы обращали внимание Мосгорсуда на это, но он наши доводы не оценил и не привел конкретные мотивы, по которым их отверг», – пояснил «АГ» Сергей Смирнов.

Защитник также рассказал, что он и его коллега Илья Лебедев, также защищающий Дину Кибец, не были надлежащим образом уведомлены о том, что 28 августа 2020 г. следствие намерено предъявить их доверительнице материалы уголовного дела для ознакомления: «Уведомления нам направили по почте 24 августа, а получили мы их только в начале сентября. При этом 28 августа Дине предъявили материалы дела в присутствии адвоката по назначению». Об этом защитники также говорили при продлении срока содержания под стражей в первой инстанции, но судья Мосгорсуда нарушения прав Дины Кибец не увидел.

Кроме того, следователь не представил никаких доказательств наличия у обвиняемой «значительного материального ресурса», подчеркнул Сергей Смирнов. По его словам, у его доверительницы нет средств, которые позволят уехать из России и жить за рубежом. Защитник в очередной раз напомнил, что Дина Кибец не может покинуть страну еще и потому, что в Москве находится ее пожилая мать, инвалид второй группы, которую Дина Кибец фактически содержит.

Адвокат также акцентировал внимание апелляции на том, что Дина Кибец, вопреки выводам судьи первой инстанции, не разбирается в методах и формах проведения ОРМ и не имеет «соответствующих связей», поскольку является специалистом по гражданскому праву.

«Защита по-прежнему полагает, что единственной реальной причиной содержания адвоката Кибец Д.С. под стражей является оказание на нее давления с целью склонить к даче удобных следствию показаний, то есть к самооговору и к оговору иных фигурантов дела, поскольку никаких доказательств якобы имевшего место хищения у следствия нет», – указал в своей жалобе Сергей Смирнов.

Сергей Смирнов о сути обвинения

Адвокат рассказал «АГ», что ни один из приложенных к ходатайству следователя документов не содержит не только доказательств возможной причастности Дины Кибец к вмененному ей хищению, но и самого события хищения. «По неизвестным причинам следствие уже в который раз не представляет в судебное заседание подтверждения фактического перечисления денежных средств со счета ПАО “Аэрофлот” на счет коллегии адвокатов, в которой состоит моя доверительница».

По мнению Сергея Смирнова, следователь, выходя в суд с ходатайством о продлении меры пресечения Дине Кибец, должен привести убедительные доказательства как минимум того, что:

– обвиняемая получила деньги от «Аэрофлота»;

– договоры, заключенные между Кибец и «Аэрофлотом», фиктивны, и на самом деле Дина Кибец не оказывала компании юридические услуги.

«Ни того, ни другого сделано не было. Представленные следствием в суд в обоснование ходатайства материалы вообще не содержат сведений о перечислении денежных средств по заключенным договорам, что не позволяет говорить даже о наличии события преступления, не говоря уже о причастности к нему тех или иных лиц. Произвольной и ничем не подтвержденной выглядит декларируемая следствием сумма хищения», – утверждает Сергей Смирнов.

В качестве примера он привел более 10 дел, в которых его доверительница представляла интересы «Аэрофлота»: А40-204773/2015, А56-75891/2015, А40-193697/2015, А40-172201/2016, А56-36217/2017, А56-79859/2016, А56-59752/2016, А40-129170/2016, А40-192161/2016, А40-193947/2016, А40-37959/2016, А40-209526/2015. И это, по словам Сергея Смирнова, далеко не весь список.

«Суммарный экономический эффект для ПАО “Аэрофлот” в результате оказания адвокатом Диной Кибец юридических услуг, по уточненным данным защиты, составил более 30 млрд рублей. Этот наш довод, как и все прочие, Мосгорсуд при продлении срока содержания под стражей просто проигнорировал», – рассказал «АГ» Сергей Смирнов. При этом, по его словам, все свидетели, протоколы допроса которых представлены следствием в суд, дают показания о том, что Дина Кибец на самом деле оказывала юридическую помощь по заключенным с «Аэрофлотом» договорам.

Екатерина Коробка

Поделиться