Лента новостей

20 мая 2022 г.
Обстоятельства отказа от защиты
В Подмосковье завершилась научно-практическая конференция «20 лет Федеральному закону “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”: история и современность»
20 мая 2022 г.
Закон об адвокатской деятельности обеспечивает единство адвокатуры
Адвокатура способна самостоятельно самоочищаться от людей, позорящих великое звание адвоката
20 мая 2022 г.
Золотой век российской адвокатуры
20 мая состоялась научно-практическая конференция «20 лет Федеральному закону “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”: история и современность»

Мнения

Булат Юмадилов
17 мая 2022 г.
Призвание во благо служения людям
Об участии адвокатов Республики Башкортостан в оказании бесплатной юридической помощи

Интервью

Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
20 мая 2022 г.
Юрий Пилипенко
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
Благодаря Закону об адвокатской деятельности соблюден баланс между интересами адвокатуры и общефедеральными ценностями

Благодаря поправкам в ст. 109 УПК

6 сентября 2019 г. 17:28

Защита добилась освобождения обвиняемого из-под стражи из-за волокиты следствия


Как сообщает «АГ», отказав в продлении меры пресечения, суд отметил, что предыдущие ходатайства обвинение обосновывало необходимостью проведения тех же самых следственных действий, однако в заседании следователь не смог пояснить, почему не выполнил их ранее. Суд пришел к выводу, что в ходе расследования «фактически допущена волокита». Один из защитников отметил, что добиться изменения меры пресечения с заключения под стражу на домашний арест позволили вступившие в силу с 13 августа поправки в ч. 7 ст. 109 УПК РФ, согласно которым в постановлении о возбуждении ходатайства о продлении срока содержания под стражей должны быть изложены сведения о тех следственных действиях, которые были проведены после последнего продления.

5 февраля 2019 г. в отношении Н. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. В тот же день ему было предъявлено обвинение. 6 февраля Тушинский районный суд г. Москвы заключил гражданина под стражу на два месяца, позднее указанный срок неоднократно продлялся.

3 сентября суд рассмотрел очередное ходатайство следствия о продлении срока содержания под стражей. В обоснование своей просьбы обвинение сообщило, что по делу, в частности, необходимо провести очные ставки между обвиняемым и свидетелями, предъявить обвинение в окончательной редакции и допросить последнего в качестве обвиняемого.

В судебном заседании следователь пояснил, что особая сложность в расследовании уголовного дела обусловлена количеством участников уголовного судопроизводства и большим объемом следственных и процессуальных действий, которые проведены.

Н. и его защитники возражали против продления срока содержания под стражей и просили изменить меру пресечения на домашний арест. Защита обратила внимание суда на тот факт, что срок содержания под стражей продлевался уже шесть раз, в общей сложности Н. провел в изоляторе семь месяцев. При этом с конца апреля по данному уголовному делу не проводятся следственные действия.

Как защита указала в своих письменных возражениях (имеются в распоряжении «АГ»), «в соответствующих постановлениях о возбуждении ходатайства перед руководителем следственного органа о продлении срока следствия в качестве оснований указаны запланированные следственные действия, которые с 26 апреля 2019 г. по настоящее время не выполнены». Защита также обращала внимание суда на тот факт, что расследование по данному делу не представляет особой сложности.

Читайте также:
Учтено мнение адвокатуры
В УПК РФ внесены поправки, концептуально соответствующие позиции ФПА РФ

Адвокаты также напомнили, что с 13 августа вступили в силу изменения в ч. 7 ст. 109 УПК РФ, согласно которым в постановлении о возбуждении ходатайства о продлении срока содержания под стражей должны быть изложены сведения о тех следственных действиях, которые были проведены после последнего продления.

В своем постановлении суд отметил, что личность обвиняемого установлена, он является гражданином Российской Федерации, зарегистрирован в России и постоянно проживает на ее территории. Также нет никаких данных о том, что Н. скрывался от следствия, угрожал участникам уголовного судопроизводства, уничтожал доказательства или иным образом препятствовал производству по уголовному делу.

Читайте также:
В целом положительные поправки
Во втором чтении принят законопроект об изменении норм УПК РФ о заключении предпринимателей под стражу

Проанализировав материалы дела, суд пришел к выводу, что в ходе расследования «фактически допущена волокита», поскольку предыдущие ходатайства о продлении обвинение обосновывало теми же следственными и процессуальными действиями, о которых говорит сейчас. При этом следователь в судебном заседании не смог пояснить, по каким причинам указанные действия не были выполнены до сих пор. В связи с этим суд посчитал просьбу следствия необоснованной, отказав в продлении стражи и заменив ее домашним арестом.

Защиту Н. осуществляют адвокаты АБ «Cелютин и партнеры». Как рассказал «АГ» управляющий партнер бюро Александр Селютин, добиться изменения меры пресечения на более мягкую позволили именно недавно вступившие в силу поправки в ст. 109 УПК РФ. «Следователь должен был сообщить суду, какие конкретно следственные действия производились после помещения Н. под стражу. В нашем случае с 26 апреля не было ни одного следственного действия. Инициируя последнее продление, которое в итоге не увенчалось успехом, следователь ссылался на необходимость проведения тех же следственных действий, которыми обосновывал предыдущие продления», – сообщил адвокат.

Александр Селютин отметил, что, поскольку поправки в ст. 109 УПК РФ вступили в силу не так давно, в его практике это первый случай применения новой нормы. Адвокат полагает, что активная реализация этих положений поможет подзащитным в тех случаях, когда сторона обвинения необоснованно ходатайствует о продлении срока содержания под стражей, несмотря на то что такая необходимость связана не с объективными обстоятельствами, а со стандартной бюрократической волокитой.

Поделиться