Лента новостей

27 июля 2022 г.
Нуждается в подтверждении
«Российская газета»: Кассационный суд обязал проверять личности секретных свидетелей
26 июля 2022 г.
Правильная квалификация действий
«Российская газета»: Суд потребовал смягчать наказание за драку, если зачинщиком конфликта был потерпевший
25 июля 2022 г.
Адвокаты воспользуются работой над судебными ошибками
«Независимая газета»: Кассационные инстанции вынуждены исправлять проколы в решениях о заключении под стражу

Мнения

Сергей Насонов
15 августа 2022 г.
Запретная презумпция?
Об абсурдности судейского запрета доведения защитником до присяжных заседателей содержания презумпции невиновности

Интервью

Право призвано сделать жизнь предсказуемой, доступной и безопасной
21 июля 2022 г.
Владимир Плигин
Право призвано сделать жизнь предсказуемой, доступной и безопасной
Рождающиеся правовые нормы должны быть законными и легитимными, не опираясь только на предполагаемый большой объем принуждения

«Возврат смертной казни — это дополнительная моральная и психологическая ответственность на адвокате»

30 декабря 2021 г. 23:06

NEWS.ru: Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко прокомментировал предложение главы Конституционного Суда отменить мораторий на смертную казнь


Председатель Конституционного Суда Валерий Зорькин допускает возрождение в России смертной казни. Об этом он написал в своей книге «Конституционное правосудие: процедура и смысл». По мнению Зорькина, отмена смертной казни стала в свое время уступкой несвойственному отечественному правосознанию пути. Президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко в интервью NEWS.ru объяснил, почему, скорее всего, смертную казнь не отменят, что изменится для адвокатов, если все же мораторий будет снят, а также с чем, по его мнению, на самом деле связано заявление главы Конституционного Суда*.

 

– Что вы думаете насчет размышлений в статье Зорькина?

– Валерий Дмитриевич – очень интересный, думающий человек, который привлекает внимание к своим оригинальным рассуждениям. Недавно он рассуждал о крепостном праве, чем тоже многих удивил. Если говорить о себе, то я – адвокат, человек гуманной профессии и не приветствую отмену моратория. Удивлюсь, если кто-то из моих коллег будет приветствовать. Тем более что это не просто эмоциональное отношение к ценности человеческой жизни. Есть расчеты о том, что наличие смертной казни не снижает преступность. Зато она даже в некотором смысле развращает общество. Странно, что Валерий Дмитриевич не обратил внимания на эти исследования, которые еще никем не были опровергнуты.

– Однако вернуть смертную казнь – это значит выйти из Совета Европы. Разве кто-то будет это делать ради снятия моратория?

– Вы правы насчет Совета Европы. Однако, я думаю, всем очевидно, что сейчас и в последние годы хорошие отношения с Западом для России – не та ценность, за которую мы готовы бороться несмотря ни на что. Об этом говорят все, от президента до рядовых граждан. Тем не менее, думаю, что, выходя с подобными заявлениями, Валерий Дмитриевич просто решил обратить внимание на себя. Живет он в Питере, в здании Сената, и от такой жизни можно заскучать, а сейчас, смотрите, журналисты пишут, звонят, интересуются. При этом он – умный человек и талантливый юрист, со своим видением, на которое имеет право.

– Ничего, кроме разговоров, за заявлением не стоит, получается? Не стоит ожидать какой-то серьезной работы по снятию моратория?

– Хотелось бы в это верить. Есть же пример: когда он заявил о «скрепоностности» крепостного права, его никто не стал восстанавливать. По крайней мере в очевидном варианте. Надеюсь, тут будет так же.

– По вашим словам выходит, что это все просто ради пиара.

– Надеюсь, что так и есть. Валерий Дмитриевич печатает программные статьи каждый год, и все время в них есть какие-то громкие и интересные предложения или размышления. Однако в данном случае, как я уже говорил, хочется, чтобы они только размышлениями и остались. Мы знаем про процент неправильных приговоров по смертной казни, помним нашу историю, как у нас это было.

– В таком случае, как вы считаете, не вредит ли Зорькин репутации суда и юриспруденции, делая заявления, которые ни к чему не приводят?

– Это так кажется с вашей перспективы. Очень многие, наоборот, приветствуют такие заявления, считают, что много похожего нам не хватает. Сейчас настроения такие. Недавняя ликвидация «Мемориала» (Минюст признал организацию иностранным агентом, а суд ликвидировал по иску Генпрокуратуры. – NEWS.ru) в эти настроения вписывается и так далее. При этом, повторюсь, это его точка зрения, на которую он имеет право.

– Вы согласны с Зорькиным, что россияне поддержат снятие моратория?

– Каждый, кто знает нашу историю, понимает, что ценность человеческой жизни – это не самая высокая у нас ценность. К тому же, если не ошибаюсь, социологические опросы говорят, что россияне поддержат возврат смертной казни. Тут даже не стоит сожалеть или ругать кого-то, просто констатировать это как данность. В конце концов, чувство мести – очень привлекательное. Каждый второй фильм – про месть.

– Если смертную казнь вернут, как это изменит работу адвоката?

– Смертная казнь возможна только при суде присяжных, поэтому стоит ожидать, что таких судов будет больше. Я общался с коллегами, которые работали, когда высшей мерой наказания еще была казнь, и они мне рассказывали о том, как их подзащитным выносили такой приговор. Для них это – очень тяжелая история. Возврат смертной казни – это дополнительная моральная и психологическая ответственность на адвокате. Один из коллег мне рассказывал о том, что ему однажды удалось сменить в Верховном суде приговор со смертной казни на 20 или 15 лет. Рассказывал с большой гордостью. Ему уже под 80 лет, но он каждый раз рассказывает эту историю как новую.

* Ввиду того, что редакция сайта News.ru не посчитала нужным согласовать с собеседником текст интервью перед публикацией, в нем есть некоторые досадные неточности. Приносим извинения читателю.

Источник – NEWS.ru.

Поделиться