Лента новостей

20 ноября 2020 г.
В ФПА считают, что полномочий прокуроров сейчас недостаточно
ТАСС: В Совете Федерации ФС РФ проанализировали положение прокурора и адвоката в уголовном процессе
18 ноября 2020 г.
Подготовлен закон о детективной деятельности
«Известия»: Правоохранителей обяжут делиться с частными сыщиками служебной информацией
17 ноября 2020 г.
Зачеркнуть «клетку»
«Российская газета»: Минюст сообщил о постепенном демонтаже «клеток» в судебных залах

Мнения

Александр Классен
25 ноября 2020 г.
Узкопрофессиональная компетенция и широкая душа
Об адвокате, для которой медицинская проблематика в юриспруденции приобрела первостепенное значение

Интервью

Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
25 ноября 2020 г.
Николай Кипнис
Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
Постоянно ускоряющаяся динамика изменений в законодательстве требует от каждого адвоката больших усилий и временных затрат на повышение квалификации

Тайное станет явным

3 ноября 2020 г. 15:34

«Профиль»: Минздрав поделится с полицией информацией о неопознанных пациентах


Больницы будут обязаны сообщать в полицию сведения о неопознанных пациентах, которые не могут рассказать о себе сами. Речь идет, например, о малолетних детях, больных в коме или потерявших память. Сейчас эти данные составляют медицинскую тайну и охраняются законом, поэтому родным таких пациентов приходится наугад обзванивать все больницы. Соответствующий законопроект внесло в Государственную Думу ФС РФ Правительство РФ. В дальнейшем будет создана единая федеральная база данных неизвестных пациентов. Эксперты в целом положительно оценивают поправки. Для того чтобы сделать максимально эффективным поиск пропавших людей, вполне допустимо ограничить врачебную тайну, считает советник ФПА РФ Сергей Макаров. Польза от этого априори больше возможных рисков, подчеркивает он.

Сейчас медики обязаны информировать полицию только о поступлении пациентов, которым причинили вред в результате противоправных действий. Даже если сам пострадавший это скрывает или не может ничего сообщить, так как находится без сознания.

Все остальные случаи подпадают под понятие врачебной тайны, которая охраняется законом. Так, ст. 13 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – Закон № 323-ФЗ) относит к ней сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, а также иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении. Разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, не допускается без согласия гражданина или его законного представителя даже после смерти человека. То есть о смерти пациента, личность которого не установлена, медики также не информируют полицию.

Успех розыска пропавших без вести непосредственно связан с вопросами идентификации, отмечается в пояснительной записке к законопроекту. В настоящее время установить фактическое местонахождение человека можно только путем запроса сведений из медицинской организации. В результате сроки розыска увеличиваются многократно, а для установления обстоятельств исчезновения разыскиваемого привлекаются значительные силы и средства.

По данным МВД, за 2019 г. в полицию поступило более 180 тысяч заявлений о розыске без вести пропавших граждан. Всего с учетом прошлых лет разыскивалось почти 50 тысяч человек (более 163 тысяч нашлись без заведения розыскного дела). В течение года устанавливали личность 15 613 неопознанных трупов. Что же касается установления личности граждан, которые не могли сообщить сведения о себе в силу состояния здоровья, возраста и т.д., то таких в 2019 г. было более 300. За первый квартал 2020 г. – еще свыше 270 человек.

Поправки предлагается внести в Закон № 323-ФЗ.

Причины, по которым пациент оказывается неспособным сообщить данные о своей личности, не ограничиваются потерей сознания, памяти или деменцией, поэтому в законопроекте используется формулировка «пациент, который по состоянию здоровья, возрасту или иным причинам не может сообщить данные о своей личности». Аналогичная уже применяется в законодательстве, в частности, в законах «О полиции», «О биомедицинских клеточных продуктах» и т.п.

Медицинская организация будет обязана информировать органы внутренних дел о пациентах, которые не могут сообщить данные о своей личности, и о тех, кто умер без опознания.

Делиться в меру

Законопроект отчасти разрешает давнее противостояние Минздрава и МВД, которые несколько лет пытались, но так и не смогли договориться о межведомственном взаимодействии в части передачи информации о гражданах.

Так, в прошлом году шла речь о введении системы автоматической передачи данных, касающихся наличия у граждан противопоказаний или ограничений к управлению транспортным средством. Согласно нацпроекту «Безопасные и качественные автомобильные дороги», между ведомствами должна быть организована система обмена такими сведениями до 31 декабря 2024 г.

Однако, по мнению Минздрава, это нарушило бы врачебную тайну. «Право человека на конфиденциальность в обстоятельствах, в которых необходимо особое доверие между врачом и пациентом для правильной постановки диагноза и назначения лечения, является одним из фундаментальных прав в сфере охраны здоровья. При получении различного рода разрешительных документов автоматическое предоставление иным федеральным органам, физическим или юридическим лицам медицинской информации о человеке без его добровольного согласия является недопустимым», – говорится в публикации на сайте ведомства.

До сих пор, пока речь шла об автомобилистах, министерство было непреклонно, но инициативу, касающуюся розыска неопознанных пациентов, согласовало.

Полураскрытая тайна

Реформирование института врачебной тайны – одна из тенденций 2020 г. в нормотворческой деятельности, говорит адвокат Палаты адвокатов Самарской области Татьяна Иванова, специализирующаяся на подобных делах. Например, в августе родителям предоставили право получать от врачей информацию о состоянии здоровья их детей в возрасте от 15 до 18 лет.

В настоящее время Государственная Дума рассматривает проект закона, который позволит родственникам умершего пациента знакомиться с его медицинской документацией. Предложение правительственной комиссии по законопроектной деятельности обязать медицинские организации сообщать в полицию о людях, чью личность не удается установить, создает еще одно исключение из ранее абсолютного принципа врачебной тайны.

«Врачебная тайна является одним из базовых принципов охраны здоровья граждан в нашей стране, и это не случайно. Он является одной из важных гарантий реализации конституционного права граждан на медицинскую помощь. Каждый гражданин должен иметь возможность в сложной ситуации обратиться за медицинской помощью, а не скрываться от нее, боясь огласки. В связи с этим каждое изменение Закона № 323-ФЗ в сторону расширения возможностей для разглашения врачебной тайны вызывает настороженность со стороны пациентов. Излишне буквальное понимание обязанности уведомлять полицию о гражданах, чья личность не установлена, может привести к тому, что каждый гражданин, потеряв сознание, потеряет вместе с ним и право на врачебную тайну», – отмечает эксперт.

Однако наряду с врачебной тайной одним из принципов Закона № 323-ФЗ является приоритет интересов пациента, напоминает Татьяна Иванова. Разумеется, сюда можно включить и розыск родственников человека, который самостоятельно не может их указать. При этом очевидно, что устанавливать личность и разыскивать близких – обязанность не медицинской организации, а полиции.

«Хочется лишь надеяться, что практика применения всех перечисленных законопроектов не размоет институт врачебной тайны вовсе, а позволит более успешно реализовывать права и законные интересы пациентов», – говорит адвокат.

Охраняемые законом сведения о гражданах не должны охраняться в ущерб самим этим гражданам (как зачастую происходит при защите персональных данных), убежден советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Сергей Макаров.

«В том, чтобы пожилой человек или человек, потерявший память, был как можно скорее найден родственниками и передан им, заинтересованы все – и сам гражданин, оторвавшийся от дома и не знающий, как туда вернуться, и его родственники, и государство, которое обязано заботиться об этом гражданине, хотя у него, скорее всего, есть близкие люди. А без внесения изменений в действующее законодательство это невозможно, так как институт врачебной тайны сконструирован таким образом, что является одной из самых охраняемых профессиональных тайн (иногда охраняемой даже от самого гражданина – в частности, он удаленно не может получить эти сведения). Так, она защищена от предоставления соответствующих сведений в ответ на адвокатские запросы, что существенно ограничивает адвокатов при оказании ими юридической помощи», – пояснил эксперт.

По его мнению, в целом законопроект можно оценить очень положительно – как на самом деле защищающий права граждан.

Пределы врачебной тайны часто вызывают споры, рассказал Сергей Макаров. Так, согласно действующему закону, врачебную тайну составляют сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении. Строго говоря, ситуации, когда пожилой человек или человек, потерявший память, оказывается в медицинском учреждении, можно не рассматривать как обращение гражданина за оказанием медицинской помощи, поскольку здесь нет обращения по его собственной инициативе.

Но даже если рассматривать эти сведения как относящиеся к врачебной тайне, то ее ограничение ради общего блага – чтобы свести воедино и тем самым сделать максимально эффективным поиск пропавших людей – вполне допустимо, полагает юрист. Польза от этого априори больше возможных рисков, связанных с ограничением врачебной тайны, при том, что наличие рисков в данном случае неочевидно. Главное, чтобы все устанавливаемые ограничения были разумными и направленными на защиту прав и охраняемых интересов граждан, подчеркнул эксперт.

Источник – журнал «Профиль».

Поделиться