Лента новостей

26 апреля 2019 г.
Моральный вред поставят на материальную основу
Судам будет труднее занижать суммы компенсаций за ущерб здоровью и жизни
22 апреля 2019 г.
Минюст России не отказался от Концепции
Ведомство по-прежнему видит адвокатуру площадкой для объединения всех лиц, оказывающих квалифицированную юридическую помощь
19 апреля 2019 г.
Молдавия подпишет совместную Хартию адвокатских принципов юристов СНГ
Об этом стало известно на IX Всероссийском съезде адвокатов

Мнения

Олег Панасюк
23 мая 2019 г.
Адвокаты будущего
О полуфинале конкурса среди студентов юридических вузов

Интервью

О преследовании адвокатов за гонорар
23 мая 2019 г.
Вадим Клювгант
О преследовании адвокатов за гонорар
Интервью у Вадима Клювганта берет руководитель Департамента информационного обеспечения ФПА РФ Мария Петелина

Думайте сами

5 марта 2015 г. 13:06

Судьям предписано строже соблюдать тайну совещательной комнаты


Региональные суды начали в массовом порядке отменять обвинительные приговоры за то, что судьи первой инстанции нарушали тайну совещательной комнаты. В тот момент, когда они должны были думать в одиночестве над судьбой подсудимого, люди в мантиях общались с посторонними и даже рассматривали другие дела. Такое поведение не просто бросает тень на приговор, а полностью его перечеркивает.

Свежий пример: в подмосковном Королеве перед судом предстали некие М. и И., которых следствие обвинило в мошенничестве с кредитами. История умалчивает, что именно совершили граждане. Однако у суда аргументы следствия сомнений не вызвали. Приговор был обвинительным. Да вот незадача: судья, как выяснилось, не усидел в совещательной комнате.

Вместо того, чтобы размышлять в тиши кабинета об аргументах следствия и защиты, он рассматривал другие дела. А этого делать судье, когда он готовит приговор, категорически запрещено.

Как установила вышестоящая инстанция, 14 июля прошлого года судья закончил рассмотрение дела и удалился в совещательную комнату. Юристы в таких случаях говорят: "ушел на приговор". Думать ему предстояло четыре дня, и все это время, если по-хорошему, никто не должен был ни слышать, ни видеть судью. Ни одна живая душа ни словом, ни полсловом не вправе выбить его из колеи размышлений.

Это не просто требование процедуры, а фундаментальный вопрос: решать судьбу человека судья должен самостоятельно, после глубоких размышлений, без чьих либо подсказок.

В данном случае остаться наедине с собой у судьи не вышло. На следующий день, официально находясь в совещательной комнате (то есть "на приговоре"), он рассматривал несколько дел: по краже, по грабежу, по торговле наркотиками. Все доказательства, что судья отвлекся, были налицо. Поэтому приговор отменили.

Случай не единичный. По данным Мособлсуда, в прошлом году почти треть приговоров подмосковных судов отменялось из-за допущенных нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе нарушения права на защиту, незаконного состава суда или нарушения тайны совещательной комнаты. Поэтому данное дело было решено сделать показательным: его включили в обзор судебной практики Мособлсуда для ориентира другим судьям. Впрочем, вопрос касается людей в мантиях по всей стране. Где бы судья ни нарушил свой "час одиночества", это станет поводом для отмены приговора в апелляции. Доказать же такое поведение нетрудно благодаря электронным системам: повестка судов сегодня публикуется на официальных сайтах, так что у защиты есть все возможности проверить, чем занимается их судья, когда должен сидеть наедине со своими мыслями.

Кстати, недавно с подобным же разъяснением выступил Верховный суд Республики Башкортостан. Совершенно аналогичная ситуация: судья ушел на приговор и занялся другим делом. Итог тот же: обвинительный приговор отменен, дело надо рассматривать вновь.
Некоторые практики говорят, что подобное происходит сплошь и рядом. Так, по их словам, судьи борются с волокитой, мол, дел масса, все их надо рассмотреть точно в срок, и временем для размышлений можно пренебречь, как якобы самой ненужной частью процесса.

"Нарушения тайны совещательной комнаты в российских судах - явление отнюдь не редкое, - сказал "РГ" эксперт Федеральной палаты адвокатов России, кандидат юридических наук Андрей Рагулин. - В практике встречаются случаи ухода судей из совещательной комнаты "по своим делам", случаи совместного обсуждения судьей и представителем государственного обвинения итогового решения по делу (хотя это нередко делается заранее), неумышленные нарушения тайны совещательной комнаты по вине сотрудников суда и так далее". По его мнению, запрет рассматривать другие дела, когда судья находится на приговоре, тоже не пустая формальность.

Каким бы профессионалом человек в мантии ни был, занявшись другим процессом, он не может сосредоточиться на нюансах уже рассмотренного дела, надлежащим образом проанализировать исследованные в суде доказательства и затем подготовить текст приговора. Именно поэтому Верховный суд РФ не раз ориентировал суды на строгое соблюдение всех процедур, связанных с фундаментальными правами. Так что региональные суды сейчас по всей стране добиваются единой практики согласно правовым позициям Верховного суда России.
Поделиться