Лента новостей

24 мая 2024 г.
Попытки договориться до суда будут обязательными
СМИ: Примирение сделают частью процедуры в гражданских и коммерческих спорах
22 мая 2024 г.
Жертвы преступлений становятся дважды потерпевшими
СМИ: Государственный аппарат пробуксовывает с защитой прав граждан
21 мая 2024 г.
От Цифрового кодекса ждут юридических определений IT-терминов
СМИ: Разрозненное законодательство стало отставать от прогресса информационных технологий

Мнения

Елена Авакян
21 мая 2024 г.
КИС АР построена как общероссийская глобальная информационная система
При этом она учитывает максимум региональных особенностей

Интервью

Адвокат и живописец
17 мая 2024 г.
Елена Кошелева
Адвокат и живописец
Художественное творчество украшает адвокатскую жизнь Елены Кошелевой

Адвокатура готовится жить по-новому

12 апреля 2024 г. 11:16

СМИ: Как изменился Закон об адвокатуре


Федеральная палата адвокатов (ФПА) РФ приступает к имплементации принятых Государственной Думой ФС РФ поправок в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» (далее – Закон об адвокатуре). Среди них и ужесточение требований к претендентам на статус адвоката, и создание их единого государственного реестра, и регламентация Комплексной информационной системы адвокатуры России (КИС АР). С ее помощью, например, проходит распределение дел между защитниками по назначению. В ФПА рассказали, что первые шаги по внедрению законодательных новелл будут связаны с финансовым блоком, который как раз отвечает за оплату труда адвокатов по назначению. Эксперты подчеркнули, что Минюст услышал многие предложения корпорации.

Законопроект правительство внесло в Госдуму в феврале 2023 г., в первом чтении он был принят год назад. Однако в целом работа над теми или иными поправками велась в течение нескольких лет. Обновленная редакция Закона об адвокатуре считается компромиссной, а это значит, что нерешенные проблемы все-таки остались.

Новый вариант закона предусматривает, в частности, создание единого федерального реестра адвокатов. Правда, для чего-то он должен содержать сведения и о претендентах, не сдавших квалификационный экзамен. Предъявляются и более высокие требования к претендентам на статус адвоката – скажем, обязательное высшее образование, подтвержденное дипломом магистра юриспруденции.

Одной из важнейших поправок в ФПА считают появление в законе не просто указания на КИС АР, а описание ее взаимодействия с различными государственными информационными системами. При этом по-прежнему продолжают звучать опасения, что отдельные новации скорректированного закона могут ударить по независимости адвокатуры, фактически встроив ее во властную вертикаль.

Однако президент АП Воронежской области Олег Баулин напомнил журналистам о почти трех годах участия адвокатуры в работе над законопроектом Минюста России: «Изменения его содержания не проходили кулуарно, многие положения активно обсуждались не только адвокатским сообществом, но и широкой общественностью, получая заметный резонанс». Поправки, по его мнению, затронут деятельность каждого – например, это оформление ордеров на исполнение поручений, отправка адвокатских запросов. ФПА ждет серьезная работа по реализации положений закона о едином госреестре, о допуске к сдаче квалификационного экзамена на присвоение адвокатского статуса, о его приостановлении и прекращении. Что касается КИС АР, получившей законодательное регулирование, то теперь «предстоит скорректировать свою работу региональным адвокатским палатам».

Первый вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев заверил: сразу после окончательного принятия закона корпорация приступит к его имплементации, уже сейчас соответствующая работа идет. Скажем, одним из первых шагов будет финансовый блок, связанный с оплатой труда защитников по назначению по решениям следствия и суда. «Финансовые взаимоотношения в этой сфере предполагается опосредовать цифровыми инструментами – прозрачными, очевидными и верифицируемыми. Как это сделано, например, на платформе ФНС или в интернет-банкинге», – подчеркнул он. Еще важнее, по его словам, то, что теперь адвокатура приступает к интеграции КИС АР с различными публичными сервисами и платформами, которые функционируют в госсистеме межведомственного электронного взаимодействия. Так что многие процессы, которыми сами адвокаты и органы адвокатского сообщества занимаются «вручную», в дальнейшем будут цифровизированы. «Это не означает включения КИС АР в какую-либо госплатформу, речь идет об определении правил передачи информации. Но главное отличие от сегодняшнего положения будет в том, что адвокат в цифровой среде профессионального взаимодействия станет действовать не в качестве физлица, а в качестве именно адвоката, то есть носителя определенных правомочий и обладателя ряда статусных прав», – пояснил Михаил Толчеев. А тот факт, что включенная в защищенный публичный контур КИС АР по-прежнему будет принадлежать и управляться органами адвокатского сообщества, исключит несанкционированный доступ к ней со стороны кого бы то ни было. По его словам, «на данный момент ФПА совместно с разработчиками согласовала техзадание на реализацию задач КИС АР, ведутся работы по согласованию с заинтересованными ведомствами параметров обмена данными».

При этом заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Нвер Гаспарян напомнил, что хотя поправки в Закон об адвокатуре затронули многие нормы и поэтому объявлены масштабными, их «нельзя назвать фундаментальными, кардинально меняющими развитие современной адвокатуры». А скорее косметическими, совершенствующими текущее правовое регулирование. Нвер Гаспарян подтвердил, что Минюст услышал и даже учел все предложения Совета ФПА, в законе теперь много достаточно полезных норм, но есть и вредные. К примеру, п. 4.1 ст. 6.1, позволяющий в течение 10 календарных дней со дня получения адвокатского запроса возвратить его без ответа, если в компетенцию соответствующей организации или должностного лица не входит решение поставленных вопросов. Это содержит в себе «арсенал разрушительных возможностей, обесценивающих процессуальную значимость адвокатского запроса», настаивает он, потому что позволит «недобросовестным должностным лицам возвращать запросы под предлогом надуманной некомпетентности, создавая тем самым искусственные препятствия в получении необходимой информации и затрудняя оказание квалифицированной юрпомощи».

Адвокат, член Совета АП г. Москвы Андрей Гривцов заметил, что с учетом длительной подготовки поправок и участия в их обсуждении адвокатского сообщества органы его самоуправления заранее понимали, о чем речь. «Адвокаты как люди законопослушные наверняка закон нарушать не станут, будут работать по нему в том числе и в соответствии с принятыми изменениями, а иного варианта, в общем-то, и нет», – подчеркнул он. Другой вопрос, что, к сожалению, далеко не все критические комментарии адвокатов к обсуждавшимся поправкам были до конца учтены. В частности, мотивированные замечания, изложенные письменно Советом Адвокатской палаты г. Москвы. В том числе и об избыточности детальной регламентации в законе КИС АР, что лишь перегружает текст.

Как заметил, в свою очередь, адвокат АП города Москвы Юлий Тай, при подготовке единого госреестра предстоит перепроверить актуальность вносимых в него данных. Учитывая разный уровень технической оснащенности региональных палат, да и госструктур субъектов РФ, можно ожидать сложности и накладки. Но самое важное, заявил он, это не то, что попало в закон, а то, что из него после плодотворной дискуссии пропало. Например, право прекратить статус адвоката судебным решением в обход отрицательного отзыва Совета адвокатской палаты. Это нарушило бы принцип независимости адвокатуры, без которого сама профессия оказалась бы мертва.

Источник – «Независимая газета».

Поделиться