Лента новостей

5 декабря 2022 г.
20 лет – это уже история
Состоялось празднование юбилея АП Пермского края
5 декабря 2022 г.
«Мы чтим память и традиции»
К юбилею московской адвокатуры
2 декабря 2022 г.
Заинтересованность детей – лучшее свидетельство востребованности и полезности проекта
В российских регионах идет новый сезон проекта «Адвокатура в школе»

Мнения

Дмитрий Кравченко
5 декабря 2022 г.
Наша цель – объединение адвокатской молодежи
Совет молодых адвокатов Адвокатской палаты города Москвы как важный элемент институционального укрепления молодой адвокатуры Москвы

Интервью

Автоматизированная система позволяет справедливо распределять дела по назначению между адвокатами
2 декабря 2022 г.
Александр Амелин
Автоматизированная система позволяет справедливо распределять дела по назначению между адвокатами
Суды республики первыми оперативно включились в работу КИС АР, показав хороший пример органам следствия и дознания

Нет оснований

31 марта 2022 г. 15:16

Суд отказался заключать под стражу иркутского адвоката, которую следователь обвинил в причинении боли


28 марта Тайшетский городской суд Иркутской области отказал в удовлетворении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу адвоката Анны Балахничёвой, в отношении которой возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 296 УК РФ («Угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования»). Были учтены доводы защитников о том, что суду не было представлено доказательств о наличии исключительных оснований, предусмотренных УПК РФ, для избрания адвокату меры пресечения в виде заключения под стражу. Президент АП Иркутской области Олег Смирнов отметил, что никаких оснований для применения к адвокату столь строгой меры пресечения не было. По его словам, палата будет следить за делом и в рамках защиты профессиональных прав коллеги окажет необходимую помощь.

Возбуждение уголовного дела

Как сообщает «АГ», 24 марта адвокат Иркутской областной коллегии адвокатов Анна Балахничёва находилась в здании Тайшетского городского суда вместе со старшим следователем следственного отдела ОМВД России по Тайшетскому району Мариной Усик. Они участвовали в судебном заседании по рассмотрению ходатайства органов предварительного следствия о продлении срока содержания под стражей обвиняемой А., которую защищает Анна Балахничёва.

После проведения судебного заседания Марина Усик пыталась вручить адвокату уведомления о планируемых следственных действиях с участием ее подзащитной. Анна Балахничёва посчитала, что следователь пытается вручить ей документы ненадлежащим образом, и отказалась их принимать, после чего вышла из зала судебного заседания, закрыв за собой входную дверь. За ней шла Марина Усик, которая позже заявила о том, что адвокат при выходе нанесла ей дверью удар по левой руке.

На следующий день было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 296 УК РФ, а 26 марта по подозрению в совершении данного преступления Анна Балахничёва была задержана. 27 марта ей было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного указанной статьей, т.е. в совершении насильственных действий, совершенных в отношении следователя, в связи с производством предварительного расследования, совершенных с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья.

В постановлении о возбуждении уголовного дела (имеется у «АГ») указано, что адвокат испытывала неприязненные отношения к старшему следователю ввиду осуществления ею производства предварительного расследования по уголовному делу в отношении подзащитной А. и уклонялась от получения уведомлений о планируемых следственных мероприятиях. В документе отмечается, что поводом для возбуждения уголовного дела является заявление, зарегистрированное в книге регистрации сообщений о преступлении СО по г. Тайшету СУ СК РФ по Иркутской области. Основанием явилось наличие достаточных данных, указывающих на признаки указанного преступления в действиях Анны Балахничёвой.

В комментарии «АГ» Анна Балахничёва пояснила о произошедшем 24 марта событии. Она рассказала, что после судебного заседания к ней подошла Марина Усик и подала уведомление, которое адвокат приняла. Затем следователь хотела дополнительно вручить ей документы, тогда Анна Балахничёва сообщила, чтобы та отправила их по почте, так как ранее адвокат заявляла ходатайства о направлении уведомлений надлежащим образом. После этого, по словам адвоката, следователь достала телефон и начала снимать ее на камеру, та в свою очередь прикрывалась рукой и несколько раз просила убрать телефон, объясняя, что они находятся в зале судебного заседания, а она является участником процесса. Следователь же ответила, что имеет право на съемку.

Анна Балахничёва пояснила «АГ», что она опасалась того, что видео с ее участием будет куда-то представлено и использовано против нее. «Я не оскорбляла следователя, разговаривала с ней сугубо на “вы”. Выходя из зала судебного заседания, я прикрыла за собой дверь, мне не было известно, что следователь шла за мной. При этом мной исполнялся регламент судебного пристава, который ранее разъяснялся прокурору и в соответствии с которым надо закрывать за собой дверь в зале судебного заседания. Я не закрывала дверь специально для того, чтобы кого-то ударить, не желала этого и не могла видеть, что кто-либо идет за мной», – рассказала адвокат. Одна добавила, что сразу после задержания уведомила Адвокатскую палату Иркутской области о ситуации.

Ходатайство следователя о помещении адвоката под стражу

После задержания адвоката старший следователь СО по г. Тайшету СУ СК России по Иркутской области П. с согласия руководителя подал ходатайство об избрании в отношении Анны Балахничёвой меры пресечения в виде заключения под стражу. Следователь мотивировал это тем, что адвокат обвиняется в совершении преступления, имеющего повышенную степень общественной опасности, поскольку оно совершено лицом с особым правовым статусом, в отношении следователя, в связи с производством последней предварительного расследования по уголовному делу, где она представляет интересы обвиняемой А. Кроме того, отмечалось, что совершенное преступление относится к категории средней тяжести и за его совершение предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

В обосновании ходатайства следователь также указывал, что после совершения преступления Анна Балахничёва покинула территорию Тайшета, уехав в Иркутск, где ее местонахождение было установлено лишь по результатам проведения оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками ГУ МВД России по Иркутской области. Следствие полагает, что, находясь на свободе, обвиняемая с целью избежания уголовной ответственности скроется от органов предварительного следствия и суда. Об этом, как указал следователь, также свидетельствует противоправное поведение Анны Балахничёвой в отношении органов государственной власти в момент ее доставления для производства процессуальных и следственных действий.

«Кроме того, Анна Балахничёва, являясь адвокатом, обладая значительным административным ресурсом и обширным кругом знакомств, в том числе среди высокопоставленных государственных служащих, сотрудников правоохранительных органов Иркутской области, а также лиц, придерживающихся преступных взглядов и криминального уклада в жизни, может сама или через третьих лиц, оказать давление на потерпевшую и свидетелей по данному уголовному делу, в связи с чем потерпевшая Марина Усик опасается совершения в отношении нее противоправных действий», – отмечалось в ходатайстве.

Также следователь просил учесть, что 27 марта в СО по Иркутскому району СУ СК России по Иркутской области был зарегистрирован рапорт об обнаружении признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ, по факту применения насилия в отношении представителя власти, при задержании и доставлении Анны Балахничёвой в следственное управление.

В связи с этим подчеркивалось, что у органов предварительного следствия имеются основания полагать, что, находясь на свободе, обвиняемая может продолжить заниматься преступной деятельностью, в том числе в целях воспрепятствования органам предварительного расследования в установлении истины по уголовному делу.

Прокурор согласился, что ходатайство законно, обоснованно, мотивированно и подлежит удовлетворению. Потерпевшая Марина Усик поддержала позицию прокурора.

Рассмотрение ходатайства

Анна Балахничёва, и ее защитники – адвокаты АП Иркутской области Светлана Черепова и Сергей Лесковец в судебном заседании возражали против удовлетворения ходатайства следователя.

Как рассказала «АГ» Светлана Черепова, в суде она указывала, что задержание адвоката было произведено незаконно, пояснив, что в тот момент как раз находилась у Анны Балахничёвой, которая нигде не скрывалась. «Прокурор утверждал, что подозреваемая на момент задержания не находилась по месту регистрации, однако отмечу, она находилась на собственной даче. Возникает вопрос: если они не знали, где находится эта дача, то как они туда приехали? При задержании они сообщили, что она задержана по подозрению в совершении преступления, при этом не объяснив, что именно она совершила, хотя я просила уточнить основания задержания. Более того, мы просили предъявить постановление о возбуждении уголовного дела, но этого сделано не было, и с данным постановлением мы смогли ознакомиться лишь в судебном заседании об избрании меры пресечения», – сообщила Светлана Черепова.

Защитник добавила, что в суде она обращала внимание на то, что ее доверительницу можно было вызвать, позвонив по телефону. Относительно доводов прокурора о том, что не было известно, где находится Анна Балахничёва, и о том, как с ней связаться, защитник указывала, что адвокат неоднократно ездила в г. Тайшет и сотрудникам следственного отдела, в том числе и следователю П., был известен и ее номер телефона, и наименование адвокатского образования.

Адвокат Сергей Лесковец, который вступил в дело по просьбе руководства АП Иркутской области, обратил внимание суда на то, что на следующий день, после того как произошло событие, за которое Анна Балахничёва привлечена к уголовной ответственности, она находилась на адвокатской конференции АП Иркутской области. «Соответственно, довод о том, что она якобы скрылась с места преступления и в дальнейшем может скрываться от следствия, защитники просили признать несостоятельным, поскольку никаких иных доводов подтверждения данным предположениям следователем не было приведено», – указал защитник.

Он подчеркнул, что органы следствия не располагают информацией о том, выезжала ли адвокат в предыдущие три года за границу, имеет ли она собственность за пределами РФ, есть ли у нее заграничный паспорт. «Следствием был заложен в обоснование ходатайства довод о том, что адвокат может далее продолжать заниматься преступной деятельностью, в подтверждение этого они приобщили к материалам дела рапорт о том, что она якобы при доставлении в г. Тайшет оказала сопротивление сотруднику полиции. Сам полицейский был не в форменном обмундировании, но тем не менее он указывал, что якобы при надевании наручников на адвоката почувствовал физическую боль. По данному факту было также незамедлительно возбуждено уголовное дело, соответствующее постановление оперативно было представлено в судебное заседание», – рассказал адвокат.

Сторона защиты обратила внимание суда, что по обоим возбужденным уголовным делам доследственная проверка в порядке ст. 144 и 145 УПК РФ фактически не проводились. «Следствием были сразу поверхностно приняты доводы сотрудников полиции как достоверные, и, несмотря на то, что адвокат является специальным субъектом, в отношении которого уголовное дело может быть возбуждено только руководителем следственного управления региона, буквально в течение суток принималось решение о возбуждении уголовного дела. Что само по себе говорит о некоторой поспешности либо о заказном характере данного рода процессуальных действий», – указал Сергей Лесковец.

Суд посчитал, что помещение адвоката под стражу излишне

Изучив материалы дела, суд напомнил, что в соответствии со ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения в исключительных случаях может быть избрано в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет, при наличии иных обстоятельств. В частности, если подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории РФ, его личность не установлена, им нарушена ранее избранная мера пресечения либо он скрылся от органов предварительного расследования или от суда, пояснил суд. Кроме того, он отметил, что в соответствии со ст. 99 УПК РФ при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения, при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, учитываются тяжесть преступления, сведения о личности обвиняемого, семейное положение, род занятий и иные обстоятельства.

Суд указал: в судебном заседании установлено, что ходатайство следователя возбуждено с согласия надлежащего должностного лица, в установленные законом сроки, следователем, в производстве которого находится уголовное дело. Он посчитал, что Анна Балахничёва была задержана в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, при наличии оснований подозревать ее в совершении преступления, в связи с чем само задержание суд признал законным и обоснованным. Кроме того, суд отметил, что было представлено достаточно данных, свидетельствующих о причастности обвиняемой к совершению преступления.

Вместе с тем суд учел, что обвиняемая имеет постоянную регистрацию в Иркутской области, а тот факт, что после совершения преступления она покинула г. Тайшет, направившись по месту своей регистрации, и была задержана на даче, не свидетельствует о том, что она пыталась скрыться от органов предварительного следствия и суда. Суд принял во внимание доводы стороны защиты о том, что Анна Балахничёва ранее не судима, имеет постоянное место жительства и регистрации, где характеризуется с положительной стороны и имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка. Он заключил, что не представлено достаточно доказательств в подтверждение доводов следователя о том, что адвокат может продолжить заниматься преступной деятельностью, поскольку объективно данные доводы не подтверждены представленными суду материалами.

Кроме того, суд добавил, что не представлено достаточных доказательств того, что Анна Балахничёва самостоятельно либо через третьих лиц может оказать давление на потерпевшую Марину Усик или свидетелей по данному уголовному делу, которые также являются сотрудниками полиции. Доводы следователя о том, что имеется возбужденное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ, в отношении обвиняемой и только поэтому она может продолжить заниматься преступной деятельностью, по мнению суда, не могут являться безусловным и единственным основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.

Таким образом, суд посчитал, что следователем не было представлено доказательств о наличии исключительных оснований, предусмотренных ст. 97–99 УПК РФ, для избрания Анне Балахничёвой меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста либо запрета определенных действий. В связи с этим Тайшетский городской суд отказал в удовлетворении ходатайства старшего следователя П. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Анны Балахничёвой.

28 марта старший следователь П. вынес постановление, которым в отношении Анны Балахничёвой была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Комментарии адвокатов

В комментарии «АГ» Анна Балахничёва предположила, что возбуждение уголовного дела связано с ее активной позицией как защитника и направлено для выведения ее из участия в уголовных делах: «Я активно защищаю людей, соответственно, представляю в опровержение доказательства и говорю открыто о не соответствующих действительности доказательствах в уголовных делах в отношении моих подзащитных».

По ее словам, ранее следователь Марина Усик высказывала в ее адрес угрозы о привлечении к уголовной ответственности. Адвокат отметила, что в день задержания она находилась на даче, и когда к ней явились сотрудники полиции (их было около 12 человек), она была испугана и даже не понимала, что происходит, думала, что ее похищают.

Светлана Черепова заметила, что никаких достоверных и объективных доказательств вины ее подзащитной стороной обвинения не было представлено. Она подчеркнула, что в деле имело место форсирование событий: «После составления протокола задержания сразу же в ночь адвоката направили в г. Тайшет. Ее даже не допросили в качестве подозреваемой», – отметила она.

В свою очередь Сергей Лесковец заметил, что в совокупности доводы защиты были услышаны судом, а сторона обвинения не смогла убедить его в наличии исключительных обстоятельств, необходимых для помещения адвоката под стражу. Он добавил, что в материале дела, представленном стороной обвинения, отсутствовали результаты судебно-медицинского обследования потерпевшей, более того, она сама говорила о том, что испытала физическую боль, однако объективных доказательств фактов причинения телесных повреждений либо побоев нет. «Видеоматериалов, подтверждающих объективную сторону, т.е. факт причинения побоев, также не представлено, что сторона защиты трактует как отсутствие данных доказательств», – добавил адвокат.

Он также сообщил, что со стороны адвокатской палаты защитники получили поддержку: были представлены характеризующие Анну Балахничёву документы о том, что у нее в наличии имеется собственность и жилье, имеется на иждивении несовершеннолетний ребенок. «Кроме того, были получены документы, положительно характеризующие адвоката, указывающие, что она длительное время работает в качестве защитника, неоднократно поощрялась руководством Иркутской областной коллегии адвокатов и АП Иркутской области, а также награждена наградой ФПА РФ. Все это мы довели до сведения судьи, и это впоследствии выступило одним из решающих аргументов в пользу стороны защиты», – поделился Сергей Лесковец.

Президент АП Иркутской области Олег Смирнов в комментарии «АГ» назвал ситуацию неочевидной, отметив, что возникают вопросы, есть ли вообще основания для возбуждения уголовного дела и тем более для применения к адвокату такой строгой меры пресечения. «Мы полагаем, что никаких оснований к этому нет, поэтому за делом будем следить и в рамках защиты профессиональных прав коллеги будем оказывать необходимую помощь адвокату, который непосредственно занимается этим делом», – сообщил Олег Смирнов.

Анжела Арстанова

Поделиться