Лента новостей

2 декабря 2022 г.
Заинтересованность детей – лучшее свидетельство востребованности и полезности проекта
В российских регионах идет новый сезон проекта «Адвокатура в школе»
2 декабря 2022 г.
Адвокаты полностью справляются с оказанием БЮП
Член Совета ФПА РФ, президент АП Рязанской области Сергей Кочетков рассказал в телеэфире об отношении адвокатского сообщества Рязанской области к предстоящему созданию госюрбюро в регионе
2 декабря 2022 г.
Вспомнили историю палаты
В Петропавловске-Камчатском состоялось торжественное мероприятие, посвященное 20-летию образования АП Камчатского края

Мнения

Ирина Прищепова
2 декабря 2022 г.
Создавать новые, более высокие стандарты работы с доверителем
Молодые адвокаты предлагают идеи и проекты, направленные на повышение престижа и ценности адвокатуры в глазах граждан

Интервью

Автоматизированная система позволяет справедливо распределять дела по назначению между адвокатами
2 декабря 2022 г.
Александр Амелин
Автоматизированная система позволяет справедливо распределять дела по назначению между адвокатами
Суды республики первыми оперативно включились в работу КИС АР, показав хороший пример органам следствия и дознания

Доводы защиты обоснованны

13 октября 2022 г. 15:47

Мособлсуд признал незаконным осмотр служебного помещения адвоката, в отношении которого возбуждено уголовное дело


Как сообщает «АГ», 15 сентября Московский областной суд признал незаконным осмотр служебного помещения адвоката, в отношении которого возбуждено уголовное дело. Защитник коллеги, адвокат Филиала № 1 МОКА «Аргумент» Александр Белов рассказал, что на следующий день после осмотра подал апелляционную жалобу и суд отразил в постановлении все доводы защиты. Представитель АП Московской области, который присутствовал при осмотре, отметил, что фактически следователь подменил проверку показания на месте с потерпевшим проведением осмотра с его участием.

Ранее, 25 апреля, руководитель ГСУ СК РФ по Московской области возбудил уголовное дело в отношении адвоката Московского центрального филиала МОКА Алексея Назаркина и иных лиц по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ. В этот же день адвокат был задержан в порядке ст. 91–92 УПК РФ, ему предъявили обвинение, а в его квартире проведен обыск.

Александр Белов в комментарии «АГ» отметил, что уголовное дело в отношении коллеги было возбуждено по результатам ОРМ, которое вызывает достаточные сомнения в его законности. «Первым следственным действием был обыск в жилище адвоката: он и его семья были разбужены звонком во входную дверь в 6 утра – без постановления суда, привлечения уполномоченного представителя адвокатской палаты в квартиру вошли оперативники ФСБ, следователь и понятые», – рассказал Александр Белов, добавив, что живет в соседнем подъезде, а потому успел прийти к началу обыска и участвовал в нем в качестве защитника.

Адвокат рассказал, что в постановлении следователя не было указано, что данное действие производится у специального субъекта, не были указаны конкретные отыскиваемые предметы, также отсутствовало постановление суда. «Данные нарушения были отображены в постановлении, предъявленном для ознакомления, и в протоколе следственного действия», – пояснил он.

На следующий следователь обратился в Сергиево-Посадский городской суд Московской области, чтобы узаконить обыск. Однако суд отказал в этом, сославшись на ст. 450.1 УПК РФ. Суд заметил, что требования о присутствии обеспечивающего неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну, члена совета адвокатской палаты выполнены не были, сведений об уведомлении таких лиц нет, а в ходе обыска было заявлено о нарушении ст. 450.1 УПК.

Далее, 8 августа, следователь ходатайствовал о производстве осмотра в служебном помещении адвоката. Суд посчитал, что обстоятельств, препятствующих производству осмотра служебного помещения, в том числе по основаниям, предусмотренным гл. 52 УПК РФ, предусматривающей особый порядок производства по уголовному делу в отношении отдельных категорий лиц, не имеется и разрешил производство осмотра.

11 августа в офис, занимаемый Алексеем Назаркиным и еще тремя адвокатами, включая двух его защитников, прибыл следователь, потерпевший и представитель АП Московской области – член Комиссии палаты по защите прав адвокатов Денис Ковалев. Как рассказал «АГ» Александр Белов, следователь предъявил постановление суда, разрешающее осмотр всего помещения без указания иных адвокатов и образований, кроме обвиняемого. «Подменяя осмотр проверкой показаний потерпевшего на месте, он провел “псевдоосмотр” с составлением соответствующего протокола», – отметил адвокат.

Денис Ковалев сразу указал на нарушения, которые были допущены следователем: не конкретизировано место проведения осмотра, не дифференцировано рабочее место адвоката Назаркина, не указано, о каких конкретно объектах идет речь и чем обусловлен осмотр места происшествия. «Я указал также, что фактически следователь подменил проверку показания на месте с потерпевшим проведением осмотра с его участием», – отметил он.

После проведения осмотра Александр Белов подал жалобу в апелляцию. Он обратил внимание суда, что согласно постановлению следователя в служебном помещении осуществляли деятельность также три иных адвоката. Защитник подчеркнул, что, устанавливая предметом осмотра все помещение, а не рабочее место Алексея Назаркина, суд сознательно разрешил осмотр места хранения адвокатских досье других адвокатов. Александр Белов заметил, что в постановлении судьи должны были указываться данные, служащие основанием для производства следственных действий, а также конкретные отыскиваемые объекты. В связи с этим он попросил отказать в удовлетворении ходатайства.

При вынесении решения 15 сентября Московский областной суд сослался на ст. 450.1 УПК РФ и указал, что производство осмотра служебного помещения адвоката имеет существенные особенности, которые при вынесении следователем постановления о возбуждении перед судом ходатайства не были соблюдены – следователь руководствовался п. 5.2 ч. 2 ст. 29, ст. 165 и ч. 6 ст. 177 УПК РФ, т.е. только общими правилами осмотра. В соответствии с ч. 2 ст. 450.1 УПК РФ в постановлении судьи и в ходатайстве следователя указываются данные, служащие основанием для производства следственного действия. Из этого следует, что в ходатайстве следователя должны быть приведены конкретные обстоятельства, которые позволяют сделать вывод о наличии таковых данных. Также должны быть указаны конкретные отыскиваемые объекты.

Апелляция заметила, что следователь, указывая об обстоятельствах уголовного дела, не обосновал необходимость осмотра помещения не только Алексея Назаркина, но и других адвокатов. «Отсутствие в постановлении судьи основания осмотра служебного помещения других “адвокатских образований” может – наряду с отсутствием указаний об основаниях осмотра служебного помещения адвоката Назаркина А.В. и о конкретных отыскиваемых объектах – повлечь нарушения прав других адвокатов, располагаемых в разрешенном к осмотру служебном помещении, и также может повлечь его осмотр без присутствия члена совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации – Московской области, то есть нарушение адвокатской тайны», – заключил суд, отменив постановление первой инстанции и отказав в удовлетворении ходатайства следователя.

«Суд апелляционной инстанции отразил в постановлении все доводы защиты – счел их обоснованными. Также он отразил несоблюдение норм следователем при подготовке ходатайства», – отметил Александр Белов. Денис Ковалев добавил, что Комиссия по защите прав адвокатов АПМО всегда активно защищает права и законные интересы адвокатов, которые все чаще нуждаются в помощи адвокатской палаты.

Марина Нагорная
Фото: Фотобанк Moscow-Live

Поделиться