Лента новостей

18 сентября 2019 г.
Адвоката задержали прямо в суде
Адвокату АП г. Москвы Дагиру Хасавову, защищающему экс-министра экономики Дагестана, предъявлено обвинение в воспрепятствовании осуществлению правосудия (принуждении потерпевшего к даче ложных показаний)
18 сентября 2019 г.
Предмет для тщательной проверки и правовой оценки
Сенатор Андрей Клишас прокомментировал ситуацию с избиением адвоката Дмитрия Сотникова
18 сентября 2019 г.
Попытка соблюсти принцип равенства при оказании БЮП
Сенатор Ирина Рукавишникова предлагает уравнять госюрбюро с адвокатами в праве на получение информации по запросу

Мнения

Евгений Панин
17 сентября 2019 г.
Вопросы этики упираются в проблемы воспитания
О конференции в Национальном Совете коллегий Франции

Интервью

О «Доме адвоката» и главных задачах липецкой адвокатуры
20 августа 2019 г.
Валентина Артёмова
О «Доме адвоката» и главных задачах липецкой адвокатуры
Интервью у Валентины Артёмовой берет корреспондент Департамента информационного обеспечения ФПА РФ Анна Стороженко

Защита в делах о банкротстве

24 апреля 2019 г. 15:05

Адвокатам рассказали об особенностях представления интересов участников дел о банкротстве в свете последних изменений законодательства и позиций высших судебных органов


24 апреля в ходе очередного вебинара ФПА РФ с лекцией на тему «Актуальные вопросы рассмотрения дел о банкротстве в 2019 году» выступил к.ю.н., магистр частного права, государственный советник юстиции 3-го класса, преподаватель кафедры гражданского права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), партнер Юридической фирмы «Синум АДВ» Евгений Суворов.

В первой части выступления Евгений Суворов остановился на общих положениях Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), сроках и процедурах банкротства. Он обратил внимание на три ключевые точки, порождающие юридически значимые последствия для участников дела о банкротстве: поступление заявления о признании должника банкротом, возбуждение дела о банкротстве, введение первой процедуры банкротства – наблюдения.

Лектор отметил, что установленный Законом о банкротстве срок 15–30 дней между возбуждением дела о банкротстве и введением процедуры наблюдения, как правило, растягивается в зависимости от того, откладывает ли суд заявление о признании должника банкротом или нет, обжалуется ли определение о возбуждении дела о банкротстве, и т.д. При этом он добавил, что для процедуры наблюдения срок напрямую не установлен: в Законе о банкротстве указано, что дело о банкротстве должно быть рассмотрено по итогам процедуры наблюдения, не позднее 7 месяцев с момента поступления заявления в суд. Таким образом, процедура наблюдения примерно составляет 6 месяцев. Евгений Суворов сообщил, что в настоящее время Государственной Думой рассматривается возможность введения дополнительной реабилитационной процедуры – реструктуризация долгов юридического лица.

Во второй части выступления спикер коснулся вопроса оказания помощи адвокатом в рамках дела о банкротстве. Поскольку дела о банкротстве относятся к особому производству, в рамках них, как пояснил Евгений Суворов, адвокат может представлять интересы более двух сторон: одного или нескольких кредиторов, группы кредиторов, должника, учредителей должника, арбитражного управляющего, работников, участников торгов, контрагентов по оспариваемым сделкам, лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности, и др. При этом акцент в работе адвоката зависит от того, кто из участников дела о банкротстве просит представлять его интересы.

Евгений Суворов перечислил вопросы, которые адвокат должен задать своему доверителю-кредитору, в частности: каков объем его требований к должнику; каков период просрочки исполнения; имеется ли судебный акт, подтвердивший требование. Лектор обратил внимание, что в некоторых случаях судебный акт не нужен. Так, согласно разъяснению, данному Верховным Судом РФ, подавать заявление о признании банкротом без судебного акта вправе только те лица, требования которых возникли из банковских операций, перечисленных в ст. 5 Закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности». Таким образом, банки, требования которых возникли не из банковских операций, для подачи заявления о признании банкротом обязаны получить судебный акт. В то же время, если банк уступил право требования, вытекающее из банковской операции, третьему лицу по договору цессии, такое лицо вправе обратиться с заявлением о признании банкротом без судебного акта.

В третьей части выступления Евгений Суворов затронул особенности позиции адвоката при защите лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности. Он сообщил, что в настоящее время Верховный Суд РФ с большим вниманием относится к данным категориям дел и допускает более широкий круг косвенных доказательств бенефициарного статуса лиц в отношении должника. Евгений Суворов напомнил, что ст. 61.11 Закона о банкротстве, в которой говорится о субсидиарной ответственности за невозможность полного погашения требований кредиторов, содержит широкий перечень презумпций, при которых бремя доказывания того, что лицо не доводило компанию до банкротства, перекладывается на другую сторону. В связи с этим, пояснил спикер, в зависимости от того, какую сторону представляет адвокат, ему необходимо либо опровергать данные презумпции, либо акцентировать на них внимание. Во избежание привлечения к субсидиарной ответственности руководителя должника за несообщение сведений о банкротстве Евгений Суворов рекомендовал адвокатам, представляющим интересы руководителей должников, советовать своим доверителям своевременно уведомлять лиц, имеющих право созывать орган управления должника, о признаках банкротства.

Повтор вебинара состоится в субботу, 27 апреля.

Светлана Рогоцкая

Поделиться