Лента новостей

26 ноября 2020 г.
Сохранить этические нормы и профессионализм
25 ноября в формате видео-конференц-связи проведен российско-британский круглый стол «Роль юристов в современном мире и в поддержании верховенства права»
26 ноября 2020 г.
Повысить уровень правовой защищенности населения
Бесплатную юридическую помощь предлагается распространить на всех предпенсионеров и пенсионеров
25 ноября 2020 г.
Новеллы Конституции и цифровое будущее адвокатуры
В рамках Х Московской юридической недели открылись ХVIII «Кутафинские чтения»

Мнения

Олег Панасюк
26 ноября 2020 г.
Процедуру внесудебного банкротства физических лиц необходимо упростить
О том, почему гражданин, являющийся банкротом, должен иметь право на бесплатную юридическую помощь

Интервью

Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
25 ноября 2020 г.
Николай Кипнис
Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
Постоянно ускоряющаяся динамика изменений в законодательстве требует от каждого адвоката больших усилий и временных затрат на повышение квалификации

Усилить контроль за расследованием преступлений в сфере бизнеса

2 ноября 2020 г. 18:35

В ФПА оценили межведомственное указание об усилении прокурорского надзора и ведомственного контроля за органами, осуществляющими ОРД, дознание и предварительное следствие по таким делам


В юридических базах данных появилось подписанное 23 июля Указание Генпрокуратуры России № 387/49, МВД России № 1/7985, СК России № 1/218, ФСБ России № 23, ФТС России № 266-р «Об усилении прокурорского надзора и ведомственного контроля за органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность, дознание и предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности». При этом на сайтах ведомств и на официальном интернет-портале правовой информации документ пока не опубликован. В ФПА РФ неоднозначно оценили документ, отметив, что указание не привносит ничего нового в защиту прав предпринимателей, а ситуация может быть изменена только изменением действенности судебного контроля.

Как следует из ответа Генпрокуратуры РФ на запрос редакции «АГ», предметом регулирования такого документа являются отношения, связанные с уголовным преследованием по уголовным делам о преступлениях, указанных в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, с учетом позиции Верховного Суда РФ, изложенной в Постановлении его Пленума от 19 декабря 2013 г. № 41 о практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий. «С учетом важности объекта правового регулирования, а также серьезности воздействия, оказываемого на субъекты предпринимательской деятельности, вовлеченные в уголовно-правовую сферу, в документе акцентировано внимание силовых ведомств на соблюдение прав предпринимателей при осуществлении оперативно-разыскной деятельности», – отмечено в ответе Генпрокуратуры.

Дополнительные меры контроля при проведении ОРД

Как следует из Указания, анализ правоприменительной практики свидетельствует о том, что в ней по-прежнему распространены нарушения законодательства РФ при выявлении и расследовании преступлений, совершенных в сфере предпринимательской деятельности. В связи с этим заместителям министра внутренних дел, главам ФСБ, ФТС, руководителям подразделений и органов, осуществляющих ОРД (в том числе территориальных) рекомендовано проведение ряда дополнительных мер в целях организации надлежащего ведомственного контроля.

В частности, при оценке мотивированности ОРМ в отношении субъектов предпринимательской деятельности следует исходить из недопустимости вмешательства в гражданско-правовые отношения хозяйствующих субъектов, а при проведении таких мероприятий нельзя допускать необоснованного расширения предмета проверки. Отмечено, что решение об организации ОРМ, требующих ведомственного санкционирования, должно быть обоснованным.

Допустимо изъятие оперативниками оригиналов документов, материалов и электронных носителей информации, необходимых для осуществления непосредственной хозяйственной деятельности, когда они подлежат исследованию в ходе проверки сообщения о преступлении или расследования уголовного дела, в остальных случаях – необходимо изготовление их копий, которые будут приобщены к материалам ОРМ. При изъятии оригиналов документов, материалов и электронных носителей информации их копии передаются владельцу. Не допускается изъятие предметов и документов, не относящихся к предмету проверки (за исключением предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен при отсутствии на них специального разрешения).

«В каждом случае исходить из того, что изъятие оригиналов правоустанавливающих и иных необходимых для осуществления хозяйственной деятельности документов влечет за собой дополнительные издержки, в связи с чем исключить факты изъятия предметов и документов, не относящихся к проверке, предметов, используемых при осуществлении предпринимательской деятельности и принадлежащих на законных основаниях лицам, не являющимся в уголовном деле подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, если это не требуется в целях обеспечения их сохранности и проведения с ними следственных действий, а также предотвращения их дальнейшего использования для совершения преступлений», – отмечено в документе.

Правоохранительным органам также рекомендовано шире использовать возможности участия представителей органов государственного контроля (надзора) в качестве специалистов в процессуальных проверках и расследовании уголовных дел о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности. В том числе при сборе и подготовке материалов, необходимых для назначения и проведения экспертных исследований.

В указании подчеркивается, что посредством мер процессуального контроля необходимо пресекать факты проведения необоснованных проверок в отношении предпринимателей, а также необоснованно длительного удержания изъятого имущества. Не допускаются возбуждение уголовных дел с целью незаконного вмешательства в предпринимательскую деятельность или продление срока проверки сообщения о преступлении до 30 суток при отсутствии на то оснований.

При проверке законности, обоснованности и мотивированности процессуальных решений о возбуждении уголовных дел в отношении предпринимателей необходимо учитывать наличие между хозяйствующими субъектами гражданско-правового спора, его характер и содержание, а также обстоятельства, установленные приговором или иным вступившим в законную силу решением суда. Также нужно пресекать инициирование избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении предпринимателей, совершивших преступления в сфере предпринимательской деятельности, при отсутствии обстоятельств, предусмотренных п. 1–4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ. Кроме того, нужно ответственно подходить к вопросу о даче согласия следователю на возбуждение перед судом ходатайства о производстве процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения.

«На всех стадиях досудебного производства особое внимание обращать на соблюдение прав субъектов предпринимательской деятельности, обвиняемых или подозреваемых в совершении преступления в сфере предпринимательской деятельности, на защиту. Иметь в виду, что заявленный этими лицами отказ от защитника не должен быть вынужденным и может быть принят лишь при наличии реальной возможности участия защитника в уголовном деле», – отмечено в указании.

Рекомендации прокурорским работникам

Работникам органов прокуратуры предписано обеспечить системный надзор за законностью реализации ОРМ в отношении субъектов предпринимательской деятельности, поручив проведение проверок дел оперативного учета и оперативно-служебных документов в указанной сфере наиболее опытным уполномоченным прокурорам.

Подчеркнуто, что одним из важнейших направлений надзорной деятельности является проверка материалов, послуживших основанием к проведению гласного ОРМ, – обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности, транспортных средств в отношении субъектов предпринимательской деятельности. В таких случаях необходимо исходить из того, что соответствующее распоряжение должно быть утверждено полномочным должностным лицом органа, осуществляющего ОРД, а также содержать исчерпывающую информацию об объекте обследования, основаниях проведения такого мероприятия. Прокурорским работникам необходимо давать оценку законности и обоснованности действий должностных лиц во всех случаях проведения гласного обследования в ночное время.

При выявлении фактов проведения ОРМ с нарушением предусмотренных законом условий прокурорским работникам необходимо требовать незамедлительного их прекращения, а при необходимости принимать исчерпывающие меры к обжалованию судебных решений, разрешающих проведение таких мероприятий. Прокуратуре также необходимо аккумулировать поступающую информацию о нарушении прав предпринимателей и учитывать, что неоднократное проведение органами дознания ОРМ в отношении одних и тех же хозяйствующих субъектов, а также аффилированных с ними лиц может свидетельствовать об их противоправном характере.

Прокурорские работники обязаны изучать материалы, послужившие основанием для возбуждения уголовных дел о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности, и составлять заключения о законности (незаконности) процессуального решения. Отмечено, что при выявлении фактов незаконного возбуждения дел и при наличии достаточных данных, указывающих на преступность действий должностных лиц органа предварительного расследования, необходимо инициировать процессуальную проверку в отношении последних. Прокуратуре нужно давать оценку обоснованности решений о привлечении субъектов предпринимательской деятельности в качестве обвиняемых, об избрании им меры пресечения в виде заключения под стражу, о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям. При обнаружении фактов предъявления формальных обвинений в отсутствие доказательств, в том числе по завышенной квалификации, незамедлительно принимать меры реагирования. Информацию об уголовных делах, по которым срок следствия продлен свыше 12 месяцев, ежемесячно направлять в соответствующие профильные подразделения Генпрокуратуры.

В ФПА неоднозначно отнеслись к документу

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Михаил Толчеев отметил, что документ вызывает двоякое чувство. «С одной стороны, нельзя не приветствовать тот факт, что столь значимые ведомства правоохранительного блока заявили о наличии нерешенной проблемы и продекларировали свою обязанность и готовность предпринимать усиленные меры обеспечения законности в сфере оперативно-разыскной деятельности и уголовного преследования в отношении предпринимателей. С другой стороны, совершенно очевидно, что перечисленные в указании меры и без того являются прямой обязанностью этих органов, и, кстати, не только в отношении бизнесменов, а в отношении вообще любых субъектов. Да, заверение и демонстрация готовности действовать – это уже шаг в верном направлении. Главное, чтобы они не остались простыми декларациями, а стали руководством к действию», – подчеркнул он.

По мнению Михаила Толчеева, ситуация может быть изменена только изменением действенности судебного контроля, когда оспаривание действий и решений следователей и органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность, станет эффективным способом независимого контроля. «И в этом плане, на мой взгляд, указание содержит все тот же неправильный посыл: возвращение уголовного дела на доследование в связи с недостаточностью доказательств вины или неправильной квалификацией предлагается рассматривать как упущение прокурора. Представляется, что правоохранительная система изменится к лучшему только тогда, когда мы будем исходить из предположения, что судьи – лучшие правоведы и несогласие суда с обвинением не рассматривается как априорная недоработка следствия», – подытожил вице-президент ФПА РФ.

Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн добавил, что в последние несколько лет наблюдалась «борьба законодателей с правоохранителями» за исполнение уже имеющихся законов. «Излишне напоминать законодательные новеллы в части общего запрета избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лиц, обвинявшихся в совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности, в части разрешения вопросов о возвращении изъятых в ходе следственных действий документов и предметов и т.д. Затем началась "борьба Верховного Суда РФ с нижестоящими судьями" за правильное применение закона в этой же сфере (внесение изменений во многие постановления Пленума ВС РФ)», – пояснил он.

Евгений Рубинштейн предположил, что, по всей видимости, начался новый этап – «борьба правоохранителей с правоохранителями», о чем свидетельствует, без иронии, правильное совместное указание надзирающего, следственных и оперативных органов. «Государство, несмотря на уже предпринятые меры, требует от правоприменителей более внимательного и принципиального подхода к выявлению нарушений при расследовании уголовных дел в отношении предпринимателей. Мотив такого требования содержится в статистике – количество уголовных дел в отношении предпринимателей не уменьшается, а содержание обвинений зачастую очень и очень сомнительное. Суды не сыграли роль справедливого и независимого органа, который мог бы противостоять незаконным обвинениям, и их деятельность в этой сфере не оказала никакого влияния на общую ситуацию в сфере защиты прав предпринимателей от необоснованного уголовного преследования. Поэтому понадобилось создать и принять очередной праворазъяснительный акт, который бы еще более детализировал действия должностных лиц, вовлеченных в производство по уголовному делу на стадии предварительного расследования в сфере предпринимательской деятельности», – убежден советник ФПА РФ.

Он добавил, что содержание указания изобилует такими словосочетаниями, как «ориентировать подчиненных», «организовать системный контроль», «пресекать факты проведения проверок», «обеспечить доступ», «обеспечить надлежащий контроль», «ответственно подходить к вопросу» и так далее, но не содержит разъяснения наиболее важных вопросов. Например, пояснил Евгений Рубинштейн, указания предусматривают, что прокуроры должны принимать меры реагирования при обнаружении фактов «предъявления формальных обвинений в отсутствие доказательств». Между тем приведенное словосочетание является настолько оценочным, что оно не может иметь регулятивный характер.

«Если бы авторы указаний исследовали прокурорскую и следственную практику, обобщили результаты и дали конкретные разъяснения, что считать "формальным обвинением", какой совокупности доказательств недостаточно для предъявления обвинения, на что необходимо обращать внимание при изучении доказательств, то такой документ имеет шанс исправить перекосы в правоприменении. А если бы это было сделано по отношению к наиболее часто встречающимся составам преступлений (ст. 159, 201 УК РФ и др.), то эффективность документа стала бы гораздо выше», – отметил Евгений Рубинштейн.

По его мнению, документ ничего нового в защиту прав предпринимателей не привносит, а лишь «разъясняет то, что должны были делать должностные лица в течение всего этого времени». «Вряд ли мы можем ответственно говорить, что до этого указания должностные лица не знали, как работать по такого рода уголовным делам и на что обращать внимание в своей деятельности. Учитывая, что пока никакие ранее предпринятые меры не привели к улучшению ситуации, в настоящее время нет причин для вывода о том, что этот праворазъяснительный акт сможет кардинально повлиять на защиту прав предпринимателей от необоснованного уголовного преследования. Во внутренних документах появятся ссылки на отдельные пункты этого разъяснения, сформируются реестры уголовных дел, увеличится частота проверок на предмет соблюдения сроков, увеличится количество межведомственных совещаний и других мероприятий, которые предусматриваются этими указаниями. Но основная проблема не решается этими указаниями», – подчеркнул советник ФПА РФ.

Очевидно, добавил он, что причина сложившейся ситуации – низкий уровень правоприменителя и отсутствие реальной независимой судебной власти, которая не имеет возможности противостоять правоохранительной системе и честно принимать процессуальные решения без каких-либо компромиссов. «Понимая, что "других у нас нет", решение проблемы видится не в принятии дополнительных правильных указаний, а в создании системы норм, которые бы не оставляли для правоприменителя свободы усмотрения в принятии наиболее важных решений. Например, полный запрет на избрание мер пресечения, ограничивающих личную неприкосновенность, в отношении обвиняемых по определенным составам, запрет на передачу уголовных дел в суд до разрешения ходатайства о прекращении уголовного дела с аргументацией по каждому доводу стороны защиты, отмена обвинительного приговора в случае нерассмотрения защитительного довода или его рассмотрения на основании абстрактных формулировок и тому подобное. Одновременно с этим нужны последовательная разъяснительная работа и формирование обширной судебной практики высоких стандартов доказывания. А о необходимости искоренения коррупции в правоохранительных органах уже говорить не приходится», – резюмировал Евгений Рубинштейн.

Подробная информация опубликована на advgazeta.ru.

Зинаида Павлова

Поделиться