Видеолекции

Лента новостей

7 августа 2020 г.
Сообщение сотрудника полиции должно подтверждаться объективными сведениями
Следователь УВД попытался вызвать адвоката на следственные действия с помощью лжепредставителя Адвокатской палаты
6 августа 2020 г.
Хроника событий, важнейшие документы и актуальные интервью
Опубликован свежий номер информационно-аналитического бюллетеня «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации»
5 августа 2020 г.
Жалобы на действия следователя приняты во внимание
Уголовные дела адвокатов Дианы Ципиновой и Ратмира Жилокова передали в ГСУ СК по Северо-Кавказскому округу

Мнения

Никита Трубецкой
7 августа 2020 г.
Когда «двойная защита» есть, а конфликта нет
Основания назначения адвоката-дублера должны быть исключительными

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Суд обязал учреждение ФСИН предоставить адвокату информацию

28 июля 2020 г. 13:45

Суд указал, что в отношениях адвоката с доверителем ссылка на Закон о персональных данных недопустима


Железнодорожный районный суд г. Красноярска отметил, что, заключив соглашение об оказании юридической помощи, доверитель уже предоставил адвокату право направлять в соответствующие органы адвокатский запрос по вопросам, необходимым для оказания квалифицированной юридической помощи. Суд также указал, что ответ о невозможности предоставить адвокату запрошенную информацию о перемещениях доверителя между учреждениями ФСИН препятствует ему в осуществлении профессиональной деятельности и надлежащем исполнении обязательств перед доверителем, возникающих из соглашения об оказании юридической помощи. Руководитель Комиссии по защите прав адвокатов АП Красноярского края Павел Киреев, представляющий интересы адвоката Владимира Васина, который обратился с иском, отметил, что суд дал оценку большинству доводов, в том числе подробно обосновав позициями КС РФ право на получение информации и обязанность государственных органов предоставить возможность ознакомления с ней.

По сообщению «АГ», Железнодорожный районный суд г. Красноярска изготовил мотивированное решение по административному иску адвоката Первой Красноярской краевой коллегии адвокатов Владимира Васина к ГУФСИН России по Красноярскому краю и заместителю начальника учреждения, полковнику внутренней службы Андрею Луханину. Суд г. Красноярска удовлетворил административный иск Владимира Васина и признал ответ ГУФСИН России по Красноярскому краю незаконным. Он также обязал учреждение предоставить адвокату необходимую информацию. В комментарии «АГ» адвокат Владимир Васин, обращавшийся с иском в суд, сообщил, что информацию ГУФСИН России по Красноярскому краю о перемещениях его подзащитного пока не предоставило. Его представитель, руководитель Комиссии по защите прав адвокатов АП Красноярского края Павел Киреев полагает, что учреждение будет обжаловать решение суда.

Читайте также:
«Заключение соглашения между адвокатом и доверителем – это уже и есть согласие»
В Красноярске суд удовлетворил иск адвоката к ГУФСИН из-за отказа предоставить информацию об этапировании доверителя якобы в связи с тем, что последний не разрешил

Как сообщалось ранее, Владимир Васин заключил соглашение об оказании юридической помощи осужденному З. 14 октября 2019 г. он направил начальнику ГУФСИН по Красноярскому краю Николаю Васильеву адвокатский запрос, в котором попросил предоставить информацию обо всех перемещениях (этапированиях) его доверителя З. между учреждениями ведомства, указав в ответе наименование всех учреждений, где он содержался с момента прибытия на территорию Красноярского края для отбывания наказания.

13 ноября 2019 г. Владимир Васин получил ответ за подписью заместителя начальника ГУФСИН России по Красноярскому краю, полковника внутренней службы Андрея Луханина. Он указал, что в соответствии со ст. 7 Закона о персональных данных ГУФСИН России по Красноярскому краю не может раскрывать третьим лицам персональные данные без согласия субъекта таких данных, а осужденный З. отказался написать заявление о согласии на предоставление адвокату запрашиваемых сведений.

Не согласившись с таким ответом, адвокат подал административный иск в Железнодорожный районный суд г. Красноярска. Он указал, что все персональные данные осужденного ему были известны в силу специфических отношений между адвокатом и доверителем. Кроме того, ст. 7 Закона о персональных данных запрещает распространять персональные данные третьим лицам без согласия субъекта персональных данных. Однако запрашиваемые данные о перемещениях осужденного между учреждениями ГУФСИН России не подпадают под действие указанного закона, так как запрашиваемая информация сообщается адвокату, оказывающему правовую помощь субъекту персональных данных в соответствии с поручением последнего и ордером адвоката, в связи с чем истец не является третьим лицом по смыслу Закона о персональных данных.

Адвокат попросил суд признать ответ незаконным и обязать учреждение предоставить информацию о всех перемещениях З.

13 июля Железнодорожный районный суд г. Красноярска удовлетворил административный иск Владимира Васина.

В мотивированном решении (имеется у «АГ»), представитель административного ответчика ГУФСИН России по Красноярскому краю, помимо прочего, указал, что осужденный З. отказался написать заявление о предоставлении или об отказе в предоставлении своих персональных данных адвокату.

Суд указал, что на основании ст. 7 Закона о персональных данных операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно ч. 4 ст. 6.1 Закона об адвокатуре в предоставлении адвокату запрошенных сведений может быть отказано в случае, если субъект, получивший адвокатский запрос, не располагает запрошенными сведениями, если нарушены требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, определенные в установленном порядке, а также если запрошенные сведения отнесены законом к информации с ограниченным доступом.

Суд заметил, что в силу ч. 1 ст. 8 Закона об адвокатуре адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Он указал, что соглашение об оказании юридической помощи является договором поручения, где одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия. Права и обязанности по сделке, совершенной поверенным, возникают непосредственно у доверителя (ст. 971 ГК РФ).

По мнению суда, из буквального толкования приведенных норм Гражданского кодекса и ст. 6, 6.1 Закона об адвокатуре следует, что, заключив соглашение об оказании юридической помощи, доверитель предоставил адвокату право направлять в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации адвокатский запрос по входящим в компетенцию указанных органов и организаций вопросам о предоставлении справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи и содержащих персональные данные доверителя.

Суд заключил, что поскольку адвокат обязан сохранять адвокатскую тайну, т.е. любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю, то предоставление ему запрошенных сведений и документов не противоречит целям Закона о персональных данных, поскольку не влечет нарушения прав гражданина, заключившего соглашение об оказании квалифицированной юридической помощи на защиту неприкосновенности частной жизни, личную и семейную тайну.

Кроме того, суд указал, что ч. 2 ст. 24 Конституции обязывает органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом. В Определении от 12 мая 2003 г. № 173-О Конституционный Суд отметил, что в силу непосредственного действия названной конституционной нормы любая затрагивающая права и свободы гражданина информация (за исключением сведений, содержащих государственную тайну, сведений о частной жизни, а также конфиденциальных сведений, связанных со служебной, коммерческой, профессиональной и изобретательской деятельностью) должна быть ему доступна, при условии, что законодателем не предусмотрен специальный правовой статус такой информации в соответствии с конституционными принципами, обосновывающими необходимость и соразмерность ее особой защиты.

Суд указал, что в силу правовой позиции, изложенной Конституционным Судом 18 февраля 2000 г. в Постановлении № 3-П, Конституция предусматривает разные уровни гарантий и разную степень возможных ограничений права на информацию, исходя из потребностей защиты частных и публичных интересов. Однако согласно ч. 3 ст. 55 Конституции данное право может быть ограничено исключительно федеральным законом. Причем законодатель обязан гарантировать соразмерность такого ограничения конституционно признаваемым целям его введения.

«Из этого требования вытекает, что в тех случаях, когда конституционные нормы позволяют законодателю установить ограничения закрепляемых ими прав, он не может использовать способы регулирования, которые посягали бы на само существо того или иного права, ставили бы его реализацию в зависимость от решения правоприменителя, допуская тем самым произвол органов власти и должностных лиц, и, наконец, исключали бы его судебную защиту. Иное противоречило бы и ст. 45 Конституции Российской Федерации, согласно которой государственная защита прав и свобод гарантируется и каждый вправе защищать их всеми способами, не запрещенными», – резюмировал суд.

Он также сослался на ряд постановлений КС, в которых Суд отметил, что законодатель, определяя средства и способы защиты государственных интересов, должен использовать лишь те из них, которые для конкретной правоприменительной ситуации исключают возможность несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина. При допустимости ограничения того или иного права в соответствии с конституционно одобряемыми целями государство должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими целями меры. Публичные интересы, перечисленные в ч. 3 ст. 55 Конституции, могут оправдывать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения адекватны социально необходимому результату; цели одной только рациональной организации деятельности органов власти не могут служить основанием для ограничения прав и свобод.

«Приведенные правовые позиции в полной мере применимы к определению допустимых ограничений прав, закрепленных в ст. 23, 24 и 29 Конституции Российской Федерации, нормы которых обосновывают и обеспечивают в том числе возможность для гражданина требовать предоставления ему собираемых органами государственной власти и их должностными лицами сведений, непосредственно затрагивающих его права и свободы и тем более касающихся его частной жизни, чести и достоинства. Основания для таких ограничений могут устанавливаться законом только в качестве исключения из общего дозволения (ст. 24 ч. 2, Конституции Российской Федерации) и должны быть связаны именно с содержанием информации, поскольку иначе они не были бы адекватны конституционно признаваемым целям», – посчитал суд.

Он заметил, что Владимир Васин приложил к адвокатскому запросу ордер, являющийся в соответствии с ч. 2 ст. 6 Закона об адвокатуре доказательством заключения соглашения с З. на оказание юридической помощи. В связи с этим ответ ГУФСИН России по Красноярскому краю о невозможности предоставить ему информацию о всех перемещениях между учреждениями ГУФСИН России по Красноярскому краю осужденного З. препятствует адвокату в осуществлении профессиональной деятельности и в надлежащем исполнении своих обязательств перед З., возникающем из соглашения об оказании юридической помощи.

Суд также нашел несостоятельным довод административного ответчика ГУФСИН России по Красноярскому краю о том, что З. отказался написать заявление о предоставлении или об отказе в предоставлении своих персональных данных адвокату, о чем сотрудниками ФКУ ИК16 ГУФСИН России по Красноярскому краю был составлен акт, в связи с чем ГУФСИН России по Красноярскому краю не могло предоставить запрошенные адвокатом сведения, поскольку в судебном заседании З. отрицал факт отказа в предоставлении информации.

Таким образом, Железнодорожный районный суд г. Красноярска удовлетворил административный иск Владимира Васина и признал ответ ГУФСИН России по Красноярскому краю незаконным. Он также обязал учреждение предоставить адвокату необходимую информацию.

В комментарии «АГ» руководитель Комиссии по защите прав адвокатов АП Красноярского края Павел Киреев, представляющий интересы Владимира Васина, отметил, что суд дал оценку большинству доводов, в том числе подробно обосновав позициями КС РФ право на получение информации и обязанность госорганов предоставить возможность ознакомления с ней. Суд также указал, что ответ о невозможности предоставить адвокату запрошенную информацию о перемещениях доверителя между учреждениями ФСИН препятствует ему в осуществлении профессиональной деятельности и надлежащем исполнении обязательств перед доверителем, возникающих из соглашения об оказании юридической помощи. «Полагаем, ГУФСИН по Красноярскому краю будет обжаловать данное решение суда», – подчеркнул Павел Киреев.

Владимир Васин положительно оценил позицию суда. «Суд учел практически все, что мы хотели», – подчеркнул адвокат, добавив, что не собирается обжаловать решение. Владимир Васин также сообщил, что запрошенную им информацию ГУФСИН России по Красноярскому краю пока не предоставило.

Марина Нагорная

Поделиться