Лента новостей

19 мая 2022 г.
Вручен первый Знак Почета заслуженных юристов РФ
18 мая на площадке Пенсионного фонда РФ состоялось заседание Правления Национального Клуба (Совета) заслуженных юристов
19 мая 2022 г.
Адвокаты Ярославской области готовятся к внеочередной конференции
Президент ФПА РФ принял участие в рабочем совещании с адвокатами Переславского судебного района по вопросам ее проведения
19 мая 2022 г.
Непростой для анализа прецедент
Совет АП обязан уведомить орган юстиции о восстановлении статуса адвоката по решению суда, указал ВС РФ

Мнения

Булат Юмадилов
17 мая 2022 г.
Призвание во благо служения людям
Об участии адвокатов Республики Башкортостан в оказании бесплатной юридической помощи

Интервью

«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
15 апреля 2022 г.
Владислав Гриб
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
У адвокатов есть не только профессиональные, но и общественные обязанности

Спорная инициатива

7 апреля 2021 г. 10:45

Верховный Суд РФ считает, что ликвидация института частного обвинения поможет российским властям эффективнее бороться с домашним насилием


6 апреля Пленум Верховного Суда РФ решил внести в Государственную Думу ФС РФ законопроект, направленный на ликвидацию частного обвинения. Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн считает, что уничтожение института частного обвинения поставит жертв домашнего насилия в еще большую зависимость от государства. «Общеизвестные проблемы правоприменения на стадии возбуждения уголовного дела, не решаемые представленным законопроектом, в большей степени ограничат доступ жертв к правосудию, чем процедура возбуждения дел частного обвинения», – пояснил он.

Этот вид уголовного преследования охватывает сейчас всего три состава: умышленное причинение легкого вреда здоровью без отягчающих обстоятельств, нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию, и неквалифицированную клевету (ч. 1 ст. 115, ст. 116.1, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ). Такие дела, по общему правилу, возбуждаются только по заявлению потерпевшего и прекращаются, если тот примирится с обвиняемым (ч. 2 ст. 20 УК РФ).

Ранее о переводе этих составов в разряд частно-публичных упоминал председатель ВС РФ Вячеслав Лебедев – в декабре 2020 г. на пленарном заседании Совета судей и в феврале этого года на совещании судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов РФ. Адвокаты, которых «АГ» еще в конце 2020 г. попросила прокомментировать инициативу, оценили ее негативно.

Законопроект, который ВС РФ решил внести в Госдуму, соответствует тому, о чем говорил Вячеслав Лебедев: все уголовные дела частного обвинения станут частно-публичными. Это значит, что возбуждать их, как и сейчас, смогут по заявлению потерпевшего, но примирение с обвиняемым больше не будет рассматриваться как безусловное основание для прекращения дела. Суды, как указано в пояснительной записке, смогут учитывать «все обстоятельства дела и сведения об обвиняемом». Более того, предполагается, что из ч. 1 ст. 20 УПК РФ упоминание о частном обвинении будет исключено – среди видов уголовного преследования останутся только частно-публичное и публичное.

В пояснительной записке ВС РФ утверждает, что частный порядок уголовного преследования не в полной мере согласуется с позицией Европейского Суда по правам человека по делу «Володина против России». В конце 2020 г. Комитет министров Совета Европы отметил, что жертвы домашнего насилия особенно уязвимы и что РФ нужно активно защищать их.

Частное обвинение предполагает, что потерпевший сам выступает в суде вместо гособвинителя и сам доказывает вину подсудимого. То есть все зависит от активности потерпевшего «при минимальном вмешательстве государства», указал ВС РФ. «Отмеченные и другие особенности частного порядка уголовного преследования, включая фактическое отсутствие стадии предварительного расследования, свидетельствуют о том, что в настоящее время он не отвечает потребностям эффективной уголовно-правовой защиты прав и свобод человека и гражданина <…>, а также не согласуется с политикой государства в области обеспечения безопасности личности и противодействия преступности, в том числе предупреждения домашнего насилия», – отмечается в пояснительной записке.

В ней также приводится статистика осуждений и примирений по делам частного обвинения за 2020 г. Так, за умышленное причинение легкого вреда здоровью без отягчающих обстоятельств наказание понесли 1,6 тыс. лиц, при этом из-за примирения с потерпевшим суды прекратили уголовные дела в отношении 1,5 тыс. человек. За побои по ст. 116.1 УК РФ эти цифры составляют 1,6 тыс. и 1,4 тыс., а за клевету без отягчающих обстоятельств – 56 и 131 соответственно.

ВС также отметил, что лица, которые привлекаются к ответственности за побои по ст. 6.11 КоАП РФ, находятся в более невыгодном положении, чем те, кто должен отвечать по ст. 116.1 УК РФ. Привлечение к административной ответственности осуществляется исключительно в публичном порядке и не зависит от заявления и позиции потерпевшего. Такую же параллель Суд проводит между неквалифицированной клеветой и оскорблением (ст. 5.61 КоАП РФ).

В случае принятия поправок доказыванием по «бывшим» делам частного обвинения будут заниматься в первую очередь правоохранительные органы. Благодаря этому в суды не попадут дела, «по которым отсутствует предварительное подтверждение наличия события и состава соответствующего преступления», считает Верховный Суд.

В комментарии «АГ» советник Федеральной палаты адвокатов РФ Евгений Рубинштейн отметил, что введение очень спорного института административной преюдиции повлекло изменение норм как материального уголовного права, так и процессуального. «При этом изменение УПК имело вынужденный оперативный характер, что привело к системным проблемам функционирования института частного обвинения. Поэтому реформирование рассматриваемого института было делом времени и господствующей идеи», – уверен он.

Самый простой вариант – полностью уничтожить частное обвинение. «Наиболее сложный – разработать нормативную регламентацию обновленного института с пересмотром концепции отнесения к нему отдельных составов преступлений и порядка оказания содействия со стороны государства в доказывании отдельных обстоятельств преступления. Верховный Суд избрал простой путь», – полагает советник ФПА РФ.

Он не оспаривает необходимость развития законодательства, которое поможет сдержать распространение домашнего насилия и обеспечить жертвам адекватную защиту, но считает, что ликвидация института частного обвинения поставит жертв в еще большую зависимость от государства. «Общеизвестные проблемы правоприменения на стадии возбуждения уголовного дела, не решаемые представленным законопроектом, в большей степени ограничат доступ жертв к правосудию, чем процедура возбуждения дел частного обвинения», – пояснил Евгений Рубинштейн.

Адвокат АК «Рязанцев Лигал Групп» Александр Рязанцев считает, что этот законопроект – попытка чрезмерного государственного вмешательства в сферу преимущественно частных интересов. «Повторю мнение, которое ранее высказывал в "АГ": ликвидация института частного обвинения ухудшит положение и стороны обвинения, и стороны защиты по делам о преступлениях, сейчас относящихся к категории частного обвинения», – подчеркнул эксперт.

Он отметил, что ВС РФ обосновывает свою инициативу тем, что изменится порядок прекращения уголовных дел «бывшего» частного обвинения в случае примирения с потерпевшим: решение будет приниматься судом не безусловно, а с учетом всех обстоятельств дела и сведений об обвиняемом. То есть, в отличие от порядка прекращения по делам частного обвинения, при наличии оснований суд вправе не согласиться с примирением сторон. Такой аргумент адвокат не поддержал: «Полагаю, что в этом и была социальная сущность института частного обвинения, позволяющая двум сторонам конфликта договориться друг с другом без участия государства и без возможного поражения в правах, поскольку прекращение по делам частно-публичного обвинения, в отличие от дел частного обвинения, является нереабилитирующим».

По мнению Александра Рязанцева, целесообразнее не уничтожать институт частного обвинения, а провести его «ревизию» – например, изменить перечень составов, относящихся к делам частного обвинения. «Сложность доказывания по делам о побоях или умышленном причинении легкого вреда бывает такая же, как, например, при причинении тяжкого вреда или даже убийстве. А в случае с делами о клевете сложность обычно заключается в оценке судом распространенной информации, а не в доказывании факта ее распространения, что делает данный состав приемлемым для рассмотрения в порядке частного обвинения», – пояснил эксперт.

Адвокат МКА «Князев и партнеры» Артем Чекотков добавил: «Если основными мотивами ликвидации одного из классических институтов уголовного процесса действительно являются стремление разрешить проблемы домашнего насилия, необходимость возложить обязанность по сбору доказательств на должностных лиц, желание устранить противоречия в процедуре привлечения к ответственности со смежными составами административных правонарушений – в общем все то, что указано в пояснительной записке, – то предложенные изменения представляются довольно кардинальными».

По мнению эксперта, корень проблем, о которых говорит ВС РФ, намного глубже и явно не связан только с процедурными особенностями дел частного обвинения. «Реализация этой реформы может привести к тому, что "с грязной водой будет выплеснут и ребенок", и процесс привлечения к ответственности по обозначенным в законопроекте составам, да и в целом процессуальная система лишатся объективных плюсов, которыми обладают дела частного обвинения», – пояснил Артем Чекотков.

Он предположил, что идея ликвидировать частное обвинение может быть связана с законопроектом об уголовном проступке, который активно продвигает Верховный Суд. «Если в УК появится уголовный проступок, а в УПК сохранятся дела частного обвинения, то сложится ситуация, при которой процедура прекращения дел по уголовным проступкам как минимум будет конкурировать с основаниями прекращения дел частного обвинения, что не совсем логично, учитывая объективно меньшую общественную опасность последних», – указал адвокат.

Более того, заметил он, УПК в таком случае будет содержать основания для прекращения уголовных дел частного обвинения, дел об уголовных проступках, уголовных дел о преступлениях небольшой и средней тяжести, которые не являются уголовными проступками… «Пожалуй, разобраться во всех указанных основаниях будет проблематично даже узкопрофильному специалисту», – считает Артем Чекотков.

Это лишь один из примеров сложностей, можно привести и иные, добавил адвокат: «Так, не совсем понятно, почему ч. 1 ст. 115 и ст. 116.1 УК РФ не относятся к уголовным проступкам, а ч. 1 ст. 128.1 – относится. Вопросов возникает масса. Возможно, в связи с этим ВС и пытается устранить наметившуюся путаницу». По мнению эксперта, ликвидация классического института уголовного судопроизводства однозначно должна иметь фундаментальное обоснование. «Приведенную в пояснительной записке аргументацию сложно назвать такой», – заключил он.

Екатерина Коробка

Поделиться