Лента новостей

18 июня 2019 г.
Необходимо правильно использовать энергию молодых адвокатов
Опубликована видеозапись выступления Нвера Гаспаряна на Форуме молодых адвокатов и наставников в Ростове-на-Дону
18 июня 2019 г.
«Болевые точки» российского правоприменения
Эксперты проанализировали доклад Уполномоченного по правам человека в РФ Президенту РФ
18 июня 2019 г.
Как компенсировать расходы на повышение квалификации
Минфин России разъяснил свою позицию относительно учета расходов на повышение квалификации в составе профессионального налогового вычета

Мнения

Сергей Макаров
18 июня 2019 г.
В воспрепятствовании деятельности адвоката нет мелочей
Обсуждение и критика формы жалобы адвоката вытеснили ее содержание

Интервью

О ПМЮФ, ПМЭФ и цифровизации адвокатуры
17 июня 2019 г.
Елена Авакян
О ПМЮФ, ПМЭФ и цифровизации адвокатуры
Интервью у Елены Авакян берет редактор сайта ФПА РФ Сергей Гусев

Преступность в результате социальных потрясений

15 февраля 2018 г. 20:28

Эксперты обсудили причины роста преступности в ходе и в результате различных масштабных социальных конфликтов и потрясений и меры борьбы с ними


В рамках XV Международной научно-практической конференции «Ковалевские чтения» прошла панельная дискуссия «Социальные потрясения как провокации к преступлению? Кто виноват и что делать?», модераторами которой выступили первый вице-президент ФПА РФ Евгений Семеняко и профессор Московской академии Следственного комитета РФ Юрий Голик.

Организаторы отметили, что общество никогда не бывает готово к всплеску преступности после социальных потрясений, но при этом криминологи не исследуют их глубоко. «Создание криминологической и уголовно-правовой модели реагирования на социальные потрясения позволит избежать увеличения издержек конфликта, уменьшить ущерб, предотвратить ожидаемый рост преступлений в определенных сферах и способствовать скорейшему выходу общества из неблагоприятных условий», – уверены организаторы.

Участие в обсуждении приняли адвокат Derra, Meyer&Partner Rechtsanwälte Андреас Диппе из Берлина, профессор Северо-Кавказского федерального университета Алексей Кибальник, заместитель прокурора г. Манила Бенджамин Ребайа Самсон, старший преподаватель Уральского государственного юридического университета Данил Сергеев, а также президент Сербской королевской академии наук и искусств, генеральный секретарь Международной ассоциации международного уголовного права Срето Ного.

Открывая сессию, Юрий Голик отметил, что законодатель очень часто реагирует на те или иные изменения в социальной жизни в сфере уголовного права, но делает это не всегда адекватно. В качестве примера он привел то, что после Февральской революции 1917 г. Временным правительством было принято около 300 нормативных актов в сфере борьбы с преступностью, почти каждый из которых носил репрессивный характер.

При этом Юрий Голик отметил, что в прошлом году, который не был особенно примечательным с точки зрения социальных потрясений, было принято 16 законов о внесении изменений в Уголовный кодекс РФ, которыми было изменено 4 статьи в Общей части и 40 – в Особенной части, при этом Кодекс был дополнен 16 новыми составами преступлений. «Введение любого состава означает увеличение репрессий. Это аксиома», – отметил спикер, добавив, что действующий УК РФ является самым репрессивным с 1917 г.

Андреас Диппе в своем выступлении рассмотрел вопрос о том, насколько провоцировали факты возведения и падения Берлинской стены на совершение преступлений. Он сообщил, что с момента возведения стены переезд граждан ГДР в ФРГ фактически стал преступлением, и множество людей было приговорено к реальным срокам лишения свободы от трех до шести лет. При этом многие из них по отбытии половины срока «выкупались» властями ФРГ и это фактически стало бизнесом для Восточной Германии, зарабатывавшей на этом большие деньги. Другие преступления, которые были связаны с Берлинской стеной, – это нарушение режима охраны госграницы, когда пограничники не стреляли в перебежчиков и наказывались за это, а также несообщение о подготовке к побегу из ГДР.

После падения стены, отметил Андреас Диппе, были инициированы процессы против чиновников Совета обороны, принимавших решения о размещении 700 тысяч мин и пулеметных точек на границе с ФРГ, которые были осуждены. Также были и процессы против солдат, которые стреляли по нарушителям границы, – они также были осуждены. При этом отмечалось, что нормы права ГДР, требовавшие от военнослужащих стрелять во исполнение приказа, отменены, а значит нельзя применять их в свое оправдание.

В свою очередь Алексей Кибальник коснулся вопроса о том, чего можно ждать от международной уголовной юстиции. Он напомнил, что после Нюрнбергского и Токийского процессов было немало международных и внутренних военных конфликтов, но с тех пор только было создано лишь два международных трибунала – по бывшей Югославии и по Руанде, которые уже прекратили свое существование.

«По существу эпоха специально создаваемых трибуналов закончилась», – констатировал выступающий.

При этом он напомнил, что в 1998 г. был подписан Римский статут Международного уголовного суда, на который возлагали большие надежды. «Но, к сожалению, нужно констатировать, что на текущий момент, перманентная международная уголовная юстиция существует в очень убогом виде», – заметил Алексей Кибальник.

Он пояснил, что это связано с тем, что пока в Римском статуте не будут участвовать такие страны, как США, Россия, Индия и Китай, то ни о каком настоящем и справедливом международном уголовном суде речи быть не может. Другая причина в том, что то мизерное количество судебных актов, вынесенных этим Судом, касается только южно-африканских стран, которые просто начали отзывать свои подписи под Римским статутом.

Исправить ситуацию, в которой оказалась международная уголовная юстиция, по мнению Алексея Кибальника, может использование решений «Югославского трибунала» на практике как прецедентов. Также положительно может сказаться изменение ряда положений Римского статута, не устраивающих крупнейшие страны, – это процедурные статьи, которые позволяют привлечь к ответственности глав государств, производить выдачу граждан, повторное уголовное преследование и иные. Впрочем, такую меру докладчик навал фантастической.

Данил Сергеев выступил с докладом на тему «Социальные потрясения и преступления против культурных ценностей». Он отметил, что культурные ценности становятся заложниками войн, конфликтов и иных социальных потрясений. Спикер сделал экскурс в историю, отметив, что подобная ситуация имеет место на протяжении многих веков. В качестве примера он привел разрушение Рима вандалами, разграбление Константинополя крестоносцами, попытку уничтожения Наполеоном московского Кремля и иные исторические события.

Эксперт пояснил, что причины таких действий могут быть совершенно разные: идеология, ненависть, политика, религия, деньги – борьба с каждой из них должна идти своим путем. «К сожалению, на сегодняшний день ответа как с этим бороться – нет», – заключил Данил Сергеев. Он напомнил, что существует утвержденный в 1954 г. знак, которым необходимо маркировать культурные ценности во время конфликта для их защиты в соответствии с Гаагской конвенцией. Однако Конвенция не распространяется на уничтожение своих культурных ценностей самим государством, несмотря на то, что эти ценности воспринимаются миром как всеобщее культурное наследие.

Данил Сергеев также привел меры, которые ЮНЕСКО видит в качестве защиты культурных ценностей в будущем: распространение на их уничтожение международной уголовной юрисдикции, создание специального суда, а также принятие универсального международного акта о защите культурных ценностей.

Президент Сербской королевской академии наук и искусств Срето Ного рассказал о последствиях распада Югославии и формировании уголовного права в образовавшихся после этого государствах. А заместитель прокурора Манилы Бенджамин Ребайа Самсон в своем выступлении проинформировал о борьбе с наркопреступностью на Филиппинах и последствиях этого.

Поделиться