Лента новостей

28 февраля 2020 г.
Отчеты заслушаны, решения приняты
28 февраля в Москве прошла XIX отчетная конференция адвокатов Московской области
27 февраля 2020 г.
Точечными решениями ситуацию уже не исправить
На заседании коллегии МВД России Президент РФ призвал предельно жестко реагировать на нарушение закона правоохранителями
27 февраля 2020 г.
Обмен опытом и решение общих задач
27 февраля в Минске состоялась Международная конференция (форум) «Место и роль адвокатуры в правоприменительной системе»

Мнения

Алексей Королев
27 февраля 2020 г.
Наши разногласия
Федеральная палата адвокатов раскритиковала отчет аудитора Счетной палаты РФ

Интервью

Самое трудное в защите – доказывать очевидное
26 февраля 2020 г.
Вадим Клювгант
Самое трудное в защите – доказывать очевидное
Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант дал интервью журналу «Уголовный процесс»

Неопределенность отсутствует

10 февраля 2016 г. 12:08

КС подтвердил конституционность ст. 49 УПК РФ, однако отметил неправомерность вызова адвоката на допрос


Конституционный Суд РФ вынес определение по жалобе В.В. Буркова, оспаривавшего конституционность ч. 4 ст. 49 УПК РФ, согласно которой адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника, если предъявит удостоверение адвоката и ордер.

В 2010 г. на курганского бизнесмена Василия Буркова завели уголовное дело по ч. 1 ст. 201 УК РФ (в ходе предварительного следствия квалификация содеянного неоднократно менялась); 31 августа 2011 г. Бурков был задержан, а 5 сентября 2011 г. – помещен под стражу. Защиту Буркова в уголовном судопроизводстве принял на себя адвокат Виктор Доможиров, который ранее оказывал ему помощь по гражданским делам. Заключив соглашение с Бурковым на представление его интересов в этом деле, адвокат успел несколько раз навестить доверителя в следственном изоляторе, прежде чем в офис и квартиру адвоката Доможирова пришли с обыском.

В ходе обыска у адвоката были изъяты материалы по уголовному и гражданскому делам Буркова, а адвокат привлечен к уголовной ответственности как соучастник своего подзащитного.

В июне 2015 г. Курганский областной суд оставил без изменения приговор городского суда, по которому В. Бурков признан виновным в преднамеренном банкротстве (ст. 196 УК РФ), а его адвокат В. Доможиров – в пособничестве ему (ч. 5 ст. 33 и ст. 196 УК РФ).

В качестве доказательств виновности суды использовали в том числе и документы, полученные при обыске у адвоката. По мнению судов, В. Доможиров не приобрел статуса защитника по уголовному делу В. Буркова, поскольку в нарушение требования ч. 4 ст. 49 УПК РФ не предъявил следователю соответствующие удостоверение и ордер на защиту, а потому положенные в основу приговора документы не относятся к адвокатской тайне и были изъяты правомерно.

Напомним, что Федеральная палата адвокатов РФ выражала свою позицию по этому делу. ФПА РФ посчитала, что ч. 4 ст. 49 УПК РФ, предусматривающая, что «адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера» в ее истолковании в правоприменительной практике, позволяющей использовать в уголовно-процессуальном доказывании материалы и документы, входящие в адвокатское производство, которые были собраны адвокатом до его вступления в уголовное дело в качестве защитника, не соответствует Конституции РФ.

Конституционный Суд, сославшись на ряд положений международного и российского права, подчеркнул необходимость соблюдения адвокатской тайны для гарантированного Конституцией права на квалифицированную помощь, а также отметил, что адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием. В определении КС говорится, что ст. 52 УПК РФ, запрещающая допрашивать адвоката в связи с обстоятельствами дела, «распространяется на обстоятельства любых событий – безотносительно к тому, имели они место после или до того, как адвокат был допущен к участию в деле в качестве защитника, а также независимо от того, кем решается вопрос о возможности допроса адвоката – судом или следователем».

Таким образом, Конституционный Суд счел, что в вопросе о конституционности ч. 4 ст. 49 УПК РФ «отсутствует неопределенность, которая препятствовала бы единообразному пониманию данной нормы в правоприменительной практике», и в дальнейшем рассмотрении жалобы В. Буркову отказал.

С текстом определения КС РФ можно ознакомиться здесь

Поделиться