Лента новостей

20 сентября 2021 г.
Привлечь к ответственности виновных лиц
В Ставрополье оперуполномоченный применил насилие к адвокату
17 сентября 2021 г.
Нормализовать ситуацию
В Челябинске адвокаты вновь сталкиваются с трудностями в ознакомлении с делами в кассации
17 сентября 2021 г.
Суд разрешил спор в пользу защиты
Оправдательный приговор в отношении адвоката Александра Лебедева устоял в кассации

Мнения

Екатерина Алатырцева
20 сентября 2021 г.
Право на службе экологии
О юридическом Форуме на Камчатке

Интервью

Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
6 сентября 2021 г.
Олег Смирнов
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
Только адвокаты способны быстро и эффективно оказывать правовую помощь в условиях чрезвычайной ситуации

Неопределенность отсутствует

10 февраля 2016 г. 12:08

КС подтвердил конституционность ст. 49 УПК РФ, однако отметил неправомерность вызова адвоката на допрос


Конституционный Суд РФ вынес определение по жалобе В.В. Буркова, оспаривавшего конституционность ч. 4 ст. 49 УПК РФ, согласно которой адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника, если предъявит удостоверение адвоката и ордер.

В 2010 г. на курганского бизнесмена Василия Буркова завели уголовное дело по ч. 1 ст. 201 УК РФ (в ходе предварительного следствия квалификация содеянного неоднократно менялась); 31 августа 2011 г. Бурков был задержан, а 5 сентября 2011 г. – помещен под стражу. Защиту Буркова в уголовном судопроизводстве принял на себя адвокат Виктор Доможиров, который ранее оказывал ему помощь по гражданским делам. Заключив соглашение с Бурковым на представление его интересов в этом деле, адвокат успел несколько раз навестить доверителя в следственном изоляторе, прежде чем в офис и квартиру адвоката Доможирова пришли с обыском.

В ходе обыска у адвоката были изъяты материалы по уголовному и гражданскому делам Буркова, а адвокат привлечен к уголовной ответственности как соучастник своего подзащитного.

В июне 2015 г. Курганский областной суд оставил без изменения приговор городского суда, по которому В. Бурков признан виновным в преднамеренном банкротстве (ст. 196 УК РФ), а его адвокат В. Доможиров – в пособничестве ему (ч. 5 ст. 33 и ст. 196 УК РФ).

В качестве доказательств виновности суды использовали в том числе и документы, полученные при обыске у адвоката. По мнению судов, В. Доможиров не приобрел статуса защитника по уголовному делу В. Буркова, поскольку в нарушение требования ч. 4 ст. 49 УПК РФ не предъявил следователю соответствующие удостоверение и ордер на защиту, а потому положенные в основу приговора документы не относятся к адвокатской тайне и были изъяты правомерно.

Напомним, что Федеральная палата адвокатов РФ выражала свою позицию по этому делу. ФПА РФ посчитала, что ч. 4 ст. 49 УПК РФ, предусматривающая, что «адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера» в ее истолковании в правоприменительной практике, позволяющей использовать в уголовно-процессуальном доказывании материалы и документы, входящие в адвокатское производство, которые были собраны адвокатом до его вступления в уголовное дело в качестве защитника, не соответствует Конституции РФ.

Конституционный Суд, сославшись на ряд положений международного и российского права, подчеркнул необходимость соблюдения адвокатской тайны для гарантированного Конституцией права на квалифицированную помощь, а также отметил, что адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием. В определении КС говорится, что ст. 52 УПК РФ, запрещающая допрашивать адвоката в связи с обстоятельствами дела, «распространяется на обстоятельства любых событий – безотносительно к тому, имели они место после или до того, как адвокат был допущен к участию в деле в качестве защитника, а также независимо от того, кем решается вопрос о возможности допроса адвоката – судом или следователем».

Таким образом, Конституционный Суд счел, что в вопросе о конституционности ч. 4 ст. 49 УПК РФ «отсутствует неопределенность, которая препятствовала бы единообразному пониманию данной нормы в правоприменительной практике», и в дальнейшем рассмотрении жалобы В. Буркову отказал.

С текстом определения КС РФ можно ознакомиться здесь

Поделиться