Лента новостей

18 сентября 2020 г.
Смысл закона важнее его буквы
Суд в Горноалтайске отклонил требования бывшего президента ПАРА об отмене решения Совета Палаты
18 сентября 2020 г.
Активизировать работу над поправками в нормативные акты адвокатуры
18 сентября состоялось рабочее совещание с руководителями адвокатских палат центральных и северо-западных регионов России
18 сентября 2020 г.
Логическое завершение
Эльман Пашаев лишен статуса адвоката по решению Совета Адвокатской палаты

Мнения

Виктория Шацкая
18 сентября 2020 г.
Встреча молодых адвокатов в новом формате
«Деловые завтраки» плодотворно влияют на продуктивность обсуждаемых вопросов и принятие соответствующих решений

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Хорошая новость для справедливого правосудия

10 декабря 2019 г. 15:19

В адвокатском сообществе обратили внимание на сокращение числа дел, рассматриваемых в особом порядке


Как сообщалось, Верховный Суд РФ констатировал уменьшение в 2019 г.числа осужденных, чьи дела рассматривались в особом порядке. Ранее ВС РФ предложил применять такой порядок лишь при вынесении приговоров по делам о совершении преступлений небольшой и средней тяжести. ФПА РФ поддержала эту инициативу, предложив в дополнение исключить из круга дел, рассматриваемых в особом порядке, преступления средней тяжести, совершаемые в сфере экономической деятельности (глава 22 УК РФ). Адвокаты соглашаются с тем, что особый порядок имеет право на существование, но не по подавляющему большинству уголовных дел.

В России в 2019 г. сократилась доля осужденных, приговор которым был вынесен в особом порядке, то есть без проведения судебного разбирательства и изучения доказательств. За девять месяцев 2019 г. российские суды рассмотрели дела в отношении 602 тыс. обвиняемых, и из них 57% (344 тыс.) были осуждены в особом порядке. Такие данные приводятся в докладе председателя Верховного Суда РФ Вячеслава Лебедева, с которым он выступил на пленарном заседании Совета судей 3 декабря.

Согласно этим данным, доля тех, чьи уголовные дела рассматривались в особом порядке, упала по сравнению с 2017 г. почти на 10 процентных пунктов, по сравнению с 2018-м – на 12 процентных пунктов. В 2017 г. 66%, а в 2018-м – 69% уголовных дел было рассмотрено в особом порядке. Из них 84% (288 тыс.) были осуждены, дела в отношении остальных (16%) прекращены по тем или иным основаниям, например, в связи с истечением срока давности. Доля тех, чье дело было прекращено, больше – 32% (89 тыс.). Доля получивших обвинительные приговоры – 66% (169 тыс.), направленных на принудительное лечение или наблюдение у психиатра – 2% (6 тыс.).

Всего же с января по сентябрь текущего года российские суды приговорили к реальному лишению свободы 133 тыс. человек, за тот же период прошлого года – 145,6 тыс., а в 2017-м – 151,5 тыс. человек.

Верховный Суд РФ в апреле этого года внес в Государственную Думу законопроект об ограничении применения особого порядка, предложив оставить его только для преступлений небольшой и средней тяжести. Напомним, что Федеральная палата адвокатов РФ поддержала это предложение. В правовой позиции ФПА РФ относительно данного законопроекта указано, что «в значительном количестве уголовных дел, рассмотренных по правилам главы 40 УПК РФ, граждане лишаются процессуальных гарантий справедливого правосудия, а допускаемые нарушения прав граждан и уголовно-процессуальных норм на стадии предварительного расследования остаются латентными и не выявляются судами. Кроме того, рассмотрение преобладающего количества уголовных дел в особом порядке ведет к снижению качества судопроизводства, профессионального уровня судей, прокуроров и защитников».

Более того, ФПА РФ предлагает дополнить законопроект, исключив из круга дел, рассматриваемых в особом порядке, преступления средней тяжести, совершаемые в сфере экономической деятельности (глава 22 УК РФ). Таким образом «удастся сократить факты незаконного воздействия на предпринимателей с целью понуждения их к признанию вины и участия в особом порядке судебного разбирательства, в том числе и по тем нередким случаям, когда уголовные дела в отношении них возбуждаются по конъюнктурным соображениям с целью захвата их бизнеса или подавления экономической активности».

Хотя при рассмотрении дел в особом порядке назначенное судом наказание не должно превышать двух третей срока или размера от максимальной санкции вменяемой подсудимому статьи УК РФ, осужденные в особом порядке часто получают такое же наказание, как и те, чьи дела рассматривались в общем порядке, считает адвокат, руководитель МГКА «ФОРТ» Сергей Бадамшин. Он заявил РБК, что «сделка с правосудием – это нормальная практика всех цивилизованных стран. Нет смысла тратить бюджетные средства на длительный дорогостоящий судебный процесс, если человек признает вину… Но в России обвинение не может договориться с обвиняемым о квалификации, о конкретных видах и сроках наказания, об УДО и прочих условиях», поэтому особый порядок необходимо отменить.

Соглашаясь с правовой позицией ФПА РФ, Сергей Бадамшин отметил, что качество следствия при особом порядке катастрофически падает. «Это расхолаживает государственное обвинение, потому что доказывать ничего не нужно, нужно лишь зачитать обвинительное заключение, уточнить, согласен ли с обвинением подсудимый, осознает он, что делает, и попросить меру наказания».

Советник ФПА РФ Сергей Насонов высказал мнение, что «количество дел, рассмотренных в режиме особого порядка, является диагностическим маркером, указывающим на системные проблемы уголовного правосудия в РФ. Конечно, особый порядок инициируется волеизъявлением обвиняемого, это можно рассматривать как проявление диспозитивности, однако, на наш взгляд, это – типичный пример вынужденного волеизъявления, обусловленного пониманием ничтожности шансов на оправдание в случае рассмотрения дела по существу. Статистика свидетельствует, что и в этом аспекте судебной практики существенных сдвигов не произошло».

По словам советника ФПА РФ, вице-президента Международного Союза (Содружества) адвокатов Сергея Бородина, «при расследовании и рассмотрении “очевидных преступлений” процессуальная экономия налицо – тяжеловесная и дорогостоящая репрессивная машина работает на пониженных оборотах, фактически происходит обмен между гарантированным Конституцией РФ правом на защиту и ощутимой скидкой, которую получит обвиняемый при назначении наказания».

Он напомнил, что первоначально глава 40 УПК РФ могла быть применена только к лицам, совершившим преступления небольшой и средней тяжести. В скором времени правоприменительная практика, а вслед за ней и законодательные изменения привели к распространению норм об особом порядке и на тяжкие преступления.

С одной стороны, говорит Сергей Бородин, «при стремительном развитии криминалистических возможностей и следственного инструментария, а вслед за ними – повышении удельного веса “очевидных преступлений” ограничение применения особого порядка только в отношении преступлений небольшой и средней тяжести не отвечает требованию процессуальной экономии и ограничивает право обвиняемых на использование менее затратных форм разрешения уголовно-правового спора».

С другой стороны, полагает он, «предложения Верховного Суда РФ не лишены теоретического смысла и практической значимости, особенно по делам о “неочевидных преступлениях”. В таких условиях следствие вынуждено будет работать на формирование серьезной доказательственной базы, а не гнаться за “царицей доказательств”».

«”Косметическая отделка” особых процессуальных форм и дальнейшее упрощение судебных процедур не способствуют формированию сильной и независимой судебной власти, в деятельности которой последовательно реализуется принцип состязательности и равноправия сторон», – резюмирует Сергей Бородин.

Советник ФПА РФ, вице-президент АП Ставропольского края Нвер Гаспарян считает, что «уменьшение количества дел, рассмотренных в особом порядке, с 70% до 53% есть хорошая новость для справедливого правосудия. В идеале суд должен разрешать уголовно-правовой спор между стороной защиты и обвинения, а не выступать в роли регистратора представленного обвинения. Особый порядок должен существовать, но не по подавляющему большинству рассматриваемых уголовных дел, как это было раньше».

 

Поделиться