Видеолекции

Лента новостей

7 июля 2020 г.
Правоохранители хотят получать доступ к переписке граждан без судебного решения
Это предусмотрено законопроектом, который подготовили Минкомсвязи совместно с МВД, ФСБ и Минэкономразвития
7 июля 2020 г.
Вебинар ФПА в рамках цикла «Введение в профессию адвоката»
10 июля, в пятницу, состоится очередная онлайн-трансляция для стажеров, помощников адвокатов и адвокатов со стажем до года
6 июля 2020 г.
Удалось предотвратить опасный прецедент
Оправдательный приговор адвокату Александру Лебедеву устоял в апелляции

Мнения

Игорь Поляков
6 июля 2020 г.
Информация без рекламы
О работе Экспертного совета АП Приморского края по противодействию недопустимой информации

Интервью

Если не знаешь, как поступить, – поступай по закону
29 июня 2020 г.
Сергей Пашин
Если не знаешь, как поступить, – поступай по закону
Адвокат должен работать с полной самоотдачей, опираясь на нормы права

Дело колоссальной общественной значимости

31 мая 2020 г. 13:53

Адвокаты борются за право быть защищенными от произвола тех, кому доверены очень значительные полномочия


Как сообщалось, 30 мая Нальчикский городской суд КБР назначил адвокатам Ратмиру Жилокову и Диане Ципиновой, в отношении которых 28 мая возбуждены уголовные дела по подозрению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ, меру пресечения в виде запрета определенных действий. Комментируя решения суда, вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев сообщил, что президент ФПА РФ Юрий Пилипенко предлагал залог и любые другие меры поддержки, которые в его компетенции и возможностях. Выразив удовлетворение тем, что к адвокатам не применена самая жесткая мера пресечения, Михаил Толчеев вместе с тем высказал мнение, что суд не нашел в себе силы быть принципиальным. «Это дело колоссальной общественной значимости, адвокатура на острие борьбы за право быть защищенной от произвола тех, кому доверены очень значительные полномочия», – считает он.

30 мая Нальчикский городской суд Кабардино-Балкарской Республики рассмотрел ходатайства следствия об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу для адвокатов АП Кабардино-Балкарской Республики Ратмира Жилокова и Дианы Ципиновой, в отношении которых 28 мая возбуждены уголовные дела по подозрению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ (применение насилия, не опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей).

Защиту осуществляли адвокаты М.М. Дышекова, Е.С. Шак, А.К. Думанишев, М.С. Абубакаров, Х.-А.Б. Бароков, Р.Б. Узуев, А.М. Сижажев, Н.С. Гаспарян, Н.Х. Ворукова.

Отклонив ходатайства следствия в связи с необоснованностью доводов и отсутствием доказательств, Нальчикский городской суд КБР назначил Ратмиру Жилокову и Диане Ципиновой меру пресечения в виде запрета определенных действий.

Вместе с тем суд не принял доводы защиты о незаконности возбуждения уголовного дела в отношении Р.М. Жилокова и его задержания. По мнению суда, то обстоятельство, что задержание адвоката произошло без уведомления Совета Адвокатской палаты КБР, на что указывают защитники, не свидетельствует о незаконности самого факта задержания.

Также суд не принял доводы защиты о том, что материалы дела опровергают обоснованность подозрения в совершении Д.М. Ципиновой преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ, и о необходимости проверки доказательств, предъявляемых стороной обвинения, на предмет их достоверности и допустимости. Суд указал, что такая проверка возможна лишь при рассмотрении уголовного дела по существу в ходе судебного разбирательства. Также суд не нашел оснований для применения иной меры пресечения, в том числе залога, как просила защита.

Назначив Ратмиру Жилокову и Диане Ципиновой меру пресечения в виде запрета определенных действий, суд возложил на них обязанность самостоятельно являться по вызовам следователя, в производстве которого находится уголовное дело, с обязательным уведомлением контролирующего органа, и следующие запреты:

– отправлять и получать любые почтово-телеграфные отправления, использовать все виды средств связи и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», за исключением использования телефонной связи для вызова скорой помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а также для общения с сотрудниками контролирующего исполнение запретов органа, следователем, в производстве которого находится уголовное дело, и следователями следственной группы по уголовному делу;

– общаться без разрешения следователя, в производстве которого находится уголовное дело, с любыми лицами, за исключением близких родственников, круг которых определен законом, защитников, следователя, в производстве которого находится уголовное дело, следователей следственной группы но уголовному делу, а также сотрудников контролирующего исполнение запретов органа, как лично, так и с использованием любого вида связи.

Также на адвокатов возложен запрет выходить за пределы жилого помещения до 7 часов и находиться вне его после 22 часов без разрешения следователя, в производстве которого находится уголовное дело, на два месяца, то есть по 27 июля 2020 г. включительно.

Осуществление контроля за соблюдением наложенных запретов возложено на ФКУ УИИ УФСИН РФ по КБР по месту жительства адвокатов с правом осуществления в целях контроля использования аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля.

Р.М. Жилоков и Д.М. Ципинова освобождены из-под стражи в зале суда.

* * *

Напомним, что 20 мая сотрудники межмуниципального отдела МВД России «Урванский» задержали, заковали в наручники и насильно доставили в здание отдела адвоката АП Кабардино-Балкарской Республики Ратмира Жилокова. По словам адвоката, его задержали, когда он оказывал юридическую помощь доверительнице, в помещениях которой сотрудники полиции попытались провести обыск без надлежащей санкции суда. Прибывших в целях защиты прав задержанного в отдел МВД адвокатов Наталью Магову, Диану Ципинову и Людмилу Кочесокову к их доверителю не допустили. Более того, в отношении них сотрудниками МВД России «Урванский» были совершены незаконные действия насильственного характера, повлекшие вред здоровью. А адвоката Диану Ципинову полицейские затащили в здание отдела и заковали в наручники, продержав ее там до приезда сотрудников собственной безопасности МВД.

В связи с поступившей в ФПА РФ информацией о незаконном задержании сотрудниками межмуниципального отдела МВД России «Урванский» адвоката Ратмира Жилокова, насильственных действиях по отношению к нему и приглашенным его родственниками адвокатам президент ФПА РФ Юрий Пилипенко обратился к министру внутренних дел РФ Владимиру Колокольцеву. В своем обращении Юрий Пилипенко назвал данный инцидент грубейшим нарушением профессиональных прав адвокатов и требований закона, а действия сотрудников полиции – не только недопустимыми, но и требующими принципиальной оценки руководства МВД.

В ночь с 28 на 29 мая адвокатов АП Кабардино-Балкарской Республики Ратмира Жилокова и Диану Ципинову задержали сотрудники Следственного комитета. В их отношении возбуждены уголовные дела по подозрению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ (применение насилия, не опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей).

Комментируя пресс-службе ФПА РФ задержание адвокатов, вице-президент ФПА РФ, председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Генри Резник назвал этот случай вопиющим и сообщил, что Федеральная палата адвокатов РФ берет это дело на особый контроль.

«Случай, безусловно, вопиющий, – заявил вице-президент ФПА РФ, председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Генри Резник. – Незаконное задержание адвоката, недопуск к нему для защиты коллег образуют преступление, предусмотренное ст. 286 УК РФ “Превышение должностных полномочий”. Полагаю необходимым подать заявление о возбуждении по признакам этой статьи уголовного дела. Это тем более необходимо, потому что по инициативе полицейских возбуждено дело в отношении адвокатов по ст. 318 УК РФ».

По мнению Генри Резника, задержание адвокатов Ципиновой и Жилокова является незаконным. Он отдельно отдельно дал оценку обвинениям Дианы Ципиновой в применении насилия в отношении полицейского.

«Сопротивление женщины мужчине-сотруднику полиции, первым применившему в отношении нее физическую силу, считаю полностью оправданным», – сказал он.

29 мая председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин дал поручение руководству следственного управления СК РФ по Кабардино-Балкарской Республике тщательным образом разобраться во всех обстоятельствах произошедшего и в рамках расследования уголовного дела, возбужденного в отношении адвокатов АП Кабардино-Балкарской Республики Ратмира Жилокова и Дианы Ципиновой по ч. 1 ст. 318 УК РФ, дать обоснованную правовую оценку действиям всех участников конфликта. Ход расследования поставлен Александром Бастрыкиным на контроль в центральном аппарате ведомства. Информация об этом размещена на официальном сайте СК РФ.

30 мая председатель Общественного совета при Министерстве внутренних дел РФ Анатолий Кучерена сообщил, что ситуация вокруг конфликта между адвокатами и полицией в Кабардино-Балкарии взята Советом на контроль, а служба собственной безопасности МВД РФ начала расследование этого инцидента. «Если выяснится, что сотрудники полиции превысили свои полномочия и действительно применили силу в отношении адвокатов, то будут приняты меры как в отношении самих сотрудников, так и их руководителей», – сказал Анатолий Кучерена.

Версия адвокатов

26 мая Адвокаты КБР Ратмир Жилоков, Наталья Магова, Диана Ципинова и Людмила Кочесокова рассказали «Адвокатской газете» подобности этого чрезвычайного происшествия. По мнению Натальи Маговой, Диана Ципиновой и Людмилы Кочесоковой, в действиях сотрудников полиции имеются признаки преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий).

Ратмир Жилоков сообщил, что 20 мая сотрудники межмуниципального отдела МВД России «Урванский» задержали его, заковали в наручники и насильно доставили в здание отдела адвоката АП Кабардино-Балкарской Республики. Он пояснил «АГ», что представлял интересы гражданки, намеревавшейся открыть интернет-кафе, которую правоохранительные органы по каким-то причинам заподозрили в организации азартных игр. При этом в отношении женщины не проводилась доследственная проверка и не возбуждалось уголовное дело.

«В день моего задержания полицейскими моя доверительница позвонила мне и уведомила о предстоящем осмотре полицией ее помещения на основе устного распоряжения начальника Отдела МВД России по Урванскому району г. Нарткала Радиона Шогенова. Я подъехал к ней, возле ее нежилого помещения находились несколько сотрудников ППС в форме и участковые в штатском. После того как мы все представились друг другу, я спросил про наличие письменного предписания об осмотре, на что мне было сказано, что оно отсутствует. После этого моя доверительница сказала, что подъехал другой мужчина, который хочет задержать ее и доставить в отдел на 15 суток. Далее ко мне подошел неизвестный мужчина в черной одежде с «лычками» майора (как оказалось впоследствии, это был сотрудник МВД Рустем Нагоев). Он уперся мне в лоб своим лбом и стал угрожать мне. В ответ на это я рекомендовал ему соблюдать физическую дистанцию. После этого Нагоев схватил меня за руку и начал заламывать руки. После того как он накричал на своих подчиненных, они набросились на меня, заломили мне руки, надели наручники и доставили в отдел МВД», – рассказал адвокат.

Наталья Магова, Диана Ципинова и Людмила Кочесокова рассказали «АГ», что приехали в отдел МВД для защиты прав задержанного, но не удалось оказать квалифицированную юридическую помощь подзащитному из-за воспрепятствования.

По словам адвоката Натальи Маговой, у правоохранителей не было никаких правовых оснований для задержания Ратмира Жилокова, они хотели осмотреть помещение его доверителя на основании лишь устного распоряжения начальника. «Несмотря на то что мы предъявили сотрудникам полиции свои ордера, удостоверения адвокатов и паспорта, нас не допустили к Ратмиру Жилокову. В этой связи мы обратились в Следственный отдел СК по Урванскому району, к дежурному прокурору республиканской прокуратуры, так как не дозвонились до дежурного прокурора Урванского района. Таким образом, мы обзвонили все горячие линии, включая линию МВД, куда можно было позвонить по поводу нарушения прав», – сообщила адвокат.

Далее, как пояснила «АГ» Наталья Магова, три адвоката пришли в отдел МВД, чтобы заснять на телефон факт их недопуска к подзащитному и приобщить полученный видеоматериал к жалобам в различные инстанции. «Дверь в отдел открылась, и оттуда вышел сотрудник полиции, поэтому мы зашли в здание, чтобы нас зарегистрировали в журнале посетителей. Навстречу нам вышел Радион Шогенов и с криками “кто их запустил?” стал выталкивать нас из подъезда здания. В этом ему помогали двое мужчин в гражданской одежде и один полицейский в форме. Поскольку нас фактически просто вышвырнули оттуда, Людмила Кочесокова упала на бетонную плиту, я ударилась головой о металлическую дверь. Сотрудники также вышвырнули за руки нашу коллегу Диану Ципинову, она упала и ее удерживали некоторое время лицом вниз на бетонной плите. Потом началась потасовка, вследствие чего мы получили различные телесные повреждения. После инцидента мы подверглись судмедэкспертизе на основании постановления следователя и прошли медосвидетельствование на наличие алкоголя и наркотиков в крови», – сообщила адвокат.

Она добавила, что полицейские затащили Диану Ципинову в здание отдела и заковали в наручники, продержав ее там до приезда сотрудников собственной безопасности МВД. По словам адвоката, в адрес ее коллеги поступали различные оскорбления и угрозы от сотрудников полиции. «Нас с Людмилой Кочесоковой просто отшвырнули, не пустив в здание, поэтому глубокой ночью мы стали звонить в различные правоохранительные инстанции. После того как на место инцидента прибыли сотрудники службы безопасности МВД, они освободили Диану Ципинову», – рассказала Наталья Магова.

В свою очередь, Диана Ципинова сообщила, что после того, как полицейские затащили ее в здание отдела, они заковали ее в две пары наручников. «Далее полицейские оказывали на меня колоссальное физическое и психологическое давление посредством скручивания и выкручивания рук, которое сопровождалось угрозой насилия сексуального характера группой лиц. Эти угрозы сопровождались реальными действиями, во всех актах медосвидетельствования зафиксировано наличие на моем теле различных кровоподтеков, синяков и ссадин. Такие угрозы исходили непосредственно от Радиона Шогенова, и я воспринимала их абсолютно реально, так как они сопровождались реальным физическим и психологическим давлением на меня», – сообщила адвокат.

Диана Ципинова подчеркнула, что ее освободили именно сотрудники ОСБ. «То есть не сами полицейские пришли в себя и одумались, а их отрезвило прибытие сотрудников собственной службы безопасности. Когда я осуществляла видеозапись инцидента, Шогенов вырвал из рук мой телефон и буквально закинул его в отдел с указанием удалить всю видеозапись, что было исполнено его подчиненными. Тем не менее никто не отменял синхронизацию облака, и все эти данные перешли в резервные копии. После прибытия сотрудников ОСБ, когда я потребовала свой телефон обратно, то попросила одного из них восстановить эти копии, и сейчас они хранятся в телефоне», – отметила она. 

По мнению Дианы Ципиновой, сотрудники межмуниципального отдела МВД России «Урванский» грубейшим образом нарушили профессиональные права адвокатов, поэтому их действия должны быть квалифицированы по ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). «Мы будем отстаивать свои права и интересы всеми доступными законными средствами, сейчас соответствующие материалы доследственной проверки находятся в Следственном комитете по Урванскому району и в Следственном Управлении СКР по КБР. Будем надеяться на то, что справедливость восторжествует», – добавила адвокат Наталья Магова.

Версия следствия

В Нальчикский городской суд с ходатайствами об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Ратмира Жилокова и Дианы Ципиновой обратился старший следователь первого отдела по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета РФ по Кабардино-Балкарской Республике капитан юстиции М.Б. Адамоков с согласия руководителя первого отдела по расследованию особо важных дел следственного управления КС РФ по КБР (есть в распоряжении редакции сайта ФПА РФ. – Прим. ред.).

* * *

В постановлении в отношении Ратмира Жилокова указывается, что, по версии следствия, 20 мая заместитель начальника полиции по охране общественного порядка ОМВД по Урванскому району Т.В. Нагоев, в связи с поступившей в ОМВД России по Урванскому району оперативной информацией о том, что в г. Нарткала функционирует игровой зал, где осуществляется незаконная деятельность по организации и проведению азартных игр, направил туда наряд ППСП и УУП ОМВД России по Урванскому району. Примерно в 20 час. 33 мин. участковый уполномоченный ОМВД России по Урванскому району А.И. Жилов по телефону сообщил Т.В. Нагоеву о том, что гражданка препятствует им пройти в помещение для проверки информации об организации и проведении азартных игр, в связи с чем Т.В. Нагоев выехал по указанному адресу на место происшествия для организации дальнейших проверочных мероприятий.

Примерно в 20 час. 45 мин. к помещению подъехал Р.М. Жилоков, который, «сознавая, что находящийся там Нагоев Т.В. является представителем власти, одет в форменную одежду, стал в грубой форме выяснять причины нахождения там сотрудников полиции, предложив Нагоеву Т.В. отойти в сторону, снять форму полицейского и выяснить отношения "на кулаках", посте чего стал приближаться к Нагоеву Т.В.».

Т.В. Нагоев, «видя агрессивное поведение Жилокова Р.М., предупредил последнего, что в случае совершения им какого-либо противоправного действия и отказа выполнять требования сотрудников полиции, к нему будет применена физическая сила. Несмотря на предупреждение Нагоева Т.В., Жилоков Р.М., … действуя умышленно, сознавая, что заместитель начальника полиции по охране общественного порядка ОМВД по Урванскому району Нагоев Т.В. является представителем власти и действует на законных основаниях в соответствии с требованиями ФЗ "О полиции", с целью применить к нему насилие и воспрепятствовать тем самым исполнять свои прямые должностные обязанности по обеспечению общественного правопорядка, выявлению, предупреждению и пресечению административных и иных правонарушений и заставить его прекратить свою законную служебную деятельность сотрудника полиции, вплотную приблизился к Нагоеву Т.В., после чего головой нанес удар Нагоеву Т.В. в надбровную область головы, причинив тем самым Нагоеву Т.В. телесное повреждение в виде кровоподтека правой надбровной области».

Таким образом, указано в постановлении, «в действиях Р.М. Жилокова в части применения насилия к представителю власти – заместителю начальника полиции по охране общественного порядка ОМВД по Урванскому району Нагоеву Т.В. усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ – применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей».

Со ссылкой на то, что «у следствия имеются основания полагать, что Жилоков Р.М., находясь на свободе, может продолжать заниматься противоправной деятельностью – совершить новое преступление, связанное с применением насилия, и оказать воздействие на свидетелей по делу, в том числе являющихся представителями власти», следствие ходатайствовало перед Нальчикским городским судом Кабардино-Балкарской Республики об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого Р.М. Жилокова.

* * *

В постановлении в отношении Дианы Ципиновой указывается, что, по версии следствия, 20 мая 2020 г. примерно в 21 час. 30 мин. Л.Г. Кочесокова и Н.Х. Магова прибыли к зданию ОМВД по Урванскому району, где встретились с начальником ОМВД по Урванскому району Р.Б. Шогеновым и, представившись ему адвокатами Адвокатской палаты КБР, потребовали впустить их в здание к их подзащитному. Р.Б. Шогенов разъяснил Л.Г. Кочесоковой, что основанием для прохода в здание ОМВД по Урванскому району для адвокатов является наличие соответствующего ордера, предоставляющего право адвокату на представление интересов подзащитного. Кроме того, согласно указу Главы КБР от 18 марта 2020 г. № 19-УГ «О введении на территории Кабардино-Балкарской Республики режима повышенной готовности и принятии дополнительных мер по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции», не допускается нахождение двух и более лиц без соблюдения санитарно-эпидемиологических норм.

По версии следствия, Л.Г. Кочесокова ордера на осуществление защиты прав и интересов кого-либо не представила и заявила, что, несмотря на все ограничения, пройдет в здание полиции. В ответ Р.Б. Шогенов предупредил ее, что «в случае неисполнения законных требований сотрудников полиции они будут вынуждены принять меры реагирования, в том числе применить при необходимости физическую силу».

Как указано в постановлении, 21 мая 2020 г. примерно в 00 час. 20 мин. к зданию ОМВД по Урванскому району вновь прибыли Л.Г. Кочесокова и Н.Х. Матова вместе с Д.М. Ципиновой. Они стали требовать от сотрудников полиции впустить их, так как они являются адвокатами и им не может быть ограничен доступ в административное здание полиции. Тогда же Л.Г. Кочесокова, Н.Х. Магова и Д.М. Ципинова, воспользовавшись тем, что из здания ОМВД по Урванскому району выходил один из сотрудников полиции, самовольно прошли в досмотровую часть, расположенную на первом этаже здания ОМВД по Урванскому району. При этом Д.М. Ципинова производила видеозапись помещения здания полиции на своем сотовом телефоне со встроенной видеокамерой.

По версии следствия, Р.Б. Шогенов, выйдя навстречу Л.Г. Кочесоковой и Д.М Ципиновой, потребовал от них в соответствии с п. 25 ч. 1 ст. 13 Федерального закона «О полиции», ст. 5 Закона РФ от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне» прекратить видеосъемку и покинуть здание ОМВД, не нарушать общественный порядок, после чего вернулся обратно в холл здания. Однако Л.Г. Кочесокова и Д.М. Ципинова, не реагируя на законные требования сотрудников полиции ОМВД по Урванскому району и воспользовавшись тем, что дверь в холл здания открыта, самовольно проникли туда.

Находившиеся там сотрудники полиции – начальник ОМВД по Урванскому району Р.Б. Шогенов, заместитель начальника полиции по охране общественного порядка ОМВД по Урванскому району Г.В. Нагоев, начальник СО ОМВД по Урванскому району А.С. Закаев и сотрудник ДПС ОМВД по Урванскому району А. Шетов, видя, что Л.Г. Кочесокова и Д.М. Ципинова не реагируют на их законные требования прекратить нарушать общественный порядок и покинуть здание ОМВД по Урванскому району, действуя в соответствии со ст. 19, 20 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. «О полиции», согласно которым сотрудник полиции имеет право лично или в составе группы применять физическую силу, если несиловые способы не обеспечивают выполнения возложенных на полицию обязанностей, для пресечения преступлений и административных правонарушений, для преодоления противодействия законным требованиям сотрудника полиции, с применением физической силы выдворили Л.Г. Кочесокову, Н.Х. Магову и Д.М. Ципинову из здания ОМВД по Урванскому району.

21 мая 2020 г., примерно в 00 час. 30 мин., Д.М. Ципинова, находясь на площадке перед входом и здание ОМВД по Урванскому району, «действуя умышленно, сознавая, что представитель власти – заместитель начальника полиции по охране общественного порядка ОМВД по Урванскому району Нагоев Г.В., выдворяя ее и Кочесокову Л.Г. из здания ОМВД по Урванскому району, действует на законных основаниях в соответствии с требованиями ФЗ "О полиции", с целью воспрепятствовать ему исполнять свои прямые должностные обязанности и заставить его прекратить свою законную служебную деятельность сотрудника полиции, с целью применения к нему насилия нанесла Нагоеву Г.В. один удар левой рукой в область его правой щеки, после чего руками толкнула в область груди и шеи, затем левой ногой ударила его в область паховой зоны, нанесла царапины в области обоих предплечий, причинив тем самым Нагоеву Г.В. телесные повреждения в виде ушиба мягких тканей правого угла нижней челюсти, ссадин обеих верхних конечностей».

Таким образом, указано в постановлении, «в действиях Ципиновой Д.М. в части применения насилия к представителю власти заместителю начальника полиции по охране общественного порядка ОМВД по Урванскому району Нагоеву Г.В. усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ – применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей».

Со ссылкой на то, что «применение насилия к представителю власти Ципиновои Д.М. сопровождалось ее крайне агрессивным поведением, в связи с чем у следствия имеются основания полагать, что Ципинова Д.М., находясь на свободе, может продолжать заниматься противоправной деятельностью – совершить новое преступление против порядка управления, в том числе связанное с применением насилия к представителю власти, оказывать воздействие на свидетелей по делу», следствие ходатайствовало перед Нальчикским городским судом Кабардино-Балкарской Республики об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого Д.М. Ципиновой.

Решение суда в отношении Ратмира Жилокова

Как указано в постановлении Нальчикского городского суда от 30 мая 2020 г. об избрании меры пресечения в виде запрета определенных действий (есть в распоряжении редакции сайта ФПА РФ. – Прим. ред.), в судебном заседании адвокаты Х.-А.Б. Бароков, М.М. Дышекова, Е.С. Шак просили ходатайство следствия в отношении в отношении Ратмира Жилокова отклонить и избрать меру пресечения, не связанную с лишением свободы.

Адвокаты ссылались на то, что доводы следствия о том, что в случае избрания меры пресечения, не связанной с лишением свободы, Р.М. Жилоков может скрыться или иным способом воспрепятствовать производству по уголовному делу, не подтверждены фактическими обстоятельствами; данные, характеризующие подозреваемого, и его крепкие социальные связи свидетельствуют о необоснованности ходатайства. Адвокат Х.-А. Бароков указал не незаконность возбуждения уголовного дела в отношении Р.М. Жилокова и его задержания.

В постановлении Нальчикского городского суда от 30 мая 2020 г. отмечено, что обоснованность подозрения в совершении Р.М. Жилоковым преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ, подтверждается материалами уголовного дела; уголовное дело возбуждено уполномоченным на то лицом; задержание произведено в соответствии с требованиями ст. 91 УПК РФ. По мнению суда, то обстоятельство, что задержание адвоката произошло без уведомления Совета Адвокатской палаты КБР, на что указывают защитники, не свидетельствует о незаконности самого факта задержания.

Суд отметил, что в ходе рассмотрения ходатайства следствия о заключении под стражу суду не представлено данных о том, что Р.М. Жилоков, находясь на свободе, может препятствовать производству по делу, пытался принять какие-либо меры, направленные на то, чтобы скрыться от органов предварительного следствия, оказать воздействие на участников уголовного судопроизводства, продолжить заниматься противоправной деятельностью или иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Суд пришел к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, для избрания в отношении Р.М. Жилокова меры пресечения в виде заключения под стражу.

Отклонив ходатайство следствия о заключении Р.М. Жилокова под стражу, Нальчикский городской суд КБР постановил избрать в отношении него меру пресечения в виде запрета определенных действий с возложением на него обязанности самостоятельно являться по вызовам следователя, в производстве которого находится уголовное дело, с обязательным уведомлением контролирующего органа, и следующих запретов:

– отправлять и получать любые почтово-телеграфные отправления, использовать все виды средств связи и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», за исключением использования телефонной связи для вызова скорой помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а также для общения с сотрудниками контролирующего исполнение запретов органа, следователем, в производстве которого находится уголовное дело, и следователями следственной группы по уголовному делу;

– общаться без разрешения следователя, в производстве которого находится уголовное дело, с любыми лицами, за исключением близких родственников, круг которых определен законом, защитников, следователя, в производстве которого находится уголовное дело, следователей следственной группы но уголовному делу, а также сотрудников контролирующего исполнение запретов органа, как лично, так и с использованием любого вида связи.

Также на Р.М. Жилокова возложен запрет выходить за пределы жилого помещения до 7 часов и находиться вне его после 22 часов без разрешения следователя, в производстве которого находится уголовное дело, на два месяца, то есть по 27 июля 2020 г. включительно.

Осуществление контроля за соблюдением наложенных запретов возложено на ФКУ УИИ УФСИН РФ по КБР по месту жительства Р.М. Жилокова с правом осуществления в целях контроля использования аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля.

Р.М. Жиловов освобожден из-под стражи в зале суда.

Позиция Федеральной палаты адвокатов

Комментируя постановление, вынесенное в отношении Романа Жилокова, первый вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев сказал: «Мы, безусловно, рады, что коллега проведет уже эту ночь не в камере, а дома».

Вместе с тем, по его мнению, принятое решение означает, что суд допускает хоть какую-то обоснованность претензий к адвокату. «Уверен, для этого нет оснований. Любому здравомыслящему человеку ясно, что в данном случае обвинение адвокатов – неумелая попытка нивелировать незаконные действия сотрудников полиции. Я убежден, что от сегодняшних решений суда и от нашей общей позиции зависит, в каком мире завтра будут жить наши дети и дети судей и следователей: есть у нас гарантированные Конституцией права, или это только декларации и закон – это воля сотрудников полиции, облеченных безграничными возможностями без ответственности за правильность своих действий», – считает вице-президент ФПА РФ.

Михаил Толчеев сообщил, что президент ФПА предлагал залог и любые другие меры поддержки, которые в его компетенции и возможностях. «Мы все считаем, что должно быть сделано все, чтобы наши коллеги были сегодня же освобождены. Об ответственности за неправомерные действия всех виновных мы будем говорить завтра и послезавтра. Сегодня мы бьемся за свободу наших коллег и друзей и за то, чтобы их принципиальность и профессионализм не стали поводом оставаться в изоляторе», – сказал он.

«Мы все понимаем, что это точка бифуркации, – подчеркнул вице-президент ФПА РФ. – Либо права на немедленный доступ адвоката к задержанному – это непреложное конституционное право каждого, а попытка его нарушить – преступление, либо Конституция – это фикция и можно «прессовать» любого без адвоката, пока он не скажет все, что нужно, а потом закрепить это формально, имитируя соблюдение права на защиту. Мы ждем решения по другой нашей коллеге и в любом случае будем настаивать на незаконности постановления о возбуждении уголовного дела в отношении них».

Он добавил, что, по, его мнению, суд вынес в отношении Ратмира Жилокова достаточно жесткое постановление. Адвокату запрещены любые виды общения, использование телефона, интернета и т.д. «Фактически это мало чем отличается от домашнего ареста. Адвокат не сможет работать, участвовать в жизни сообщества и многое другое. На мой взгляд, постановление суда должно быть обжаловано. Даже избранная мера ни чем не обоснована», – резюмировал Михаил Толчеев.

Решение суда в отношении Дианы Ципиновой

Решение по делу в отношении Дианы Ципиновой Нальчикский городской суд огласил примерно в 23 ч. 30 мин. 30 мая. Потерпевший Г.В. Нагоев в суд не явился.

Адвокаты Х.-А.Б. Бороков, Н.С. Гаспарян и Н.Х. Ворукова просили ходатайство следователя отклонить и избрать меру пресечения, не связанную с лишением свободы. Они ссылались на то, что доводы следствия о том, что Д.М. Ципинова в случае избрания иной меры пресечения может заниматься противоправной деятельностью, оказывать воздействие на свидетелей по делу, не подтверждены фактическими обстоятельствами; данные, характеризующие подозреваемую, наличие крепких социальных связей свидетельствуют о необоснованности ходатайства.

Защитники Д.М. Ципиновой считают, что материалы дела опровергают обоснованность подозрения в совершении ею преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Выслушав мнения участников процесса и исследовав представленные в обоснование ходатайства материалы уголовного дела, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для заключения Д.М. Ципиновой под стражу.

Вместе с тем, по мнению суда, обоснованность подозрения в совершении ею преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ, подтверждается материалами уголовного дела, ее задержание произведено в соответствии с требованиями ст. 91 УПК РФ.

Суд не принял доводы защиты о необходимости проверки доказательств, предъявляемых стороной обвинения, на предмет их достоверности и допустимости, указав в постановлении, что такая проверка возможна лишь при рассмотрении уголовного дела по существу в ходе судебного разбирательства. Также суд не нашел оснований для применения иной меры пресечения, в том числе залога, как просил защитник Х.-А.Б. Бороков.

Отказав в удовлетворении ходатайства следствия о заключении Д.М. Ципиновой под стражу, Нальчикский городской суд КБР постановил избрать в отношении нее меру пресечения в виде запрета определенных действий с возложением на нее обязанности самостоятельно являться по вызовам следователя, в производстве которого находится уголовное дело, с обязательным уведомлением контролирующего органа, и следующих запретов:

– отправлять и получать любые почтово-телеграфные отправления, использовать все виды средств связи и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», за исключением использования телефонной связи для вызова скорой помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно- спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а также для общения с сотрудниками контролирующего исполнение запретов органа, следователем, в производстве которого находится уголовное дело, и следователями следственной группы по уголовному делу;

– общаться без разрешения следователя, в производстве которого находится уголовное дело, с любыми лицами, за исключением близких родственников, круг которых определен законом, защитников, следователя, в производстве которого находится уголовное дело, следователей следственной группы но уголовному делу, а также сотрудников контролирующего исполнение запретов органа, как лично, так и с использованием любого вида связи.

Также на Д.М. Ципинову возложен запрет выходить за пределы жилого помещения до 7 часов и находиться вне его после 22 часов без разрешения следователя, в производстве которого находится уголовное дело, на два месяца, то есть по 27 июля 2020 г. включительно.

Осуществление контроля за соблюдением наложенных запретов возложено на ФКУ УИИ УФСИН РФ по КБР по месту жительства Д.М. Ципиновой с правом осуществления в целях контроля использования аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля.

Д.М. Ципинова освобождена из-под стражи в зале суда.

«Это начало большого пути»

Вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев, выразив удовлетворение тем, что к адвокатам не применена самая жесткая мера пресечения, высказал мнение, что «суд не нашел в себе силы быть принципиальным».

«Если по Жилокову все обвинение строится на шатких основаниях – показаниях самих сотрудников полиции, то в деле Дианы Ципиновой достаточно видеоматериалов, которые очевидно свидетельствуют о сфабрикованности претензий в отношении нее. В такой ситуации суд должен был отказать в удовлетворении ходатайства. И все!» – считает он.

«В общем, это начало большого пути, который нам предстоит пройти, – добавил Михаил Толчеев. – От того, куда он нас приведет, зависит, в каком государстве мы будем жить завтра. Это дело колоссальной общественной значимости, адвокатура на острие борьбы за право быть защищенной от произвола тех, кому доверены очень значительные полномочия».

Поделиться