Лента новостей

24 мая 2024 г.
Попытки договориться до суда будут обязательными
СМИ: Примирение сделают частью процедуры в гражданских и коммерческих спорах
22 мая 2024 г.
Жертвы преступлений становятся дважды потерпевшими
СМИ: Государственный аппарат пробуксовывает с защитой прав граждан
21 мая 2024 г.
От Цифрового кодекса ждут юридических определений IT-терминов
СМИ: Разрозненное законодательство стало отставать от прогресса информационных технологий

Мнения

Елена Авакян
21 мая 2024 г.
КИС АР построена как общероссийская глобальная информационная система
При этом она учитывает максимум региональных особенностей

Интервью

Адвокат и живописец
17 мая 2024 г.
Елена Кошелева
Адвокат и живописец
Художественное творчество украшает адвокатскую жизнь Елены Кошелевой

«Большинство граждан не обращаются в суды и мало знают о своих правах»

10 апреля 2024 г. 10:57

СМИ: В ФПА РФ рассказали о парадоксах в адвокатской практике


Адвокатура является одним из важнейших элементов состязательного процесса, который считается гарантией справедливого и объективного рассмотрения дел в судах. При этом, если мы говорим об уголовном процессе, адвокаты – единственные его участники, независимые от государства. Также на адвокатов чаще всего ложится функция общения с журналистами по поводу деталей резонансных разбирательств. О проблемах и задачах адвокатуры на современном этапе – в интервью с руководителем Юридического департамента ФПА РФ, ответственным секретарем Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, заместителем заведующего кафедрой адвокатуры Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) Дарьей Шараповой.

Беседа прошла на фоне важного события в мире юриспруденции. В стенах Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина прошел Международный конгресс молодых ученых «Традиции и новации в системе современного права», в рамках которого обсуждались проблемы, вызовы и задачи, стоящие перед правовой системой в ходе её трансформации.

– Дарья Викторовна, почему в сфере юриспруденции Вы выбрали именно направление адвокатуры?

– Мой интерес к юриспруденции родился еще в школьные годы, поэтому никакая другая профессия не рассматривалась. Почему внутри юриспруденции именно адвокатура? Думаю, это симбиоз интереса к оказанию помощи людям и желания видеть мир справедливым. Профессия адвоката держит мозг в тонусе, поскольку она одна из самых сложных среди юридических. В процессе оказания помощи адвокат может столкнуться с огромным количеством препятствий, что требует недюжинного ума и навыков. Вместе с тем это завораживающий процесс, особенно, когда ощущаешь возможность сделать что-то значимое.

– С какими основными проблемами сталкиваются адвокаты в своей деятельности?

– Сегодня в адвокатской практике можно выделить несколько основных проблем. Это нарушение профессиональных прав, например, недопуски адвокатов к своим доверителям, возбуждение необоснованных уголовных дел в отношении адвокатов. Существует также тенденция криминализации гонораров адвокатов, учащаются случаи возбуждения уголовных дел по статье 310 Уголовного Кодекса РФ – за разглашение данных предварительного расследования, например, когда адвокаты в рамках оказания помощи обращаются к специалистам, дают комментарии об обстоятельствах дела, уже ставших публично известными, а это впоследствии инкриминируется им как разглашение данных предварительного расследования, что абсолютно недопустимо.

Недопуски адвокатов к доверителям, согласно статистике Федеральной палаты адвокатов, – самое распространенное нарушение профессиональных прав. В результате такого противодействия гражданин не может получить гарантированную Конституцией РФ юридическую помощь.

Еще одна проблема, с которой сталкиваются адвокаты, – ограниченные возможности в плане участия в доказывании. Пользоваться полномочиями, которые предоставил адвокатам закон об адвокатуре и процессуальные кодексы адвокаты могут только в ограниченных объемах. Это связано с ограничениями, которые, например, накладываются на использование такого инструмента, как адвокатский запрос. Также есть проблемы с проведением опроса лица с его согласия. Закон не регулирует, в какой форме проводить опрос, в какую процессуальную форму его облекать и могут ли результаты такого опроса быть самостоятельным доказательством.

Оплата труда адвоката по 51-й статье УПК РФ – тоже животрепещущая проблема, которая ежегодно получает развитие. Часто ставится вопрос о взыскании задолженностей с органов внутренних дел, судебных органов, активная работа ведется со стороны Федеральной палаты адвокатов в этом направлении.

В настоящее время есть вызовы, с которыми сталкивается всё адвокатское сообщество. Например, необходимость профессионализации судебного представительства на платформе адвокатуры. Граждане часто сталкиваются с непрофессионализмом тех юристов, которые оказывают им юридическую помощь, но привлечь таких юристов к дисциплинарной ответственности невозможно, только гражданско-правовой и уголовной в исключительных случаях. Юридическое сообщество не способно «отфильтровывать» таких юристов, потому что нет таких инструментов.

А вот в адвокатском сообществе инструменты контроля есть. Они позволяют применять к членам сообщества меры дисциплинарного взыскания, что, конечно, держит сообщество в определенных рамках. И кроме того, в адвокатуре есть стандарты оказания юридической помощи, этические правила. Это все характеризует адвокатуру как корпорацию.

– Как часто граждане, которые обращаются в организации по оказанию юридической помощи, попадают в руки некомпетентных лиц и мошенников? Ведутся ли доработки в этой сфере, разработка законодательного регулирования действия юридических организаций?

– Законодательство на данный момент меняется только в отношении судебного представительства. Это изменения в 2019 году в Гражданском процессуальном кодексе, в соответствии с которыми юристы, представляющие интересы доверителей в судах, должны обязательно предоставлять диплом о высшем юридическом образовании. Таким образом хотя бы подтверждается квалификация юристов и наличие у них соответствующего образования, которое позволяет им оказывать юридическую помощь. Но помощь, которая не связана с судебным представительством (консультирование, заключение договоров, участие в сделках и так далее) не регулируется на сегодняшний день. Были попытки создания закона о юридической помощи, где было бы прописано понятие квалифицированной помощи, выделены критерии такой помощи. Но такого закона не существует по сей день. Поэтому деятельность обычных юристов, к сожалению, никак не регулируется.

Практика по судебным спорам с такими юристами формируется самими людьми, которые получают некачественную помощь или вообще ее не получают. Некоторые находят в себе силы пойти в суд с заявлением о взыскании денежных средств с юриста, который получил деньги, но ничего не сделал либо же некачественно оказал помощь. Если гражданам удается это сделать, то формируется судебная практика. Но, я предполагаю, большинство граждан не обращаются в суды. Граждане мало знают о своих правах, к сожалению.

– Как Вы считаете, следует ли вводить обязательные уроки основ юриспруденции и права в школе?

– Основы права должен знать каждый человек. Правовое просвещение формирует правильное отношение к обществу, законам, государству. Школьники должны изучать право главным образом для того, чтобы знать свои права: семейные, трудовые, гражданские. Чем раньше начнешь изучать законы – тем легче будет жить.

– Какие нововведения появились в последние годы в сфере высшего юридического образования?

– Большое количество трендов в сфере высшего юридического образования задала пандемия ковида. Собственно, многие профессиональные сферы претерпели изменения. В частности, один из новых трендов юридического образования – цифровизация. Ведется активная работа в плане цифровизации судопроизводства. Юридическое образование тоже должно отвечать этим вызовам, и студенты теперь имеют возможность получить дополнительные знания в сфере цифрового права.

Второй тренд – междисциплинарность в юридическом образовании. Большое внимание уделяется междисциплинарным связям. С одной стороны, нельзя объять необъятное. Но и быть узким специалистом в какой-то одной области права тоже не получится. Есть споры, которые связаны с одновременным применением, например, норм гражданского и уголовного права. Часто уголовные дела в сфере экономических преступлений требуют от адвоката знаний корпоративного, налогового права и т.д. В связи с этим важно развивать междисциплинарные связи, чтобы научить студентов комплексно смотреть на судебный спор.

– Как усложняет действие законов о врачебной, коммерческой, налоговой и других «тайнах» в Российской Федерации реализацию адвокатом прав на сбор информации?

– Усложняет, конечно, серьезно. Помимо ограничений и запрета на получение информации, содержащей охраняемую законом тайну, сюда же добавлены законодателем персональные данные, которые подлежат защите. Парадокс заключается в том, что для большинства дел, в которых адвокаты используют инструмент адвокатского запроса, как раз-таки нужно получать информацию, охраняемую законом. Понятно, что для государственной тайны действует отдельный правовой режим. Но, на мой взгляд, адвокатов стоит отнести к субъектам, которые вправе получать информацию, охраняемую законом. Может быть, с дополнительными условиями, например, предоставлением подписки о неразглашении, по аналогии с тайной предварительного расследования. Адвокат как профессиональный участник судопроизводства должен иметь доступ к такой информации.

– Насколько остро стоит проблема освещения судебных процессов в СМИ? Часто ли происходят нарушения в этой области?

– Не могу сказать, что такая проблема стоит остро. Отмечу момент, который касается адвокатуры. Для адвокатов существуют рекомендации на уровне Федеральной палаты адвокатов, которые связаны с поведением адвоката в информационном пространстве, в том числе при общении с журналистами. Эти рекомендации четко очерчивают круг вопросов, которые адвокат вправе комментировать в средствах массовой информации.

Освещение судебных процессов в СМИ со стороны адвоката должно происходить в соответствии с вышеуказанными рекомендациями. Адвокат всегда должен вести себя этично, не делать публичных высказываний о виновности своего подзащитного, если она не установлена вступившим в законную силу приговором суда. Необходимо придерживаться общих правил, которые для всех участников судебного процесса едины. Но для адвокатов есть ещё и специальные этические правила, которые он тоже должен соблюдать.

– В чем отличие адвоката по назначению от адвоката по соглашению? Какой вариант зачастую выбирают в качестве защиты и почему?

– Трудно сказать, каким адвокатам отдается предпочтение, потому что это зависит от объективных факторов. Адвокат назначается в уголовном процессе органами предварительного расследования или судом. В большей степени выбор зависит от материального положения доверителя, от того, насколько он в состоянии найти адвоката по соглашению, оплатить его помощь. В тех случаях, когда у доверителя нет денежных средств, или нет возможности найти адвоката по соглашению, у него не остается другого выбора, кроме как воспользоваться услугами адвоката по назначению. Здесь вопрос о предпочтении не стоит.

Участие адвоката по соглашению или по назначению ничем не отличается в смысле совокупности полномочий, обязанности соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката, следовать стандартам оказания юридической помощи. Кроме, естественно, вопросов оплаты. В одном случае оплачивает доверитель или его близкие люди, во втором – оплачивает государство из федерального бюджета. В остальном же адвокаты должны работать одинаково профессионально.

– Большая часть Ваших научных и учебно-методических трудов направлена на рассмотрение процесса апелляционного обжалования в суде. Почему Вас заинтересовала эта тема?

– Я защищала диссертацию, которая была посвящена участию адвоката-защитника в апелляционном обжаловании приговоров.

Недавно услышала одну фразу, которой можно описать интерес к данной теме. В процедурах обжалования решений, будь то приговоры или решения судов по гражданским или арбитражным делам, особое значение приобретает спор с правом. Обжалование приговора может быть даже сложнее, чем работа в предыдущих инстанциях, если мы говорим про уголовный процесс. Это огромный пласт работы с правом, поиск ошибок суда первой инстанции. В суде апелляционной инстанции мало внимания уделяется фактическим обстоятельствам дела. Больше – правовым обстоятельствам. Очень важно найти и обосновать, где суд первой инстанции допустил ошибку, и почему эта ошибка повлияла на правосудность приговора. Это исключительно правовая работа.

Беседовала Кира Ткаченко.

Источник – «Московская газета».

Поделиться