Видеолекции

Лента новостей

7 августа 2020 г.
Сообщение сотрудника полиции должно подтверждаться объективными сведениями
Следователь УВД попытался вызвать адвоката на следственные действия с помощью лжепредставителя Адвокатской палаты
6 августа 2020 г.
Хроника событий, важнейшие документы и актуальные интервью
Опубликован свежий номер информационно-аналитического бюллетеня «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации»
5 августа 2020 г.
Жалобы на действия следователя приняты во внимание
Уголовные дела адвокатов Дианы Ципиновой и Ратмира Жилокова передали в ГСУ СК по Северо-Кавказскому округу

Мнения

Никита Трубецкой
7 августа 2020 г.
Когда «двойная защита» есть, а конфликта нет
Основания назначения адвоката-дублера должны быть исключительными

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Высококлассный образец защиты профессиональных прав

28 июля 2020 г. 16:47

Адвокат АП Ставропольского края Оксана Садчикова добилась признания незаконным ее доставления в полицию


Пятый кассационный суд общей юрисдикции вынес кассационное определение в пользу адвоката АП Ставропольского края Оксаны Садчиковой, ранее обжаловавшей в суд незаконные действия махачкалинских полицейских по доставлению ее и доверительницы в отдел полиции, сообщает «АГ». В комментарии «АГ» Оксана Садчикова назвала справедливым решение суда, отметив, что уровень его аргументации ранее встречался ей в постановлениях Европейского Суда по правам человека, но «ценность именно этого постановления состоит в том, что оно принято здесь, в России, и мне не пришлось ждать много лет, прежде чем суд признал незаконность состоявшихся решений. При этом кассация учла абсолютно все приведенные нами аргументы. Я первым делом сообщила о решении кассации президенту АП Ставропольского края Ольге Руденко, она очень переживала в тот день. Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян сказал мне, что это постановление имеет важное значение для всей адвокатуры. Думаю, что это определение важно и для всех тех людей, кто нас поддерживал на расстоянии, а это сотни людей, многих из которых я даже не знаю, но эту поддержку я очень ценю», – отметила она. По словам президента АП Ставропольского края Ольги Руденко, это дело не только имеет большое значение в сфере отстаивания прав адвокатов, но и служит высококлассным образцом защиты своих профессиональных прав.

Адвоката доставили в отдел полиции после участия в исполнительных действиях

Напомним, как сообщалось ранее, 22 мая Оксана Садчикова была доставлена в Кировский РОВД г. Махачкалы в связи с исполнением своих профессиональных обязанностей: в интересах своей доверительницы, гражданки Эстонии, она пыталась добиться исполнения решения Пятигорского городского суда о возврате ей двух малолетних детей. По словам адвоката, решение суда долгое время не исполнялось, поэтому она многократно обжаловала бездействие судебных приставов, которые продолжали «саботировать» исполнение судебного акта.

Читайте также:
Меры приняты
Ставропольский адвокат сообщила о принудительном доставлении в махачкалинский отдел полиции

«В третий раз я и моя доверительница прибыли по повестке судебного пристава УИОВИП ФССП России Андрея Никитина в Махачкалу по месту совершения исполнительных действий, которое было назначено в квартире родителей должника в Махачкале. Нам не сообщили конкретного плана действий, наше ходатайство о передаче детей в аэропорту оставили без внимания», – поведала тогда «АГ» адвокат.

Поскольку от пристава поступали противоречивые указания о времени и месте совершения исполнительных действий, женщины направились в местное Управление ФССП России сразу же после прибытия в Махачкалу. После второго десятка звонков по внутреннему телефону им сообщили, что исполнение судебного решения поручено приставу Камалу Умаханову. Позднее Оксана Садчикова и Аминат Махмудова прибыли на квартиру бывшего супруга последней, где производились исполнительные действия и находились дети.

На месте выяснилось, что одному из них сделали хирургическую операцию по удалению крайней плоти, – как сочла адвокат, это было сделано с целью срыва исполнения решения суда. «При грамотной организации исполнительных действий решение суда могло быть исполнено 22 мая. В первую же минуту нашего присутствия в квартире я выяснила, что в исполнительных действиях участвует психолог из Дагестанского государственного педагогического университета, которой я прежде заявляла отвод в связи с тем, что ранее специалисты этого университета давали заключение, которое при рассмотрении дела по существу было признано судом необъективным. Она вела себя как руководитель всего происходящего, ее высказывания были далеко за пределами этики и приличия. Как и в предыдущие разы, все выглядело как сговор и заранее оговоренное мероприятие, которое должно было закончиться ничем. Далее все присутствовавшие стали убеждать мою доверительницу соблюдать традиции, отказаться от своих намерений исполнить решение суда. Обстановка была давящей, мы выслушали много оскорблений от родственников бывшего супруга Аминат Махмудовой», – ранее сообщала Оксана Садчикова.

Судебный пристав отказался принимать у адвоката письменное заявление об отводе всем участвующим в исполнительных действиях лицам. Он также проигнорировал письменное заявление Оксаны Садчиковой о причиненном здоровью ребенка вреде в целях саботажа решения суда, а также замечания на акт исполнительных действий об отсутствии в нем сведений о производящейся видеозаписи, заявленном отводе психологу и давлении на адвоката и ее доверительницу. «Во время своего нахождения в квартире я сообщила о происходящем на горячие линии УФССП и ФСБ России. Пристав формально заполнил бумаги и удалился со всеми участниками исполнительных действий, мы остались в квартире вместе с родственниками отца детей», – рассказала адвокат.

В связи с дальнейшей эскалацией конфликта Оксана Садчикова была вынуждена вызвать полицию, после чего на место прибыл наряд вместе с участковым. Адвокат вручила участковому Вадиму Рамазанову заявление о возбуждении уголовного дела по факту воспрепятствования правосудию и причинения вреда здоровью малолетнего ребенка в целях саботажа исполнения решения суда.

Далее события приняли неожиданный оборот. «Спустя некоторое время участковый, схватив меня за запястья обеих рук и причиняя физическую боль, стал тянуть меня к выходу. На требования прекратить насилие он не реагировал, к нему присоединился сотрудник полиции, и они вдвоем дотянули меня до входной двери квартиры. Все события происходили в присутствии около 10 человек (родственников семьи бывшего мужа Аминат Махмудовой и сотрудников полиции). Отец детей снимал все происходящее на видео. На патрульном автомобиле меня и мою доверительницу доставили в Кировский РОВД г. Махачкалы, объявив, что будет составлен протокол о неповиновении сотрудникам полиции», – сообщила Оксана Садчикова.

По словам адвоката, некоторое время в Кировском РОВД решали, в каком статусе находятся доставленные женщины. У адвоката и ее доверительницы забрали телефоны и провели в комнату, где находились другие задержанные. «Я воспринимала происходящее как задержание до тех пор, пока с нами находился участковый, применивший ко мне силу. Полицейские говорили о составлении протокола по ст. 19.3 КоАП, фотографировали мою доверительницу, снимали ее отпечатки пальцев и намеревались провести те же самые процедуры со мной», – рассказывала адвокат.

Впоследствии женщинам вернули телефоны и допустили к ним адвоката АП Республики Дагестан Патимат Нурадинову. После этого в кабинете дознавателя Оксана Садчикова выписала ордер на защиту своей доверительницы, а дознаватель в свою очередь сообщила, что не имеет претензий к ним, после чего женщины покинули отдел полиции.

Президент АП Ставропольского края Ольга Руденко сразу же проинформировала о случившемся президента ФПА Юрия Пилипенко, который поручил президенту АП Республики Дагестан Акифу Бейбутову взять на контроль данный вопрос и принять все возможные меры по недопущению нарушений личных и профессиональных прав адвоката правоохранительными органами Дагестана.

Адвокат обжаловала действия полицейских в суд

Впоследствии адвокат и ее доверительница оспорили незаконные действия полицейских в судебном порядке. В административном иске, поданном от имени обеих женщин и составленном Оксаной Садчиковой (есть у «АГ»), сообщалось о деталях произошедшего конфликта в доме Махмудовых, к которому затем присоединились сотрудники полиции.

В нем также указывалось, что ранее МВД Республики Дагестан отказалось признать незаконными действия правоохранителей. По словам административных истцов, полицейские не составляли протоколы об их административном доставлении и об административном задержании.

В иске также отмечалось, что в ходе событий 22 мая 2019 г. Оксане Садчиковой и Аминат Махмудовой были причинены нравственные страдания и физическая боль. В частности, указывалось, что адвокат и ее доверительница находились в комнате для задержанных Кировского РОВД вместе с другими задержанными в течение часа или полутора. «Все время рядом с нами, несмотря на возражения, находился отец Аминат Махмудовой Махмудапанди Махмудов. Участковый Вадим Рамазанов заявил, что сегодня судья уже не будет рассматривать наше дело и мы будем ночевать в камере, и приступил к оформлению рапорта. Другой сотрудник приступил к процедуре фотографирования и дактилоскопирования и провел ее в отношении Аминат Махмудовой. Я от прохождения процедуры отказалась в связи с явной незаконностью происходящего, кроме того, мысль о том, что в базе данных мои данные будут указаны как нарушителя, была унизительной», – отмечено в административном иске.

По словам адвоката, дело Аминат Махмудовой и ее детей имеет большое значение для нее с профессиональной точки зрения, поскольку по нему впервые в Северо-Кавказском федеральном округе Пятигорским городским судом принято решение о незамедлительном возвращении детей в государство постоянного проживания на основании Гаагской Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей. «Я приложила много интеллектуальных усилий и финансовых ресурсов к тому, чтобы обучиться ведению дел данной категории и обучить ведению дел этой категории коллег-адвокатов. С 2016 по 2019 г. в учебных мероприятиях, проводимых в том числе под моей ответственностью и при моей координации на региональном, всероссийском и международном уровнях, было обучено около 800 адвокатов со всей России и за рубежом», – отмечалось в административном иске.

В связи с этим адвокат и ее доверительница просили суд признать незаконными действия полицейских относительно применения ими физической силы, доставления в отдел полиции, задержания, дактилоскопирования и фотографирования для базы данных МВД.

Первая и апелляционная инстанции отказали в удовлетворении иска

Административный иск рассматривался в Ленинском районном суде г. Ставрополя, зафиксировавшем в своем решении, что административные истцы были доставлены в дежурную часть для установления личности. Таким образом, суд первой инстанции счел, что должностные лица ОВД действовали в соответствии с требованиями закона, не нарушая прав и интересов истцов.

Под предлогом отсутствия доказательств, подтверждающих доводы истцов о применении к ним физической силы и специальных средств, фотографирования и дактилоскопирования Аминат Махмудовой, а также внесении полученных данных в соответствующую базу ОВД, суд отказал в удовлетворении административного иска. В решении также отмечалось, что факт непризнания МВД по РД незаконными действий полицейских может быть обжалован в порядке ст. 125 УПК РФ.

Впоследствии Ставропольский краевой суд поддержал решение нижестоящей инстанции. «Разрешая возникший по настоящему административному делу спор, суд первой инстанции полно и правильно установил юридически значимые для дела обстоятельства, оценил представленные сторонами доказательства в соответствии со статьями 59, 62, 63 КАС РФ, по правилам ст. 84 Кодекса – с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности применительно к закону, регулирующему рассматриваемые правоотношения», – отмечалось в апелляционном определении.

Вторая инстанция добавила, что в связи с регистрацией сообщения Магомеда Ахмедова дежурный участковый Вадим Рамазанов в силу закона был вправе принять меры для административного доставления Аминат Махмудовой и ее адвоката в отдел внутренних дел, а само оно было соразмерным, разумным и необходимым. Такая мера, подчеркнула апелляция, осуществлялась в рамках предоставленных должностному лицу ОВД полномочий, с соблюдением целей и критериев ее применения, что не свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны должностного лица органа полиции. При этом апелляция подтвердила факт того, что после доставления Оксаны Садчиковой и Аминат Махмудовой в дежурную часть Отдела полиции по Кировскому району УМВД РФ по г. Махачкале, установления их личностей и получения от них письменных объяснений протокол задержания не составлялся.

Со ссылкой на Постановление КС РФ от 16 июня 2009 г. № 9-П вторая инстанция сочла, что само по себе то обстоятельство, что задержанное лицо не было впоследствии привлечено к административной ответственности и не предстало перед судом, не обязательно означает, что задержание было незаконным. «Факты и сведения, которые дают основания для применения задержания как предварительной меры принуждения с целью обеспечения производства по делу об административном правонарушении, могут оказаться впоследствии недостаточными для принятия решения об административной ответственности», – отмечалось в апелляционном определении.

Доводы кассационной жалобы

В кассационной жалобе (есть у «АГ») Оксана Садчикова назвала судебные акты незаконными, необоснованными и подлежащими полной отмене в связи с неправильным определением значимых обстоятельств, несоответствием выводов суда первой инстанции обстоятельствам административного дела, неправильным применением норм материального права.

В частности, адвокат указала, что судами первой и второй инстанций неверно установлена хронология событий без учета ключевых обстоятельств. Так, нижестоящие суды опирались в своих решениях на сведения о регистрации полицией звонка Магомеда Махмудова, но не учли, что первой правоохранителям позвонила именно его бывшая супруга в связи с угрозой физического насилия со стороны членов семьи бывшего мужа. «Таким образом, существенные доказательства намеренно скрыты от оценки суда, что не получило оценки в оспариваемых судебных решениях», – отмечалось в кассационной жалобе.

Адвокат также пояснила, что нижестоящие суды не дали оценки избирательности документов, предоставленных административным ответчиком, а также имеющимся в них противоречиям. «Личности Аминат Махмудовой и адвоката Оксаны Садчиковой были известны Вадиму Рамазанову. Согласно объяснению Вадима Рамазанова он приезжал по адресу: <…> дважды – во время исполнительных действий, затем удалился, затем вернулся по второму вызову Магомеда Ахмедова», – указано в жалобе.

Оксана Садчикова отметила, что вывод суда первой инстанции о том, что истцами не доказано применение в отношении них физической силы и специальных средств, не подтверждается материалами дела. По мнению адвоката, выводы апелляции о том, что привлечение к административной ответственности не является обязательным следствием административного задержания и административного доставления, а также упомянутое постановление КС РФ абсолютно неприменимы к рассматриваемой ситуации.

«Само по себе отсутствие рапорта и протокола задержания не являются доказательствами отсутствия фактически имевшего место в действительности события, поскольку административное доставление и административное задержание подтверждаются доказательствами, предоставленными административным ответчиком. Напротив, то обстоятельство, что рапорт, протокол задержания, протокол административного правонарушения и постановление по делу об административном правонарушении не были оформлены, подтверждает осознание сотрудниками полиции абсолютной незаконности своих действий в результате своевременного контроля, которого удалось добиться всем вмешавшимся в ситуацию извне лицам и организациям», – указала адвокат.

Оксана Садчикова добавила, что ни она, ни ее доверительница не совершили каких-либо преступлений или административных правонарушений, чтобы могло бы служить основанием для дактилоскопирования и фотографирования Аминат Махмудовой.

Кассация встала на защиту прав адвоката и ее доверительницы

Пятый кассационный суд общей юрисдикции в своем определении от 8 июля указал, что при рассмотрении дела нижестоящие судебные инстанции нарушили нормы материального права, а установленные ими обстоятельства дела не соответствуют фактическим.

Как пояснила кассация, нижестоящие суды подтвердили факт доставления участковым Аминат Махмудовой и ее адвоката Оксаны Садчиковой в дежурную часть для установления личности 22 мая 2019 г. При этом административный ответчик не предоставлял судам первой и апелляционной инстанций какие-либо протоколы о доставлении, задержании вышеуказанных женщин, изъятии личных вещей.

Со ссылкой на ряд положений Закона о полиции и КоАП РФ кассация отметила, что доставление в целях установления сотрудником полиции личности гражданина происходит, если последний находится в розыске как скрывшийся от органов дознания, следствия или суда либо как уклоняющийся от исполнения уголовного наказания или же как пропавший без вести. В любом из вышеуказанных случаев составляются протоколы о доставлении и о задержании. В свою очередь, фотографирование и дактилоскопирование лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления, заключенных под стражу, обвиняемых в совершении преступления, подвергнутых административному наказанию в виде административного ареста, иных задержанных лиц допустимо, если в течение установленного срока задержания не удалось достоверно установить их личность, а также в иных случаях, прямо предусмотренных законом.

«Приведенные в судебных актах выводы о правомерности действий сотрудников полиции вытекают из предпосылки незаконности нахождения Аминат Махмудовой и ее адвоката Оксаны Садчиковой в жилом помещении должника по исполнительному производству Ахмедова после завершения исполнительных действий и необходимости установления их личности в служебном помещении подразделения полиции. Указанные выводы судов сделаны без учета фактических обстоятельств дела, которые зафиксированы письменными доказательствами, а также без проверки обоснованности таких действий сотрудников полиции, исходя из названных в законе условий, при которых полиции предоставлено право применить физическую силу, осуществить доставление и (или) задержание граждан, изъятие их личных вещей, а также фотографирование и дактилоскопирование», – отмечено в кассационном определении.

Третья инстанция добавила, что нижестоящие суды уклонились от проверки сведений о вызове полиции 22 мая 2019 г. самой Оксаной Садчиковой, о чем ею последовательно заявлялось в ходе рассмотрения дела, аналогичные пояснения давала и Аминат Махмудова. При таком положении дел, подчеркнула кассация, повторное прибытие участкового, в ходе которого возникла необходимость установления личностей Махмудовой и Садчиковой, подлежало доказыванию стороной административного ответчика путем предоставления объективных данных, свидетельствующих о сокрытии административными истцами своих документов либо отказе их предъявить по требованию должностного лица полиции.

«Доводы отзыва на кассационную жалобу о том, что административные истцы вправе воспользоваться иными способами защиты, в том числе путем обжалования постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в порядке, предусмотренном УПК РФ, судебная коллегия отклоняет, поскольку наличие процессуальных документов, постановленных при рассмотрении вопроса о возбуждении уголовного дела, не препятствует одновременному обжалованию действий либо бездействия должностных лиц в порядке, предусмотренном главой 22 КАС РФ», – отметил кассационный суд.

Он также пояснил, что нижестоящие суды установили, что протоколы доставления и задержания Махмудовой и Садчиковой не были составлены, что само по себе может свидетельствовать о признаках нарушения ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также исключает для административных истцов реализацию их права на обжалование таких процессуальных документов и действий в порядке, предусмотренном УПК либо КоАП РФ.

Таким образом, кассация сочла, что нижестоящие суды вопреки установленному процессуальным законом распределению бремени доказывания отказали в удовлетворении требований о признании незаконным фотографирования и дактилоскопирования Аминат Махмудовой под предлогом непредставления ею доказательств совершения в отношении нее фотографирования и дактилоскопирования, тогда как материалы дела содержали копии книги учета лиц, доставленных в ОП по Кировскому району, со сведениями о принятых к доставленным мерах в виде отметок “ИБД “Папилон”, фотоучет”».

В связи с этим Пятый кассационный суд общей юрисдикции отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в Ленинский районный суд г. Ставрополя.

Оксана Садчикова прокомментировала постановление

В комментарии «АГ» Оксана Садчикова назвала справедливым решение кассации. «Именно такими должны были быть решение первой и апелляционной инстанций. Я последовательно на протяжении года во всех инстанциях приводила одни и те же аргументы, видела, что они доходят до суда, но каждый раз решение об отказе было полным шоком, в том числе и их аргументация. Так, например, из решения суда первой инстанции следовало, что ко мне при исполнении профессиональных обязанностей могли применить и приемы самбо. Было грустно и смешно читать это, но внутри я знала, что мне не нужно доказывать себе, кто был действительно прав в этой ситуации», – рассказала адвокат.

По ее словам, уровень содержащейся в кассационном определении аргументации встречался ей в постановлениях ЕСПЧ. «Но ценность именно этого постановления состоит в том, что оно принято здесь, в России, и мне не пришлось ждать много лет, прежде чем суд признал незаконность состоявшихся решений. При этом кассация учла абсолютно все приведенные нами аргументы. Я первым делом сообщила о решении кассации президенту АП Ставропольского края Ольге Руденко, она очень переживала в тот день. Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян сказал мне, что это постановление имеет важное значение для всей адвокатуры. Думаю, что это определение важно и для всех тех людей, кто нас поддерживал на расстоянии, а это сотни людей, многих из которых я даже не знаю, но эту поддержку я очень ценю», – отметила Оксана Садчикова.

В свою очередь Ольга Руденко выразила удовлетворение тем, что в рассматриваемом случае восторжествовали закон и справедливость. «Это дело не только имеет большое значение в сфере отстаивания прав адвокатов, но и служит высококлассным образцом защиты своих профессиональных прав», – полагает она.

Зинаида Павлова

Поделиться