Лента новостей

16 октября 2021 г.
«Мало знать мудрость, нужно уметь ею пользоваться»
В новом выпуске проекта  «Беседа с мэтром» – вице-президент ФПА РФ Светлана Володина
15 октября 2021 г.
Профессиональное представительство в суде
Вице-президент ФПА РФ Елена Авакян и член Совета ФПА РФ Татьяна Проценко приняли участие в международной онлайн-конференции, организованной Республиканской коллегией адвокатов Казахстана
13 октября 2021 г.
Признание на высшем уровне
13 октября в Москве, в банкетном зале Arbat Hall, состоялась VII Торжественная церемония награждения Национальной премией в области адвокатской деятельности и адвокатуры

Мнения

Нарине Айрапетян
13 октября 2021 г.
Тонкая материя, не приемлющая угроз и ограничений
Значение нравственных требований для правосудия трудно переоценить

Интервью

Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
6 сентября 2021 г.
Олег Смирнов
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
Только адвокаты способны быстро и эффективно оказывать правовую помощь в условиях чрезвычайной ситуации

В соглашении должна быть некоторая определенность

21 сентября 2021 г. 17:46

Совет АП Санкт-Петербурга уточнил, когда обязательства, принятые адвокатом по соглашению, являются исполненными


Как стало известно «АГ», Совет Адвокатской палаты г. Санкт-Петербурга (далее – АП СПб), рассмотрев обращение адвоката КА «Лапинский и партнеры» Константина Кузьминых, разъяснил, что адвокат, осуществлявший защиту в суде первой инстанции по соглашению, не обязан продолжать осуществление защиты при новом рассмотрении дела в первой инстанции. В то же время Совет АП СПб посчитал необходимым отметить, что адвокат, являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам, обязан обеспечить высокую степень определенности и максимальную конкретность формулировок принимаемого на себя поручения.

Причина обращения

Константин Кузьминых на основании заключенного соглашения являлся защитником Е. по уголовному делу, которое находилось в производстве Всеволожского городского суда Ленинградской области. После вынесения приговора защитник направил апелляционную жалобу на приговор, после чего он полагал, что соглашение с доверителем исполнено.

В июне 2021 г. Ленинградский областной суд отменил приговор в отношении Е. и направил уголовное дело на новое рассмотрение в первую инстанцию в ином составе суда. Соглашение на осуществление защиты при новом рассмотрении уголовного дела с Е. Константин Кузьминых не заключал. Тем не менее 5 августа 2021 г. Всеволожский городской суд вызвал адвоката в качестве защитника на том основании, что в поступившем на новое рассмотрение деле имеется его ордер на защиту Е. в суде первой инстанции. Суд посчитал, что в случае отмены ранее вынесенного приговора с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе защитник, участвовавший при первом рассмотрении дела, обязан продолжать осуществление защиты.

Константин Кузьминых, не согласившись с такой позицией суда, направил запрос в Совет АП г. Санкт-Петербурга, в котором просил разъяснить, существует ли данная обязанность защитника. Адвокат указал, что предмет соглашения на защиту Е. не предусматривал специального пункта о том, что в случае отмены итогового судебного решения по уголовному делу адвокат принимает на себя обязанности защитника при новом рассмотрении уголовного дела. Он также пояснил, что в соглашении отсутствовало специальное условие о прекращении действия соглашения только после вступления приговора в законную силу.

Константин Кузьминых в запросе отметил, что обязанности адвоката, осуществляющего в уголовном деле защиту по соглашению, определяются предметом соглашения и общими правилами Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве (далее – Стандарт). Ссылаясь на п. 1 ст. 25 Закона об адвокатуре, адвокат напомнил, что адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Осуществление адвокатом адвокатской деятельности в форме защиты по уголовному делу без заключения соглашения и вне установленного адвокатской палатой порядка участия адвоката по уголовному делу по назначению следователя, дознавателя или суда является грубым дисциплинарным нарушением со стороны адвоката, пояснил в обращении Константин Кузьминых.

Адвокат обратил внимание, что никаких уведомлений о своем назначении судом в качестве защитника Е. в порядке ст. 50, 51 УПК РФ ему не поступало. Константин Кузьминых добавил, что в соответствии с неоднократно опубликованными позициями Конституционного Суда РФ и ЕСПЧ обвиняемый обращается за правовой помощью по своему выбору, и конкретный защитник (тем более по соглашению, которое обвиняемым не заключалось) судом (ни прямо, ни косвенно) навязываться обвиняемому не может, а законом предусмотрена единственная форма выбора обвиняемым защитника по соглашению – путем заключения с адвокатом соглашения на защиту.

Константин Кузьминых обратился в запросе также и к п. 17 того же Стандарта, в связи с чем указал, что полностью исполнил обязательства в день направления апелляционной жалобы на приговор суда первой инстанции.

Адвокат в обращении уточнил, что обсуждал данную ситуацию с рядом иных адвокатов (со стажем адвокатской деятельности свыше 15–20 лет), и отметил, что подавляющее большинство респондентов поддержало его доводы. Он также разъяснил: многие адвокаты указали, что подобные ситуации надлежаще не отрегулированы отраслевым законодательством.

«Респонденты полагают, что суд исходит из того, что, коль скоро итоговое решение по уголовному делу (в данном случае приговор) в законную силу не вступило, исполнение адвокатом обязанностей защитника по ранее заключенному соглашению не окончено. Причем не менее одного респондента согласились с такой трактовкой ситуации судом, пояснив, что в своих соглашениях специально оговаривают условия прекращения действия соглашения – факт вынесения судом приговора, – именно ввиду недостаточной определенности в обозначенном вопросе», – описал в запросе Константин Кузьминых.

Адвокат указал, что Совет палаты ранее рассматривал примерно аналогичную ситуацию по обращению адвоката Б. (Разъяснения Совета АП СПб, протокол № 15 от 6 декабря 2018 г.), где суд возвратил уголовное дело прокурору. Тогда Совет пришел к выводу о том, что адвокат Б. не обязана продолжать осуществление защиты без заключения нового соглашения.

Разъяснения Совета АП СПб

Рассмотрев запрос Константина Кузьминых, с учетом приведенных в запросе конкретных обстоятельств Совет АП г. Санкт-Петербурга дал следующие разъяснения (протокол заседания имеется у «АГ»).

Со ссылкой на ст. 309 ГК РФ Совет напомнил, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Совет АП СПб указал, что в соответствии с п. 1 ст. 406 ГК РФ надлежащее исполнение прекращает обязательство. В свою очередь, он пояснил, что, как указано в п. 3 ст. 425 данного Кодекса, законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору. Договор, в котором отсутствует такое условие, признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства, отметил Совет АП.

Обращаясь к п. 2 ст. 13 КПЭА, Совет подчеркнул, что адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда. При этом Совет разъяснил, что основанием для осуществления защиты является соглашение об оказании юридической помощи либо постановление о назначении защитника, вынесенное дознавателем, следователем или судом.

Совет АП СПб, принимая во внимание предмет соглашения адвоката Константина Кузьминых с Е., пришел к выводу, что после вынесения приговора по уголовному делу и подачи апелляционной жалобы на него обязательства, принятые на себя адвокатом по заключенному соглашению, должны считаться исполненными, а соглашение – прекратившим свое действие. Основанием для осуществления защиты Е. по данному делу будет являться новое соглашение об оказании юридической помощи, пояснил Совет.

Таким образом, при данных конкретных обстоятельствах Совет указал, что адвокат, осуществлявший защиту в суде первой инстанции по соглашению, не обязан продолжать осуществление защиты в том же суде в ином составе после отмены приговора и направления дела на новое рассмотрение в ином составе суда, если такое условие специально не указано в соглашении.

В то же время Совет АП СПб посчитал необходимым отметить, что адвокат, являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам, обязан обеспечить высокую степень определенности и максимальную конкретность формулировок принимаемого на себя поручения. «Поручение адвокату должно быть сформулировано прозрачно, корректно и максимально конкретно, чтобы на практике не возникало неопределенности в его толковании, в том числе во избежание возможных споров с доверителем относительно полноты исполнения адвокатом принятого поручения, что, в свою очередь, важно для соотнесения объема выполненной адвокатом работы с размером причитающегося вознаграждения», – заключил Совет.

Адвокаты оценили позицию Совета

Константин Кузьминых в комментарии «АГ» отметил, что полностью удовлетворен разъяснениями Совета палаты и считает их важными. По его словам, сама проблема является неоднозначной, о чем свидетельствует проведенный им опрос адвокатов. Константин Кузьминых поделился, что, исходя из опроса, судья два раза откладывал судебное заседание из-за неявки защитников, несмотря на их пояснения, что соглашение на новое рассмотрение дела с ними не заключалось. А те адвокаты, которые в подобной ситуации посещали суд, «сидят в процессе» по ордерам с прошлого рассмотрения, пояснил адвокат.

Член Совета АП Ленинградской области, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП ЛО Евгений Тонков указал, что довольно часто возникают ситуации, когда дела рассматриваются заново, и в таких случаях, по его мнению, важно обратить внимание на несколько моментов. Он подчеркнул, что адвокат, принимая на себя обязательство ведения дела в суде, планирует свое рабочее время, свои взаимоотношения с доверителем. «Пройдя определенный путь в рамках уголовного процесса в суде первой инстанции, адвокат совершает все действия, которые он обязан совершить, и его обязательства после вынесения приговора и при необходимости написания апелляционной жалобы в таком случае считаются исполненными», – пояснил эксперт.

Евгений Тонков считает, что если ситуация складывается таким образом, что доверитель просит адвоката участвовать в суде второй инстанции, то это отдельная стадия, на которую нужно самостоятельное соглашение и оформление ордера: «Я рекомендую не заключать соглашение на всю жизнь, навсегда защищать доверителя – это неправильный подход, разумнее заключать соглашение на определенной стадии».

Адвокат добавил, что ситуация, когда суд второй инстанции отменяет приговор и направляет дело на новое рассмотрение, означает полную программу рассмотрения, поскольку будет новое исследование доказательств. И при таких обстоятельствах в первую очередь возникает вопрос оплаты, добавил он. «Если считать, что адвокат обязан и во второй раз участвовать в этом же процессе, то нельзя обрекать адвоката еще несколько лет заниматься процессом бесплатно, ведь чаще всего это касается сложных процессов, которые идут несколько лет», – обратил внимание Евгений Тонков.

Вместе с тем эксперт указал, что если история складывается так, что отношения между адвокатом и доверителем разрушены, то это позволяет адвокату в дальнейшем не взаимодействовать с этим доверителем, поскольку отношения перестали быть конструктивными.

Евгений Тонков также заметил, что нередко отмены приговоров осуществляются благодаря правильно составленной адвокатом апелляционной жалобе. «Зачастую в ходе процесса мы закладываем такие “мины замедленного действия” и оспариваем приговор, исходя из того, что это “процессуальная радость” со стороны защиты, в том числе и доверителя. На этом фоне доверитель вполне в состоянии заключить новое соглашение для того, чтобы еще раз пройти этот путь, и, как правило, он заинтересован в том, чтобы при новом рассмотрении участвовал адвокат, который знает особенности данного дела», – разъяснил Евгений Тонков.

По его мнению, разъяснения, данные Советом АП г. Санкт-Петербурга, позволяют в дальнейшем не конфликтовать с доверителем и не включаться в процесс на неудобных для стороны защиты условиях. Удобные же условия – это когда оговариваются и объем участия, и оплата, считает Евгений Тонков. В заключение он отметил, что Константин Кузьминых правильно указал предмет соглашения, именно это позволяет ему занимать комфортную позицию в отношении себя, в первую очередь. «Подчеркиваю, что органы адвокатского сообщества отстаивают интересы как конкретного адвоката, так и адвокатуры в целом», – резюмировал Евгений Тонков.

Адвокат АП г. Санкт-Петербурга Владимир Соловьев полностью поддерживает позицию Совета палаты. По его мнению, при условиях, которые были изложены в запросе Константина Кузьминых, адвокат действительно не должен на основании ранее заключенного соглашения продолжать защиту при новом рассмотрении.

Владимир Соловьев отметил, что сама проблема довольно часто возникает в правоприменительной практике, поскольку бывают случаи, когда дело возвращается прокурору либо после отмены приговора отправляется на новое рассмотрение. «Безусловно, адвокату нужно всегда в соглашении указывать последствия такого возвращения», – пояснил Владимир Соловьев. Он добавил, что Совет АП г. Санкт-Петербурга обоснованно указал в решении, что должна быть некоторая определенность в соглашении, которое заключает адвокат, в том числе и по этому вопросу.

Анжела Арстанова

Поделиться