Лента новостей

20 мая 2022 г.
Обстоятельства отказа от защиты
В Подмосковье завершилась научно-практическая конференция «20 лет Федеральному закону “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”: история и современность»
20 мая 2022 г.
Закон об адвокатской деятельности обеспечивает единство адвокатуры
Адвокатура способна самостоятельно самоочищаться от людей, позорящих великое звание адвоката
20 мая 2022 г.
Золотой век российской адвокатуры
20 мая состоялась научно-практическая конференция «20 лет Федеральному закону “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”: история и современность»

Мнения

Булат Юмадилов
17 мая 2022 г.
Призвание во благо служения людям
Об участии адвокатов Республики Башкортостан в оказании бесплатной юридической помощи

Интервью

Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
20 мая 2022 г.
Юрий Пилипенко
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
Благодаря Закону об адвокатской деятельности соблюден баланс между интересами адвокатуры и общефедеральными ценностями

Стратегия и тактика в исполнительном производстве

27 октября 2017 г. 17:02

27 октября в ходе вебинара ФПА РФ адвокатам рассказали о новеллах и практике применения законодательства об исполнительном производстве


Заведующий кафедрой гражданского процесса и организации службы судебных приставов Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России), член НКС при ФССП России, д.ю.н. Владимир Гуреев в рамках очередного образовательного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов прочитал лекцию на тему «Основные новеллы законодательства об исполнительном производстве и практика его применения».

В начале выступления спикер привел статистические данные, согласно которым в год в среднем осуществляется около 70 млн исполнительных производств. При этом штатная численность судебных приставов составляет около 25 000 человек. Поскольку сюда входят и судебные приставы, обеспечивающие порядок деятельности судов, численный состав судебных приставов является относительно небольшим. По словам Владимира Гуреева, это объясняет сложившуюся ситуацию, при которой судебным приставам физически не хватает времени на сопровождение исполнительного производства.

Выступавший обратил внимание на возможность выбора взыскателем стратегии взыскания. Законодательством об исполнительном производстве предусмотрена возможность прямого направления исполнительного документа в кредитную организацию при взыскании денежных средств. При этом исполнительное производство не возбуждается. Однако существуют риски, что в случае, если исполнение не будет произведено, а должник попытается вывести свои активы из-под исполнения, у взыскателя не будет возможности обратиться к судебному приставу с заявлением о применении наложения ареста на имущество должника.

Говоря о тактике поведения взыскателей в рамках исполнительного производства, Владимир Гуреев подчеркнул, что многое зависит от их активности. В частности, важно на этапе подачи заявления вместе с исполнительным документом предоставить максимальную информацию об имуществе должника: о предполагаемом наличии у него в собственности квартиры, о банке, в котором должник получает зарплату, и т.д. Данная информация в дальнейшем может сыграть важную роль при взыскании.

Как сообщил Владимир Гуреев, одна из актуальных тенденций исполнительного производства – перевод требований кредиторов к должникам – физическим лицам из исполнительного производства в рамки банкротства. Это связано с возможностью оспаривания в рамках банкротства сделок должника, что невозможно в исполнительном производстве. При этом важно помнить, что процедура исполнительного производства для взыскателя бесплатна, в то время как банкротство связано со значительными расходами.

В заключительной части выступления спикер рассказал о новой позиции Верховного Суда РФ, согласно которой установленный Законом об исполнительном производстве двухмесячный срок не является пресекательным, а носит организационно-функциональный характер. Владимир Гуреев отметил, что в настоящее время Верховный Суд исходит из того, что само по себе невзыскание денежных средств не свидетельствует о нарушениях в действиях судебного пристава, поскольку стороны, выбирая контрагента, должны руководствоваться осмотрительностью, а в рамках исполнительного производства существуют риски того, что у должника может не оказаться имущества. 

Поделиться