Лента новостей

24 июля 2021 г.
Отказ по искам к ФПА РФ устоял в апелляции
Решение Хамовнического суда, отказавшегося признать недействительным разъяснение КЭС по вопросу о допустимости обращения адвокатов в правоохранительные органы, вступило в законную силу
23 июля 2021 г.
Новое время создает новые вызовы
22 июля в Москве состоялось очередное заседание Клуба имени Замятнина на тему «Защита объектов интеллектуальной собственности в сети “Интернет”»
23 июля 2021 г.
Основы профессиональной этики и особенности дисциплинарного производства
ФПА РФ провела заключительное повторное онлайн-занятие по программе цикла вебинаров для стажеров, помощников адвокатов и адвокатов со стажем до года

Мнения

Алла Токманева
22 июля 2021 г.
Социально важное и нужное для общества дело
О развитии государственной системы бесплатной юридической помощи в Брянской области

Интервью

Чему не учат в вузах
22 июля 2021 г.
Максим Семеняко
Чему не учат в вузах
Санкт-Петербургский институт адвокатуры специализируется на прикладной тематике

Статус адвоката мало защищает

30 ноября 2020 г. 19:06

Мосгорсуд вернул в первую инстанцию постановление о производстве обыска у адвоката, вынесенное без указания на то, что он спецсубъект


26 ноября Московский городской суд отменил постановление Бабушкинского районного суда г. Москвы о производстве обыска в жилище адвоката, вынесенное без указания на то, что он спецсубъект, и направил материалы дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции (все документы имеются у «АГ»). Адвокат АП Московской области Юрий Михалевич отметил, что следователь знал о его статусе, поскольку его допрашивали как свидетеля по делу и информация о том, что он является спецсубъектом, отражена в протоколе допроса. По мнению председателя Комиссии АП Московской области по защите профессиональных и социальных прав адвокатов Вадима Логинова, следователь вообще не знал о норме ст. 450.1 УПК РФ.

Обыск из-за помощи в оформлении сделки

Как рассказал адвокат АП Московской области Юрий Михалевич, у которого был проведен обыск, более года назад он оказывал юридические услуги по банкротству физлица: необходимо было включить в реестр требований кредиторов требования его доверителя. «Включенные права требования доверитель решил продать. Я организовал нотариальное заверение сделки. Участником не был, у меня просто были все документы. Стороны оформили сделку. В последующем покупатель посчитал, что его обманули, и написал заявление о преступлении по ч. 4 ст. 159 УК», – отметил он.

Уголовное дело, возбужденное 29 апреля 2019 г. в отношении неустановленных лиц по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, находится в производстве следователя 4-го отдела СЧ СУ УВД по СВАО ГУ МВД России по г. Москве, срок следствия был продлен до 18 октября 2020 г.

Посчитав, что в жилище, занимаемом Юрием Михалевичем, могут находиться предметы и документы, имеющие значение для расследования уголовного дела, следователь обратился в Бабушкинский районный суд г. Москвы с ходатайством о разрешении производства обыска.

Суд указал, что в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством РФ основанием для производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела, а также обыск может производиться в целях обнаружения разыскиваемых лиц. Суд посчитал, что представленные материалы свидетельствуют о том, что в жилище могут находиться предметы и документы, имеющие значение для уголовного дела, и 16 октября удовлетворил ходатайство следователя.

Обыск был проведен 26 октября с участием представителя АП МО, адвоката Юрия Емельянова. В ходе обыска следователь ничего не изъял. Как пояснил «АГ» Юрий Михалевич, тот пришел за документами по сделке, которые находятся у сторон и у нотариуса и на момент производства обыска не могли находиться у адвоката.

Обжалование постановления о производстве обыска

Не согласившись с проведением обыска, Юрий Михалевич, а также председатель Комиссии АП МО по защите профессиональных и социальных прав адвокатов Вадим Логинов обратились в Мосгорсуд.

В апелляционных жалобах они указали, что 18 мая Юрий Михалевич с согласия доверителя был допрошен в качестве свидетеля и следователь в протоколе записал, что он – действующий адвокат. В дальнейшем, по их мнению, следователь сознательно утаил от суда данную информацию.

В жалобах отмечалось, что на дату вынесения постановления суда – 16 октября – постановление о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката или постановление о привлечении его в качестве обвиняемого отсутствовали. Соответственно, суд первой инстанции проигнорировал императивные требования ч. 1 ст. 450.1. УПК РФ.

Подчеркивалось, что сам обыск был проведен 26 октября, т.е. уже за временными рамками сроков проведения предварительного следствия, поскольку суд в постановлении указал, что срок следствия был продлен до 18 октября.

Адвокаты также указали, что постановление о разрешении производства обыска не содержит данных, служащих основанием него, а также не содержит данных о конкретных отыскиваемых объектах. Соответственно, суд проигнорировал императивные требования ч. 2 ст. 450.1 УПК РФ – данные факты вообще не проверялись судом, который формально сослался в постановлении на ст. 165, 182 УПК РФ.

Отмечалось, что согласно позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении № 439-О/2005, Закон об адвокатуре устанавливает гарантии сохранения адвокатской тайны. Так, обыск в отношении адвоката допускается только по судебному решению, отвечающему требованиям законности, обоснованности и мотивированности. В таком решении должны быть указаны конкретный объект обыска и данные, служащие основанием для его проведения, с тем чтобы обыск не приводил к получению информации о тех клиентах, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу.

Юрий Михалевич и Вадим Логинов попросили отменить постановление первой инстанции и отказать в удовлетворении ходатайства. Также они попросили вынести в адрес начальника СЧ УВД по СВАО ГУ МВД России по г. Москве Анатолия Савосина частное постановление, в котором следует указать на недопустимость введения суда в заблуждение путем утаивания информации о наличии спецсубъекта уголовного судопроизводства в ходатайстве о производстве обыска.  

Мосгорсуд частично удовлетворил жалобы, отменив постановление и направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Адвокаты не защищены

Юрий Михалевич рассказал, что было в суде: «В ходе судебного заседания прокурор попросил отказать в удовлетворении апелляционной жалобы, потому что вынесенное постановление законно и обоснованно. Выслушав стороны, судья частично удовлетворила жалобу, направив материалы в первую инстанцию для нового рассмотрения в ином составе суда».

Адвокат заметил, что обыск уже проведен, судья апелляционной инстанции установила наличие оснований для отмены постановления, но при этом направила материалы в нижестоящий суд. «Боюсь, что суд первой инстанции при отсутствии на то законных оснований снова признает обыск законным, поэтому, возможно, обжалую решение апелляции», – рассказал он.

Юрий Михалевич считает, что следователь знал о его статусе адвоката, поскольку его допрашивали как свидетеля по делу и информация о том, что он является спецсубъектом, отражена в протоколе допроса. «В нарушение норм законодательства он направил этот материал в суд», – подчеркнул адвокат.

«Сейчас опасно быть адвокатом, поскольку статус адвоката тебя мало защищает. Точно так же могут и обыск проводить, и задерживать без разбора, оснований и причин», – резюмировал он.

Вадим Логинов отметил: следователь указал в ходатайстве, что Юрий Михалевич – адвокат. «Вероятно, следователь оказался малограмотный и, скорее всего, вообще не знал о норме ст. 450.1 УПК. Судье надо было проверить, есть ли в материалах дела процессуальное решение о привлечении его в качестве обвиняемого или возбуждении уголовного дела в отношении него, но она этого не сделала и без ссылки на ст. 450.1 УПК вынесла постановление», – указал Вадим Логинов.

Он рассказал, что аналогичная ситуация была у адвоката АП Республики Адыгея Марики Мирошниченко, когда следователь получила санкцию на обыск, не сообщив суду, что будет проводить его у адвоката. Тогда апелляция направила материалы дела в первую инстанцию, и следователь отказалась от ходатайства.

Марина Нагорная

Поделиться