Лента новостей

12 июля 2024 г.
Адвокатуре – ДА!
ФПА РФ начала работу над проектом «Династии адвокатуры», посвященным 160-летию российской адвокатуры и Году семьи
10 июля 2024 г.
В ФПА обсудили вопросы взаимодействия адвокатов и экспертов
Проведение образовательных вебинаров по проблемам судебной экспертизы продолжится
9 июля 2024 г.
В России стартовала Неделя правовой помощи по вопросам защиты интересов семьи
С 8 июля во всех субъектах РФ проходит Всероссийская неделя правовой помощи по вопросам защиты интересов семьи, проведение которой координирует Минюст России и его территориальные органы

Мнения

Наталья Поршина
10 июля 2024 г.
Правовое воспитание и консультирование в радиоэфире
Об участии адвокатов АП Республики Мордовия в правовой рубрике на региональном радио, посвященной правовому просвещению и консультированию радиослушателей

Интервью

Юристы должны объединяться на базе адвокатуры
9 июля 2024 г.
Светлана Володина
Юристы должны объединяться на базе адвокатуры
Мы совершенно спокойно смотрим в завтрашний день: у нас такое хорошее настоящее – молодое, активное, заряженное энергией

Полезный, но запоздалый законопроект

12 декабря 2022 г. 17:32

В Государственную Думу ФС РФ внесены поправки в УПК РФ, регламентирующие порядок заключения под стражу предпринимателей


Правительство РФ внесло на рассмотрение депутатов законопроект о внесении в УПК РФ поправок (законопроект № 253849-8), расширяющих гарантии лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, сообщает «АГ». Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян назвали законопроект важным и полезным, но запоздалым, так как он должен был вноситься примерно десять лет назад: «Сложно представить, сколько предпринимателей пострадало от разрушительных действий правоохранителей, привыкших для успешного расследования сначала добиваться избрания заключения под стражу, а затем выяснять действительные обстоятельства уголовного дела».

Как писала «АГ», проект документа был разработан Минюстом России в августе, однако внесенный в Государственную Думу ФС РФ вариант отличается от исходного.

В частности, из текста внесенного в Госдуму законопроекта исчезли предложения об изменениях ч. 2 ст. 37, п. 3 ч. 2 ст. 38, ч. 2 ст. 91 УПК РФ, в соответствии с которыми предусматривалась необходимость получения следователем согласия прокурора на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде стражи в отношении лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Теперь поправки предлагают изложить в новой редакции ст. 99 «Обстоятельства, учитываемые при избрании меры пресечения» УПК РФ путем дополнения ее нормой о том, что при избрании меры пресечения в отношении подозреваемого/обвиняемого, указанных в ч. 1.1 ст. 108 «Заключение под стражу» Кодекса, в обязательном порядке рассматривается возможность избрания такой меры, позволяющей продолжить осуществление ими предпринимательской деятельности и (или) управление в вышеуказанных целях принадлежащим им имуществом, за исключением изъятого или арестованного имущества, а также деятельности по осуществлению полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности.

Ранее Минюст России предлагал изменить редакцию ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ и дополнить ее ч. 1.2 и ч. 1.3, однако внесенный в Думу проект предусматривает лишь новую редакцию ч. 1.1 этой статьи. Так, заключение под стражу в качестве меры пресечения может применяться в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1–4 ст. 159, ст. 159.1–159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 и 201 УК РФ, если эти преступления совершены ИП в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности или управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, а также ч. 5–7 ст. 159, ст. 171, 171.1, 171.3–172.3, 173.1–174.1, 176–178, 180, 181, 183, 185–185.4 и 190–199.4 УК РФ. Предлагается, что помещение в СИЗО в этих случаях станет возможным только при наличии одного из следующих обстоятельств: подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного или временного места жительства на территории РФ; им нарушена ранее избранная мера пресечения; он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

Также подверглась некоторой модификации проектируемая ч. 3.1 ст. 108 УПК РФ – эта норма регламентирует содержание постановления о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу в отношении субъектов предпринимательской деятельности и членов органов управления коммерческих организаций. В приложенных к этому постановлению материалах должны содержаться конкретные сведения, подтверждающие, что деяние совершено не в связи с осуществлением подозреваемым (обвиняемым) предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо не в связи с осуществлением им полномочий по управлению этой организацией или не в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности.

Поступивший в Госдуму законопроект также предлагает дополнить ст. 109 УПК РФ новой частью 2.1 о том, что при невозможности закончить предварительное следствие в срок до двух месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого, указанных в ч. 1.1 ст. 108 Кодекса, срок содержания под стражей может быть продлен до 6 месяцев. Минюст же ранее предлагал, что срок содержания под стражей субъектов предпринимательской деятельности и членов органов управления коммерческих организаций по уголовным делам о преступлениях, перечисленных в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, свыше 6 месяцев может быть продлен до года только при особой сложности дела. При этом должны быть основания для избрания этой меры пресечения судьей по ходатайству следователя, внесенному с согласия руководителя соответствующего следственного органа по субъекту РФ, иного приравненного к нему руководителя следственного органа и прокурора субъекта РФ или приравненного к нему военного прокурора.

Из проекта исключено предложение о дополнении ст. 109 УПК РФ частью 3.1 о том, что срок содержания под стражей свыше 12 месяцев в отношении предпринимателей, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, перечисленных в ч. 1.1 ст. 108 УПК, может быть продлен до 18 месяцев лишь в исключительных случаях. При этом поправки предусматривают дополнение этой статьи Кодекса частью 8.4, согласно которой необходимость дальнейшего производства следственных действий не может являться единственным и достаточным основанием для продления срока содержания под стражей.

Законопроектом ч. 4 ст. 162 УПК РФ дополняется указанием на то, что по уголовным делам о преступлениях в отношении подозреваемых или обвиняемых, указанных в ч. 1.1 ст. 108 Кодекса, которым избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, срок предварительного следствия, установленный ч. 1 этой статьи, может быть продлен до трех месяцев только руководителем следственного органа по субъекту РФ и иным приравненным к нему руководителем следственного органа, а также их заместителями.

Корреспондирующие изменения появятся в ст. 223 Кодекса в отношении полномочий прокуроров субъектов РФ и военных прокуроров касательно продления сроков дознания.

Советник Федеральной палаты адвокатов РФ Нвер Гаспарян полагает, что законопроект является важным и полезным, но запоздалым, так как он должен был вноситься примерно десять лет назад: «Сложно представить, сколько предпринимателей пострадало от разрушительных действий правоохранителей, привыкших для успешного расследования сначала добиваться избрания заключения под стражу, а затем выяснять действительные обстоятельства уголовного дела».

По его словам, принципиальных отличий во внесенном в Госдуму законопроекте от того, что ранее предлагался Минюстом России, не имеется. «В случае принятия поправок можно предположить, что процент избраний меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемых, указанных в ч. 1 ст. 108 УПК РФ, снизится. Напомню, что в 2020 г. он был 57%, а в 2021 г. – 71%. Такой сдержанный оптимизм основан на запрете заключения под стражу для такой категории лиц, предусмотренном в ч. 1 ст. 108 УПК РФ, обязанности суда рассматривать возможность иной меры пресечения, позволяющей продолжить осуществление предпринимательской деятельности (ч. 1.3 ст. 108 УПК РФ), обязанности следователя указывать в приложенных материалах конкретные сведения, подтверждающие, что инкриминируемое обвиняемому деяние совершено не в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности (ч. 3.1 ст. 108 УПК РФ), а также на обязанности вышестоящих следственных руководителей и прокуроров осуществлять более строгий контроль и надзор за действиями следователя при продлении сроков содержания под стражей», – полагает советник ФПА РФ.

По словам Нвера Гаспаряна, слабым утешением является ч. 8.4 ст. 108 УПК РФ о том, что необходимость дальнейшего производства следственных действий не может служить единственным и достаточным основанием для продления срока содержания под стражей, поскольку аналогичная норма, имеющаяся в Постановлении Пленума ВС РФ № 41 от 19 декабря 2013 г. «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий», мало кого удерживала от продления сроков содержания под стражей. «Казалось бы, предлагаемые изменения должны успокоить предпринимателей и стать гарантией от их неосновательного заключения под стражу и разорения их бизнеса. Однако следует иметь в виду, что при наличии особого желания следователя и прокурора и при равнодушном отношении суда принимаемые поправки могут и не сыграть никакой роли, потому что, как пишет Галина Петунина-Волковская, “привычка – сильная штука, над нами берет часто верх, она утешенье и мука, а иногда просто смех”», – заключил он.

Подробная информация опубликована на advgazeta.ru.

Зинаида Павлова

Поделиться