Лента новостей

18 мая 2022 г.
Ожидаемый проект
Подготовлен проект постановления об индексации размера вознаграждения защитников по назначению
18 мая 2022 г.
Подготовлены поправки о неисполнении постановлений ЕСПЧ
16 мая в Госдуму внесены законопроекты о внесении изменений в УПК РФ и отдельные законодательные акты РФ в связи с прекращением членства Российской Федерации в Совете Европы
17 мая 2022 г.
Защитник онлайн
Использование технологий удаленного участия в уголовном судопроизводстве предлагается расширить

Мнения

Булат Юмадилов
17 мая 2022 г.
Призвание во благо служения людям
Об участии адвокатов Республики Башкортостан в оказании бесплатной юридической помощи

Интервью

«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
15 апреля 2022 г.
Владислав Гриб
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
У адвокатов есть не только профессиональные, но и общественные обязанности

О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок

19 января 2022 г. 09:28

Конституционный Суд РФ указал, что нельзя лишать лицо, ранее подавшее иск о компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок, возможности претендовать на ее получение до истечения второго четырехлетнего срока судопроизводства


В комментарии «АГ» представители заявителя жалобы в КС РФ поддержали выводы Суда и сообщили, что в настоящее время готовят заявление о пересмотре административного дела. Член Совета АП Ставропольского края Нарине Айрапетян также считает выводы КС РФ совершенно справедливыми, поскольку ограничение сроков подачи нового заявления означало бы формальный подход к вопросу об эффективности уголовного судопроизводства. «Формальность, в свою очередь, означает неперсонализированность и некую “массовость” в вопросе рассмотрения конкретного дела», – подчеркнула она.

13 января Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 2-П по делу о проверке конституционности ч. 7 ст. 3 Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок и ч. 5 ст. 250 КАС РФ.

Повод для обращения в КС и позиция заявителя

10 мая 2012 г. в отношении Сергея Филиппова было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 303 УК РФ. Впоследствии оно было соединено с другими, включая обвинение по ч. 4 ст. 159 УК, и 9 января 2017 г. направлено в суд.

Спустя месяц Филиппов обратился с административным иском о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок – за период с 10 мая 2012 г. по 28 февраля 2017 г. Московский областной суд отказал в удовлетворении исковых требований, и апелляция поддержала такое решение. Обе инстанции указали, что длительность расследования уголовного дела обоснована его правовой и фактической сложностью, а также необходимостью проведения значительного количества следственных действий (в том числе ряда судебных экспертиз).

В апреле 2017 г. уголовное дело в отношении Филиппова было возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения выявленных препятствий его рассмотрения, а тот впоследствии дважды возвращал дело в следственный орган для дополнительных следственных действий и устранения выявленных недостатков.

В августе 2018 г. Сергей Филиппов повторно подал аналогичный административный иск – на этот раз за период с 10 мая 2012 г. по 24 августа 2018 г. Мособлсуд прекратил производство по административному делу, так как ранее уже отказывал в удовлетворении предыдущего иска. Апелляция поддержала решение первой инстанции, но заметила, что заявитель вправе повторно обратиться за присуждением компенсации по истечении четырех лет с момента окончания периода, которому уже дана судебная оценка. Впоследствии кассация оставила в силе акты нижестоящих судов, а Верховный Суд отказался рассматривать кассационную жалобу гражданина.

В феврале 2019 г. Сергей Филиппов был признан виновным по ч. 4 ст. 159 УК и приговорен к лишению свободы сроком на пять лет условно. По остальным пунктам обвинения он был оправдан. Однако апелляция отменила приговор и направила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Затем территориальная подсудность дела была изменена – его направили для рассмотрения по существу в иной подмосковный суд, который в августе 2021 г. вынес обвинительный приговор по ч. 4 ст. 159 и ч. 1 ст. 303 УК.

В направленной в Конституционный Суд жалобе (есть у «АГ») Александр Данилов указал, что ч. 7 ст. 3 Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок и ч. 5 ст. 250 КАС РФ противоречат Конституции в той мере, в какой препятствуют повторному обращению в суд с требованием о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок до истечения четырехлетнего срока, исчисляемого с момента завершения периода, которому дана судебная оценка в предыдущем решении об отказе в такой компенсации.

КС пояснил нюансы подачи повторного иска о компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок

Изучив материалы дела, КС отметил, что оспариваемые нормы по их буквальному смыслу не предполагают, что в случае вынесения судебного решения по административному иску о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок (в том числе при признании судом четырехлетнего или более длительного срока судопроизводства по уголовному делу разумным) у обвиняемого отсутствует право на подачу нового (повторного) иска о присуждении компенсации. Вместе с тем в них не определены условия допустимости иска, не установлены влияющие на суждение суда о разумности сроков уголовного судопроизводства критерии оценки фактических обстоятельств в соотношении с периодом, который уже являлся предметом судебной проверки, а также не сформулированы иные требования к заявлению о присуждении компенсации.

Со ссылкой на собственное Определение от 17 июля 2012 г. № 1480-О Суд пояснил, что исключается возможность повторного обращения с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок, если оспариваются одни и те же фактические обстоятельства одного и того же периода судопроизводства по уголовному делу. Это координирует, в частности, с процессуально-правовым запретом судебного рассмотрения и разрешения тождественных исков, исходящих от одного и того же лица и обращенных к одному и тому же ответчику.

Вместе с тем, добавил КС, из указанного определения не следует, что до нового (повторного) обращения с заявлением о присуждении компенсации необходимо ждать еще четыре года (после даты, учтенной в первоначальном решении). В противном случае существенно ограничивался бы круг обвиняемых (подозреваемых), обладающих правом на новое (повторное) обращение с заявлением о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок с учетом установленных законодательством сроков предварительного следствия и сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

«Таким образом, право обвиняемого (подозреваемого) на новое (повторное) обращение с заявлением о компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок только по истечении второго четырехлетнего периода означало бы, что новое (повторное) обращение – до вынесения окончательного решения по уголовному делу – по общему правилу было бы возможно только по уголовным делам о тяжких или особо тяжких преступлениях. Кроме того, при таком ограничительном понимании оспариваемых положений отсутствовали бы стимулы для активных действий следственных органов после принятия судом решения по первому обращению лица о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок», – подчеркивается в постановлении.

Соответственно, даже в случае вступления в законную силу решения суда, которым длительность предшествующего периода уголовного преследования была признана разумной, лицо вправе повторно заявлять требование о компенсации в силу самого факта продолжающегося производства по делу, независимо от наличия или отсутствия вины должностных лиц в нарушении сроков. При этом суд должен оценивать судопроизводство в аспекте его общей суммарной длительности и ее значимости для заявителя, пояснил Конституционный Суд. Так, при подаче нового (повторного) административного иска о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок после того, как по предшествующему заявлению состоялось решение суда, разумность срока уголовного судопроизводства определяется не по каждому отдельному периоду уголовного преследования, а исходя из общего срока расследования (с учетом длящегося для заявителя состояния правовой неопределенности).

«Суд должен оценивать именно весь период уголовного преследования как единый событийный комплекс. Иное противоречило бы принципу суммированной системной оценки доказательств, общности срока разрешения дела, единства оценки своевременности и эффективности осуществления судопроизводства по конкретному уголовному делу. Таким образом, не отдельные действия участников уголовного судопроизводства, осуществляющих производство по уголовному делу в отдельные периоды, а именно все уголовное преследование в целом подлежит оценке судом. Такая оценка не может рассматриваться как оспаривание одних и тех же фактических обстоятельств одного и того же периода вопреки принципу запрета судебного рассмотрения и разрешения тождественных исковых заявлений и в нарушение свойств окончательности, неопровержимости судебных решений, поскольку определенные события и правоприменительные акты, имевшие место в период, не вошедший в предмет рассмотрения суда по ранее поданному заявлению, могут придавать иное значение уже оцененным обстоятельствам», – отмечается в постановлении.

Оспариваемые нормы признаны не соответствующими Конституции

Таким образом, указал Конституционный Суд, чрезмерная отсрочка права на подачу нового (повторного) заявления означала бы необоснованное и несоразмерное ограничение возможности судебной защиты прав граждан (в том числе на компенсацию вреда, причиненного нарушением разумного срока уголовного преследования) и препятствовала бы реализации задач судопроизводства. В то же время данное обстоятельство не отменяет необходимость увязать право на подачу нового заявления с истечением определенного разумного срока после вынесения решения суда по предыдущему заявлению.

В связи с этим Суд счел, что истолкование оспариваемых норм в деле заявителя не соответствует ни указанным правовым позициям, ни существу установленного законодателем четырехлетнего срока подачи административного иска о компенсации. Такое истолкование необоснованно ограничивает право обвиняемого (подозреваемого) на судебную защиту, лишая лицо, ранее обращавшееся с заявлением о компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок, возможности претендовать на получение компенсации до истечения второго четырехлетнего срока судопроизводства и, соответственно, права воздействовать на ускорение судопроизводства. Кроме того, оно расходится с целями, которые преследовал законодатель, принимая Закон о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок.

В итоге КС признал оспариваемые нормы не соответствующими Конституции в той мере, в какой они по смыслу, придаваемому им судебным толкованием, препятствуют подаче обвиняемым (подозреваемым) нового (повторного) административного иска о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок до истечения четырехлетнего срока, исчисляемого с момента завершения периода, которому дана судебная оценка в предыдущем решении о присуждении или об отказе в присуждении такой компенсации. В связи с этим федеральному законодателю необходимо внести соответствующие изменения в законодательство. До их принятия, отмечается в постановлении, суды общей юрисдикции не вправе отказывать обвиняемым (подозреваемым) в принятии нового (повторного) заявления о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок (либо прекращать производство по административному делу по такому заявлению), если оно подано по истечении года после вступления в силу судебного решения об удовлетворении или об отказе в удовлетворении предшествующего заявления.

Вместе с тем, добавил КС, основанием для разрешения вопроса о компенсации по повторному заявлению не могут быть обстоятельства, полностью совпадающие с указанными ранее. При этом обстоятельства производства по уголовному делу как единому событийному комплексу оцениваются за все время его осуществления. Для подачи нового (повторного) заявления о присуждении компенсации не требуется повторного обращения с заявлением об ускорении рассмотрения дела.

Решения по делу заявителя жалобы Суд также распорядился пересмотреть.

Комментарии представителей заявителя жалобы

Интересы заявителя в КС представляли адвокаты КА ACTIC PRO Александр Данилов и Евгений Шумар.

В комментарии «АГ» Александр Данилов сообщил, что ранее суды общей юрисдикции отказались исследовать обстоятельства неординарно длительного уголовного преследования, так как после первого обращения в суд не прошло четырех лет. «Конституционный Суд не согласился с таким толкованием закона и указал, что законодательство о компенсации в связи с нарушением разумных сроков не предполагает, что при подаче повторного заявления необходимо рассматривать обстоятельства в совокупности, без исчисления нового четырехлетнего срока. В противном случае это может привести к отсутствию стимулов для активных действий следственных органов сразу после принятия судом решения по первому обращению обвиняемого», – подчеркнул он.

Евгений Шумар добавил, что заявитель хотел признать нарушение разумных сроков, так как его уголовное преследование затянулось из-за ошибок следствия и процессуальных нарушений (дело неоднократно возвращалось судом прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению, а также много раз возвращалось прокурором в следственный орган для устранения недостатков) и составило 10 лет. «Фактически суды при рассмотрении заявления создали доступ к правосудию, однако Конституционный Суд признал нарушение конституционных прав заявителя в таком толковании закона и восстановил справедливость. В настоящее время мы готовим заявление о пересмотре административного дела», – отметил он.

Эксперты прокомментировали выводы Суда

Адвокат, член Совета АП Ставропольского края Нарине Айрапетян считает выводы КС совершенно справедливыми. «Ограничение сроков подачи нового заявления означало бы формальный подход к вопросу об эффективности уголовного судопроизводства. Формальность, в свою очередь, означает неперсонализированность и некую “массовость” в вопросе рассмотрения конкретного дела», – подчеркнула она.

По ее мнению, с учетом специфики дела, субъектного состава, количества эпизодов и других значимых обстоятельств должен применяться дифференцированный подход в определении категории «эффективность». «В одних делах четыре года являются разумными, в других и полгода явной волокиты со стороны следственных органов либо суда свидетельствуют о нарушении эффективности. При таких обстоятельствах категоричность в установлении сроков неприемлема и нарушает основополагающие права гражданина, задекларированные в соответствующих источниках права, – пояснила адвокат. – При этом отсутствие конкретного срока повторного обращения в суд очевидно не должно вести к злоупотреблению этим правом. Дублирование рассмотрения дела по одним и тем же периодам и основаниям нарушало бы концепцию порядка обжалования и подменяло бы собой пересмотр судебного акта в связи с несогласием с ним».

Необходимым условием для нового обращения, добавила Нарине Айрапетян, должны быть именно новые обстоятельства, имеющие место в течение либо спустя разумное время после уже оцененного периода. «Одновременно с этим подход, обозначенный КС и заключающийся в том, что судам надлежит оценивать именно весь период уголовного преследования как единый событийный комплекс, также справедлив», – считает она.

Подробная информация опубликована на сайте «АГ»

Зинаида Павлова

Поделиться