Лента новостей

29 октября 2020 г.
Расскажите о своем Legal Tech-проекте!
Общероссийский гражданский форум приглашает желающих представить свои разработки по цифровизации права
29 октября 2020 г.
Интервью с президентом
В авторской программе «Персона грата» выступил член Совета ФПА РФ, президент АП Республики Мордовия Александр Амелин
28 октября 2020 г.
ФПА подготовит свои предложения
Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко принял участие в обсуждении вопросов повышения квалификации и подготовки кадров для органов и учреждений юстиции, проходившем в Минюсте России

Мнения

Оксана Садчикова
28 октября 2020 г.
Учебные темы, продиктованные новыми реалиями
О проведении курса повышения квалификации адвокатов в 2020 г. в условиях пандемии коронавируса

Интервью

Современные технологии должны служить праву
26 октября 2020 г.
Валерий Лазарев
Современные технологии должны служить праву
Однако тенденции развития права в направлении «сплошной цифровизации» опасны для человека и общества

Надежды на объективность следствия утрачены

9 июля 2020 г. 18:35

Ходатайство защиты о прекращении уголовного дела в отношении адвоката Дианы Ципиновой следствие посчитало необоснованным и отказало в его удовлетворении


Постановление следователя Следственного управления СК РФ по Кабардино-Балкарской Республике от 2 июля 2020 г. об отказе в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела в отношении адвоката АП Кабардино-Балкарской Республики (АП КБР) Дианы Ципиновой советник ФПА РФ Нвер Гаспарян считает в высшей степени незаконным. По его словам, надежды на объективность следствия утрачены, в постановлении прослеживается стойкое нежелание менять откровенно ошибочный курс уголовного дела, отметил он. Вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев подчеркнул, что следствие демонстрирует явную предвзятость и односторонний подход. Следователь не просто не обратил внимания на доводы заявления, но совершенно очевидно исказил имеющиеся доказательства и смысл нормативного регулирования. Становится очевидным, что силовики КБР решили любой ценой защитить «своих», сказал он.

30 июня советник ФПА РФ Нвер Гаспарян, защищающий адвоката АП КБР Диану Ципинову, обвиняемую в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ («Применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей»), подал ходатайство о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в отношении нее (есть в распоряжении редакции сайта ФПА РФ. – Прим. ред.).

Позиция защиты

В ходатайстве защитника указано, что «уголовное преследование в отношении Ципиновой Д.М. осуществляется с грубым нарушением уголовного и уголовно-процессуального закона, постановление от 28 мая 2020 г. о возбуждении в отношении нее уголовного дела вынесено без достаточного основания, а постановление от 31 мая 2020 г. о привлечении ее в качестве обвиняемой не основано на имеющихся доказательствах и противоречит требованиям ст. 171 УПК РФ».

По мнению Нвера Гаспаряна, сделанные следователем умозаключения о том, что Л.В. Кочесокова соответствующего ордера на осуществление защиты прав и законных интересов начальнику ОМВД по Урванскому району Р.Б. Шогенову и другим сотрудникам полиции не представила, ошибочны и противоречат фактическим обстоятельствам дела. «Адвокаты Кочесокова Л.В. и Магова Н.Х. действительно 20 мая 2020 г. примерно в 21 час 30 минут прибыли к зданию ОМВД России по Урванскому РОВД и, вопреки данному постановлению, имели при себе служебные удостоверения, ордера на защиту задержанного Жилокова Р., а также средства индивидуальной защиты (маски и перчатки)», – подчеркнул он.

Данное важное обстоятельство, указал защитник, подтверждается совокупностью доказательств. В частности, показаниями Л.В. Кочесоковой, Н.Х. Маговой, Д.М. Ципиновой, приобщенными к ходатайству Ципиновой копиями ордеров адвокатов на защиту Р.М. Жилокова, соглашением на оказание юридической помощи от 20 мая 2020 г., заключенным между адвокатом Д.М. Ципиновой и А.Р. Жилоковой; видео, снятым с телефона Д.М. Ципиновой, на котором отчетливо видно, что в руках у адвоката Л.Г. Кочесоковой имеется прозрачный файл с документами, в котором есть ордер на защиту. Факт наличия у адвокатов ордеров на защиту Жилокова подтверждает также заключение Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП КБР от 28 мая 2020 г., согласно которому: «Комиссия проверила соблюдение адвокатами Ципиновой Д.М., Кочесоковой Л.В. и Маговой Н.Х. требований Кодекса профессиональной этики адвоката при посещении ОМВД по Урванскому району и установила, что при себе они имели ордера на защиту Жилокова Р.М., выписанные на основании заключенных соглашений». Кроме того, на видео «выдворения» адвокатов из здания отдела полиции видно, что из рук адвоката Д.М. Ципиновой выпадает ордер.

«Никаких законных оснований для недопуска адвокатов Ципиновой Д.М., Кочесоковой Л.Г. и Маговой Н.Х. к своему подзащитному – задержанному по подозрению в совершении преступления Жилокову Р.М. у сотрудников полиции не имелось, – подчеркивается в ходатайстве защитника. – Одновременно с этим являются надуманными изложенные в постановлении о привлечении в качестве обвиняемой Ципиновой Д.М. причины недопуска: якобы отсутствие ордеров и якобы не соблюдение санитарно-эпидемиологических норм. Адвокаты Ципинова Д.М., Кочесокова Л.Г. и Магова Н.Х., желая попасть в здание ОМВД по Урванскому району для оказания юридической помощи своему подзащитному Жилокову Р.М., действовали строго в соответствии с законом».

В ходатайстве защитник указал, что вывод обвинения о том, что Д.М. Ципинова не была вправе снимать действия сотрудников полиции, связанные с недопуском в отдел полиции, является несостоятельным, противоречащим нормам закона. Требования Р.Б. Шогенова прекратить видеосъемку не были законными, а изложенные в обвинении нормы закона эти требования никак не обосновывают.

«Как следует из видеозаписи с камер внутреннего наблюдения в ОМВД по Урванскому району, адвокаты Кочесокова Л.Г., Магова Н.Х. и Ципинова Д.М., зайдя в помещение, где располагается рамка металлодетектора, стали вести разговор с начальником ОВД по Урванскому району Шогеновым Р.Б. и в холл здания не заходили», – обратил внимание Нвер Гаспарян в своем ходатайстве.

Также нельзя согласиться с выводом следователя о том, что адвокаты Кочесокова и Ципинова в тот период времени нарушали общественный порядок, поскольку Д.М. Ципинова правомерно осуществляла видеосъемку незаконных действий сотрудников полиции, а Кочесокова пыталась выяснить причины их недопуска. Адвокаты Д.М. Ципинова, Л.Г. Кочесокова и Н.Х. Магова прибыли в ОМВД по Урванскому району не для совершения противоправных действий, а для выполнения своих профессиональных обязанностей. При этом они не пытались зайти в само помещение отдела внутренних дел, отметил защитник.

Кроме того, является надуманной и крайне неудачной, как считает сторона защиты, аргументация обвинения об обоснованности применения физической силы «если не силовые способы не обеспечивают выполнения возложенных на полицию обязанностей.., если промедление в их применении создает непосредственную угрозу жизни и здоровью гражданина или сотрудника полиции либо может повлечь иные тяжкие последствия», поскольку никакой угрозы жизни, здоровью либо причинения тяжких последствий пришедшие адвокаты не представляли.

«Начальник ОМВД по Урванскому РОВД Шогенов Р.Б., а также его подчиненные сотрудники, вопреки требованиям закона, создавая недопустимые препятствия в осуществлении адвокатской деятельности, не объясняя своих действий со ссылками на нормы закона, явно превышая свои служебные полномочия, которые заключаются в необходимости добросовестно исполнять свои обязанности по соблюдению прав, свобод и законных интересов граждан, при отсутствии каких-либо оснований и угроз, предусмотренных ст. 19, 20 ФЗ “О полиции”, стали с применением насилия выталкивать адвокатов – женщин Ципинову Д.М., Кочесокову Л.Г. и Магову Н.Х., причиняя им телесные повреждения, –  отмечается в ходатайстве защитника. – Именно с этого момента незаконные действия Шогенова Р.Б. по недопуску адвокатов к своему подзащитному переросли в преступные, квалифицируемые по п. “а” ч. 3 ст. 283 УК РФ».

Нвер Гаспарян также обратил внимание, что после грубого выталкивания Р.Б. Шогеновым адвокатов, у Ципиновой из рук выпадает телефон, которым она снимала вход в отдел полиции. Это отчетливо видно из видеозаписей с камер наблюдения ОВД. 

Так, на видео с камер наружного наблюдения видно, что на площадке несколько мужчин, предположительно сотрудников полиции, применяют физическую силу в отношении Д.М. Ципиновой, пытаясь ограничить ее действия, а она пытается вырваться от них и требует отдать ей телефон, отмечается в ходатайстве. «Представляется абсолютно доказанным, что все действия Ципиновой Д.М. на площадке перед входом в отдел полиции, продиктованы желанием забрать свой мобильный телефон, чтобы сохранить в неприкосновенности ранее сделанные видеозаписи и сведения, составляющие адвокатскую тайну», – отметил защитник. На другом видео видно, что один из сотрудников полиции поднимает телефон Ципиновой Д.М. около рамки металлодетектора и, следуя указаниям Шогенова Р.Б., пытается производить с ним какие-то манипуляции и Ципиновой Д.М. его не возвращает.

По мнению защитника, для удержания телефона Ципиновой у сотрудников полиции не имелось никаких законных оснований, он не являлся ни вещественным доказательством, ни орудием совершения, ни предметом административного правонарушения. «Объективно проводимое предварительное расследование не может себе позволить не заметить абсолютно незаконные действия сотрудников полиции, преследующих  интересы, противные интересам законности и правопорядка, – указал Нвер Гаспарян. – Ципинова Д.М. имела права требовать вернуть свой телефон и предпринимать действия для его возврата».

Кроме того, если внимательно изучить видеозапись с камер наружного наблюдения, то из нее следует, что заместитель начальника полиции по охране общественного порядка ОМВД по Урванскому району Т.В. Нагоев, безосновательно удерживая Д.М. Ципинову, причинял ей физическую боль и телесные повреждения.

«Незаконно удерживая Ципинову Д.М. и причиняя ей телесные повреждения, Нагоев Т.В. одновременно совершал насильственные действия, имеющие элементы сексуального характера, тем самым публично унижая и оскорбляя ее. Об этом свидетельствуют как показания самой Ципиновой Д.М., свидетелей Качесоковой и Маговой, видеозапись, так и заключение судебно-медицинского эксперта, согласно которого у обвиняемой обнаружены телесные повреждения в области правой паховой складки и левой молочной железы, – подчеркнул защитник. – В связи с этим ответные действия Ципиновой Д.М. в отношении Нагоева являлись не чем иным, как необходимой обороной. Ципинова Д.М. имела полное право защищать себя от общественного опасного посягательства со стороны Нагоева Т.В. (а равно иных сотрудников полиции), который безосновательно применял в отношении нее насилие, ограничивал свободу передвижения, нарушая неприкосновенность личности, причинял физическую боль и многочисленные телесные повреждения, публично и демонстративно хватал за груди и угрожал изнасилованием».

В своем ходатайстве Нвер Гаспарян заметил, что «пока уголовное дело в отношении Ципиновой Д.М. не будет прекращено, сохраняется угроза для всех адвокатов Российской Федерации быть подвергнутыми уголовному преследованию при добросовестном исполнении своих профессиональных обязанностей. Именно этим тревожным обстоятельством продиктовано особое внимание к данному уголовному делу всего адвокатского сообщества, которое со временем будет только усиливаться».

Постановление следователя

Следствие посчитало ходатайство защитника необоснованным и отказало в его удовлетворении (постановление есть в редакции сайта ФПА РФ. – Прим. ред.).

Так, следователь СУ СК РФ по Кабардино-Балкарской Республике счел, что доводы защитника о том, что адвокаты Д.М. Ципинова, Л.Г. Кочесокова и Н.Х. Магова 20 мая 2020 г. не были допущены к своему подзащитному Р.М. Жилокову в здание ОМВД России по Урванскому району при наличии у них при себе помимо удостоверений адвокатов ордеров на его защиту, опровергаются материалами уголовного дела. В частности, показаниями допрошенных сотрудников полиции, видеозаписями, представленными в том числе Д.М. Ципиновой, из которых следует, что соответствующие ордера адвокаты 20 мая 2020 г. не предъявляли, не сообщали сотрудникам полиции для защиты интересов кого именно они требуют пропустить их в здание ОМВД России по Урванскому району, при этом предъявляли имеющиеся у них при себе адвокатские удостоверения.

По мнению следователя, доводы Нвера Гаспаряна в части того, что ордера Л.Г. Кочесоковой и Н.Х. Маговой были должным образом оформлены (выписаны на основании заключенных соглашений с Р.М. Жилоковым), а ордер Д.М. Ципиновой на защиту интересов Жилокова был выписан на основании соглашения с его супругой, не основаны на материалах дела. «Так, каких-либо объективных данных, кроме показаний Жилоковой А.Р., являющейся супругой обвиняемого Жилокова Р.М. и ввиду этого – заинтересованным лицом, свидетельствующих о том, что ордера на осуществление защиты Жилокова Р.М. адвокатами Ципиновой Д.М., Маговой Н.Х. и Кочесоковой Л.Г. были выписаны именно 20 мая 2020 г. до попытки проникновения в здание ОМВД России по Урванскому району, а не позже – после инцидента, связанного с применением насилия к сотруднику полиции, адвокатом Гаспаряном Н.С. не представлено», – указал он в постановлении.

Доводы защитника в части того, что на видео «выдворения» адвокатов из здания отдела полиции видно, что из рук адвоката Д.М. Ципиновой выпадает ордер, по мнению следователя, не соответствуют действительности, поскольку в ходе осмотра имеющихся в уголовном деле видеозаписей установлено, что из рук выпадает ее сотовый телефон.

Требования полицейского З.О. Батуева и Р.Б. Шогенова не снимать на видео, как разъяснил следователь, основаны на том, что Ципинова находилась на территории режимного объекта – в здании ОМВД России по Урванскому району, где, в частности, хранятся сведения оперативно-розыскной деятельности, что согласно Федеральному закону от 21 июня 1993 г. составляет государственную тайну. Кроме того, в отделе полиции хранятся различные секретные документы, уголовные дела, материала проверок, материалы об административных правонарушениях, а также имеется оружейная комната, где хранится оружие.

В постановлении он указал: «Вместе с тем из видеозаписи, сделанной Ципиновой на ее мобильный телефон, отчетливо видно, что адвокаты Ципинова, Кочесокова и Магова зашли в отдел полиции, воспользовавшись тем, что из здания выходил сотрудник полиции, после чего начали вести себя агрессивно, высказывая необоснованные требования пропустить их. На что сотрудники полиции, в том числе начальник отдела Шогенов Р.Б., разъяснили адвокатам, что не пропустят их на основании одних лишь адвокатских удостоверений». Также не основаны на материалах дела доводы защитника о том, что Ципинова, Кочесокова и Магова, находясь около рамки металлодетектора, каких-либо правонарушений не совершали, а просто стояли и устно обосновывали свои законные требования, говорится в постановлении следователя.

Следствие посчитало необоснованными доводы Нвера Гаспаряна о том, что сотрудники полиции ОМВД России по Урванскому району незаконно применили физическую силу в отношении адвокатов Д.М. Ципиновой, Л.Г. Кочесоковой и Н.Х. Маговой, поскольку угрозы жизни, здоровью либо причинения тяжких последствий адвокаты не представляли.

«Каких-либо данных, свидетельствующих о том, что перед входом в отдел полиции Нагоев Т.В. хватал Ципинову Д.М. за интимные части тела, незаконно применял к ней насилие, не получено. Имеющиеся у Ципиновой Д.М. телесные повреждения могли образоваться в тот момент, когда ее пытались удержать сотрудники полиции, и она сама вырывалась от них, продолжая свои противоправные действия», – указал следователь.

Силовикам КБР не нужны адвокаты, настаивающие на соблюдении закона

Комментируя пресс-службе ФПА РФ постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела в отношении адвоката Ципиновой, Нвер Гаспарян отметил, что оно является в высшей степени незаконным. С самого начала уголовное дело, по его мнению, двинулось по ложному маршруту, следствие перепутало истинных виновников с пострадавшими, присвоив статус потерпевшего сотруднику полиции, а адвокату Диане Ципиновой предъявив неосновательное обвинение.

«Мы полагали, что в течение месяца следователь способен разобраться и исправить досадную ошибку. Очень печально, что после данного ответа наши надежды на объективность следствия утрачены, – заметил Нвер Гаспарян. – Постановление об отказе в прекращении уголовного дела есть откровенно неудачный образец того, как осуществляется подмена понятий, искажаются действительные обстоятельства и доказательства, игнорируются нормы закона и очевидные факты, дается неверная уголовно-правовая оценка произошедшему». В данном постановлении нет даже намека на желание разобраться и занять объективную позицию, а присутствует стойкое нежелание менять откровенно ошибочный курс уголовного дела. С таким постановлением мириться никто не собирается, а УПК РФ содержит доступные нормы для его дальнейшего обжалования, заключил он.

Вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев отметил, что следствие по делу Дианы Ципиновой демонстрирует явную предвзятость и односторонний подход.

«Отказывая в удовлетворении мотивированного ходатайства защитника о прекращении уголовного дела, следователь не просто не обратил внимания на доводы заявления, но совершенно очевидно исказил имеющиеся доказательства и смысл нормативного регулирования, – уточнил Михаил Толчеев. – Так, по мнению следователя, получается, что адвокат может быть допущен в досмотровую зону отдела полиции, только если он размахивает заполненным ордером. Нахождение в этой зоне адвоката без ордера создает угрозу утечки оперативных данных, имеющихся в отделе, и даже завладения оружием и требует его “выдворения”, как корректно обозвал следователь насильственные действия сотрудников. И это все объяснил адвокатам на улице начальник отдела полиции, высказывания которого неоднократно и подробно приводит следователь в своем отказе, несмотря на то что камера, с которой велось видеонаблюдение, осуществляет запись без звука и причина уверенности следователя непонятна».

В действительности, любой человек, как пояснил вице-президент ФПА РФ, вправе прийти в отдел полиции, не говоря уже об адвокате. В досмотровой зоне выясняется цель его визита, что фиксируется в специальном журнале. Наличие или отсутствие ордера, а также правильность его заполнения определяется не дежурным на входе, а должностным лицом, осуществляющем следственные или иные мероприятия с задержанным. Отказ в допуске должен быть официальным и мотивированным. Следователя не смущает, что копия ордера была приложена адвокатом к заявлению в прокуратуру о недопуске после первой попытки попасть к своему подзащитному.

«Такой способ, как игнорирование входного звонка в дверь отдела полиции, по-видимому, является нормальной практикой, – отметил Михаил Толчеев. – Да, Конституция РФ гарантирует право каждого на получение квалифицированной юридической помощи. Да, УПК РФ гарантирует доступ адвоката с момента фактического задержания, но можно ведь просто не открывать дверь. С экранов наблюдения ведь видно, что это не гражданин с ножом в спине прибежал в полицию, а адвокат пришел выполнять свои обязанности. Хотя, возможно, и с ножом в спине там не пускают: режимный объект все-таки, чужие здесь не нужны»!

«С учетом того, что заявление о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников МВД не рассмотрено, как того требует закон, а приобщено к материалам уголовного дела в отношении адвокатов, а также с учетом документов следствия, подобных этому отказу в удовлетворении ходатайства защиты, становится все более очевидным: силовики Кабардино-Балкарии решили любой ценой защитить “своих” и не создавать прецедента. Им не нужны адвокаты, настаивающие на соблюдении закона. По крайней мере, пока кому-то из них самих не понадобится защитник», – заключил Михаил Толчеев. 

Анна Стороженко

Поделиться