Лента новостей

18 сентября 2020 г.
Решения Совета разумны и законны
Суд в Горноалтайске отклонил требования бывшего президента ПАРА об отмене решений Совета Палаты
18 сентября 2020 г.
Активизировать работу над поправками в нормативные акты адвокатуры
18 сентября состоялось рабочее совещание с руководителями адвокатских палат центральных и северо-западных регионов России
18 сентября 2020 г.
Логическое завершение
Эльман Пашаев лишен статуса адвоката по решению Совета Адвокатской палаты

Мнения

Виктория Шацкая
18 сентября 2020 г.
Встреча молодых адвокатов в новом формате
«Деловые завтраки» плодотворно влияют на продуктивность обсуждаемых вопросов и принятие соответствующих решений

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

На стороне следствия

11 августа 2015 г. 11:18

Двум приморским адвокатам прекратили полномочия за грубые нарушения норм адвокатской этики


Совет Адвокатской палаты Приморского края лишил статуса двух защитников за то, что они действовали не в интересах доверителей, а на стороне следствия.


23 июля 2015 г. статуса адвоката был лишен адвокат К. из г. Уссурийска.


Как было установлено Квалификационной комиссией АППК, 26 мая 2015 г. подросток Е. был доставлен в ОМВД по г. Уссурийску, где его опросили и отобрали явку с повинной по факту преступления, которого он не совершал. Для того чтобы придать всем этим действиям видимость законности и подписать необходимые процессуальные документы, был приглашен адвокат К. Защитник был приглашен сотрудником полиции самостоятельно, с заявительницей и с несовершеннолетним сыном не беседовал, не выяснил всех обстоятельств произошедших событий, подписал протокол явки с повинной и протокол объяснения, хотя даже не присутствовал при их составлении. В Уссурийске, как и в других городах и районах Приморья, существует график дежурств адвокатов, участвующих в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению. Адвокат К. состоял в этом списке и обязался строго соблюдать график дежурств адвокатов и, как следует из принятого графика дежурств, 26 мая 2015 г. не являлся днем дежурства адвоката К. Проще говоря, таким образом адвокат «сыграл» на стороне следствия.


Любопытно, что адвокат К. был приглашен в ОМВД России оперуполномоченным сотрудником полиции. На этот факт адвокат К. указывает в письменных объяснениях в АППК, а также в пояснениях, данных на заседаниях Квалификационной комиссии и Совета АП Приморского края. Однако, согласно п. 2 ст. 50 УПК РФ, по просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем или судом. Как усматривается из материалов дисциплинарного производства, дознаватель, следователь или суд не выносили постановление о назначении защитника по указанному делу, и участие адвоката в оформлении явки с повинной и опросе несовершеннолетнего Е. по заявке оперуполномоченного сотрудника полиции противоречит действующему законодательству РФ, Кодексу профессиональной этики адвоката и установленному порядку, предусмотренному решением Совета АП Приморского края от 27 марта 2008 г. (в редакции от 25 августа 2011 г.) «О порядке участия адвокатов Приморского края в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда».


При определении меры дисциплинарной ответственности (лишения статуса адвоката) Совет принял во внимание, что на действия адвоката К. в АП Приморского края неоднократно поступали жалобы о ненадлежащем исполнении своих профессиональных обязанностей, его участие в уголовном судопроизводстве по назначению в г. Уссурийске было предметом обсуждения на конференции (общем собрании) адвокатов Приморского края.

Еще один адвокат – Т. был лишен статуса по жалобе другого адвоката. В жалобе указывается, что с 28 ноября 2014 г. адвокатом З. по уголовному делу, находящемуся в производстве СО по Чугуевскому району СУ СК РФ по Приморскому краю, осуществляется защита Г., в связи с чем 28 ноября 2014 г. в СО по Чугуевскому району СУ СК РФ по Приморскому краю указанным адвокатом было представлено уведомление с ордером, которое было лично получено заместителем руководителя СО Е.В. Капитаном

После задержания подзащитного и доставления в ОМВД по Чугуевскому району, адвокат З. известила сотрудников полиции о том, что она является защитником Г.


29 ноября 2014 г. подзащитного доставили в отдел по раскрытию преступлений против личности УУР УМВД России по Приморскому краю, где Г. был допрошен в качестве подозреваемого следователем СО по Чугуевскому району СУ СК РФ по Приморскому краю А.В. Сакутиным в присутствии защитника – адвоката Т., осуществляющего адвокатскую деятельность в Приморской краевой коллегии адвокатов.


Впоследствии Г. предъявили обвинение в совершении преступления исключительно на основании признательных показаний, данных в присутствии адвоката Т.


В материалах дела имеется ордер адвоката Т. № 2145 от 29 ноября 2014 г., согласно которому Т. принимал участие в качестве защитника в упомянутом допросе на основании соглашения.


Подзащитный Г. пояснил, что перед тем, как его доставили в ОМВД РФ по Чугуевскому району, он сообщал сотрудникам полиции о том, что его защищает адвокат З., далее в г. Владивостоке перед допросом в помещении ОРППЛ УУР УМВД России по Приморскому краю он также говорил адвокату Т. о том, что его интересы представляет другой адвокат – З.


Кроме того, достоверно известно, что никто в интересах Г. никаких соглашений с Т. об оказании юридической помощи не заключал.


Никаких законных оснований для участия адвоката Т. в производстве допроса Г. не было.


По мнению адвоката З., адвокат Т. допустил нарушение ст. 5, 8, 9 Кодекса профессиональной этики адвоката. В соответствии с п. 1 ст. 9 КПЭА адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне, оказывать юридическую помощь по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда в нарушение порядка ее оказания, установленного решением Совета Адвокатской палаты Приморского края. С учетом изложенного, в жалобе предлагается принять к адвокату Т. строгие меры дисциплинарной ответственности.


При таких обстоятельствах в действиях адвоката Т. усматривается злоупотребление доверием, оказание юридической помощи вопреки законным интересам доверителя, пренебрежение принципом честного, разумного и добросовестного исполнения своих профессиональных обязанностей. При определении меры дисциплинарной ответственности Совет принял во внимание, что действия адвоката Т., направленные на его участие в уголовном деле в качестве защитника, не основаны на требованиях положения п. 1, 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и п. 2 ст. 50 УПК РФ.

Признано существенным то обстоятельство, что, несмотря на отсутствие правовых оснований, адвокат Т. предъявил в уголовное дело ордер № 2145 от 29 ноября 2014 г. и принял участие в допросе подозреваемого, причинив тем самым существенный вред правам и законным интересам Г.


Как отметил президент АППК Борис Минцев, грубые нарушения, которые позволяют себе некоторые адвокаты, являются недопустимыми и будут пресекаться. Тем более что АППК уже не в первый раз по решению Совета АП Приморского края избавляется от так называемых «карманных» адвокатов, которые работают не в интересах подзащитных, а в интересах оперативников и следователей. 

Поделиться