Лента новостей

28 февраля 2020 г.
Отчеты заслушаны, решения приняты
28 февраля в Москве прошла XIX отчетная конференция адвокатов Московской области
27 февраля 2020 г.
Точечными решениями ситуацию уже не исправить
На заседании коллегии МВД России Президент РФ призвал предельно жестко реагировать на нарушение закона правоохранителями
27 февраля 2020 г.
Обмен опытом и решение общих задач
27 февраля в Минске состоялась Международная конференция (форум) «Место и роль адвокатуры в правоприменительной системе»

Мнения

Алексей Королев
27 февраля 2020 г.
Наши разногласия
Федеральная палата адвокатов раскритиковала отчет аудитора Счетной палаты РФ

Интервью

Самое трудное в защите – доказывать очевидное
26 февраля 2020 г.
Вадим Клювгант
Самое трудное в защите – доказывать очевидное
Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант дал интервью журналу «Уголовный процесс»

Можно ли рассчитать точный размер моральных страданий?

25 июля 2019 г. 13:14

Эксперты разошлись во мнениях о необходимости устанавливать конкретные нормы при компенсации морального вреда


Практические вопросы компенсации морального вреда, а также необходимость установления на законодательном уровне унифицированных размеров такой компенсации обсуждались 24 июля на круглом столе в Совете Федерации. Члены судейского сообщества считают, что суд может самостоятельно определять размеры компенсаций, представители адвокатского и научного сообществ полагают необходимым ограничить пределы судейского усмотрения. Представлявший Федеральную палату адвокатов заместитель председателя Комиссии по этике и стандартам Александр Орлов отметил, что над этой проблемой надо работать, чтобы составить таблицу, позволяющую сделать результаты досудебного урегулирования или судебного спора заранее прогнозируемыми.

Круглый стол на тему «Совершенствование законодательства Российской Федерации о возмещении морального вреда» открыла член Комитета СФ по конституционному законодательству и государственному строительству Ирина Рукавишникова. Она сообщила, что эта проблема хорошо известна, но пока размеры возмещения регулируются разными законами, по каждому из которых складывается своя судебная практика.

Существует, например, «большой разброс в оценке морального вреда», из-за чего размеры компенсаций по схожим делам различаются на порядок. Возмещение за нанесение тяжкого вреда здоровью порой выше, чем за причинение смерти, а по искам о защите чести и достоинства присуждаются слишком низкие компенсации. Уже разработан и находится на рассмотрении законопроект о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ о размерах минимальной компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование: за день незаконного уголовного преследования – до 1000 рублей, за день незаконного лишения свободы и помещение в СИЗО – 15 000 рублей, за применение иных мер пресечения – 5000 руб.

Секретарь Пленума Верховного Суда РФ, судья ВС РФ Виктор Момотов напомнил историю вопроса и согласился, что способ восстановления социальной справедливости в обществе, где должны уважаться права человека, требует законодательного закрепления. При этом «разумная денежная сумма возмещения должна зависеть от характера причиненных моральных и душевных страданий и степени вины причинителя».

Суд, по словам Виктора Момотова, оценивает характер моральных и нравственных страданий, применяя целый ряд оценочных критериев. При этом допускается «широкое судейское усмотрение», которое характерно для развитого правового государства, но «судья должен исходить из принципов разумности и справедливости», а также общих рамочных норм.

Виктор Момотов согласен, что нередко компенсация морального вреда «взыскивается в крайне низком размере, что вызывает недовольство», а также «не позволяет удержать виновника от повторного преступления». Однако «точно рассчитать размер морального вреда в каждом случае невозможно, требуется оценка не только объективных, но и субъективных факторов», баланса интересов сторон.

При этом Виктор Момотов считает, что идея установить минимальный размер каждой компенсации «требует осторожного подхода», установление какой бы то ни было нижней планки будет, по его словам, «восприниматься как безапелляционная основа», повышение которой потребует от суда дополнительных оснований. Он предложил «идти по пути повышения общего уровня социальной ответственности» и совершенствования правоприменительной практики, оставив конкретные размеры компенсаций на усмотрение суда.

Председатель Комиссии АЮР по вопросам определения размера компенсации морального вреда, адвокат Ирина Фаст придерживается противоположной позиции. Она сообщила, что в других юрисдикциях тоже были противники установки каких-то критериев компенсации. Однако там уже пришли к необходимости тарификации, приняв во внимание «доводы о необходимости справедливой компенсации, которая базируется на различных методиках, определяющих границы выплат в конкретных случаях и дающих суду необходимые ориентиры».

В Англии, например, существует таблица на 6 страницах, охватывающая практически все случаи возмещения морального вреда. В странах Европейского Союза сейчас хотят ввести общую шкалу тяжести моральных страданий. «Мы можем учиться на зарубежных ошибках, – уверена Ирина Фаст, – разрабатывая какие-то ориентиры для нашей судебной системы».

Однако для того, чтобы судьи руководствовались такими ориентирами, они должны принять участие в разработке соответствующих документов.

О том, что в законодательстве что-то надо изменить, говорили многие участники круглого стола. Так, например, выступавший с помощью видео-конференц-связи заведующий кафедрой гражданского права Ростовского государственного экономического университета Николай Романенко перечислил причины, по которым необходима модификация действующих законов. Во-первых, государство должно защитить конституционные права граждан, во-вторых, надо найти пути унификации судебной практики, в-третьих, наработана большая теоретическая база, позволяющая изменить законодательство и разработать систему градаций причиненного морального вреда и допустимой компенсации.

Впрочем, по мнению эксперта, в некоторых случаях суд может мотивированно выйти за установленные рамки, учитывая специфику конкретного дела.

О шокирующих фактах необоснованных решений судов, создавших «опасную ситуацию с размерами компенсаций морального вреда» рассказала директор юридической компании «Legal Strategency» Ирина Калинина. Причем, по ее мнению, «самая большая проблема – принцип первого судебного решения, которое становится прецедентным». Кроме того, в отсутствие достойной компенсации прямого ущерба человек часто пытается получить завышенную компенсацию морального вреда.

Проанализировав проблему с позиций конституционного права, Ирина Калинина призвала соблюдать принципы равенства, справедливости, соразмерности, разумности и правовой определенности, а также учитывать индивидуальные особенности каждого человека. Она также выступила за разработку таблиц, которые служили бы ориентирами для судебной системы.

За разработку четких ориентиров высказались и следующие ораторы. При этом адвокат АП г. Москвы Ольга Вакина выступила за установление фиксированных минимальных сумм и смешанного расчета физических и нравственных страданий. Остальное, по ее словам, можно отдать на усмотрение суда. Но для того, чтобы судебное усмотрение не было произвольным, нужны критерии, разработанные психологами и психиатрами.

Кроме того, как считает Ольга Вакина, «благодаря этому мы сможем разгрузить суды, так как стороны смогут договориться в рамках установленных критериев».

Заместитель исполнительного директора – руководителя аппарата АЮР Ольга Бинда внесла предложения по информационному сопровождению деятельности рабочей группы, которая могла бы взять на себя разработку тех критериев оценки морального вреда, которые стали бы ориентиром для российских судей.

Президент Гильдии российских адвокатов Гасан Мирзоев напомнил, что попытку оценить размеры морального вреда предпринимали депутаты Государственной Думы третьего созыва, но тогда это так и не было сделано. Он назвал еще одну «нашу беду» – не исполняются даже принятые судебные решения, хотя они должны быть неотвратимыми.

Отвечая на вопросы, Виктор Момотов высказал мысль, что в случае, если эксперты определят ценность человеческой жизни, суд будет этим руководствоваться. Но определить минимум морального ущерба, по его словам, практически невозможно.

В то же время, как считает Виктор Момотов, если повысить размеры судебных издержек и легализовать «гонорар успеха», то заработает механизм досудебного урегулирования споров, люди перестанут судиться из-за мизерных сумм, предпочитая договариваться о компенсации на основе каких-то разумных ориентиров.

Комментируя итоги круглого стола, заместитель председателя Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, директор Института адвокатуры МГЮА им. О.Е. Кутафина Александр Орлов отметил, что разработать методику возмещения морального труда и размеры компенсации вполне возможно, более того, их можно индексировать исходя из размеров инфляции или индекса потребительских цен.

«Надо работать над этой проблемой, это разумно. Вопрос дополнительной нагрузки на государство здесь не стоит, в большинстве случаев выплачивать компенсацию будет тот, кто причинил конкретный вред. Как оценить моральный вред – надо вычленить узловые точки и по ним составить таблицу, позволяющую сделать результаты досудебного урегулирования или судебного спора заранее прогнозируемыми», – считает Александр Орлов.

Поделиться