Лента новостей

18 ноября 2019 г.
Адвокатура участвует в подготовке кадров
Президент АП Кировской области Марина Копырина утверждена председателем государственной экзаменационной комиссии Волго-Вятского филиала МГЮА
18 ноября 2019 г.
Президент АП Оренбургской области заключен под стражу
Суд не мотивировал невозможность избрания в отношении президента АП ОО более мягкой меры пресечения
16 ноября 2019 г.
По всем спорным вопросам Концепции предложены решения
Чем дольше тянется волокита с реформой, тем больше «разброда и шатания» на рынке юридической помощи

Мнения

Ольга Полетило
18 ноября 2019 г.
Адвокат не вправе занимать позицию вопреки воле доверителя
Об одном случае из дисциплинарной практики АП РМЭ

Интервью

По всем спорным вопросам Концепции предложены решения
16 ноября 2019 г.
Геннадий Шаров
По всем спорным вопросам Концепции предложены решения
Чем дольше тянется волокита с реформой, тем больше «разброда и шатания» на рынке юридической помощи

Главный признак независимости правосудия

22 октября 2019 г. 16:30

В суде присяжных заранее не известно, каким будет вердикт


22 октября в ходе очередного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов с лекцией на тему «Особенности деятельности адвокатов в суде присяжных в районном суде» выступил советник ФПА РФ, адвокат Адвокатской палаты города Москвы, доцент кафедры уголовно-процессуального права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), кандидат юридических наук Сергей Насонов.

Констатировав, что в районных судах уже более года действуют суды присяжных, что позволяет обобщить практику их работы, спикер сообщил, что по мере накопления этой практики и появления новых проблем им можно будет дать оценку. Поскольку глава 42 Уголовно-процессуального кодекса РФ с введением судов присяжных в районных судах не была видоизменена, в них проявляются классические проблемы, однако есть и некоторые нюансы. Так, например, отсутствие опыта у председательствующего (реже – у государственного обвинителя) порождает большую гибкость процессуальной формы, но с другой стороны – чрезмерную осторожность, ограничивающую права защиты.

Сергей Насонов подробно рассказал о разных этапах судопроизводства с участием присяжных заседателей. Так, на этапе, предшествующем рассмотрению дела, должно быть подано ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей. Подсудимому его защитник должен разъяснить преимущества такого процесса, оценив имеющуюся совокупность доказательств. Если подзащитный согласится, то его ходатайство может быть рассмотрено даже на предварительном слушании. Главное, чтобы оно не было заявлено постфактум, когда удовлетворить такую просьбу будет уже невозможно.

Председательствующий не только выявляет волю обвиняемого, но и выясняет, понимает ли тот, какие существуют ограничения в исследовании доказательств в суде присяжных. Порой это превращается в своеобразный экзамен, и обвиняемый может передумать. Поэтому, по словам эксперта, целесообразно подготовить обвиняемого к такому опросу.

Сергей Насонов остановился на вопросе исключения доказательств. Если в обычном режиме такое ходатайство можно заявить в любой момент, то в суде присяжных целесообразно использовать все возможные способы, чтобы исключить доказательства до начала судебного следствия. Иначе оглашенные сведения о явке с повинной или исследовании на полиграфе способны повлиять на отношение присяжных к подсудимому.

Этап формирования коллегии присяжных спикер назвал одним из самых значимых. В районных судах тоже имеются случаи безуспешного формирования коллегии, но чаще отбор присяжных происходит быстрее, чем в краевых и областных судах. Особое значение при этом приобретает опрос у судейского стола. Он занимает 75% времени, при этом особую специфику приобретают попытки подвести присяжного под самоотвод.

Списки кандидатов в присяжные, которые вручаются сторонам и включают необходимый минимум сведений, потом нередко изымаются судьей, что, по мнению советника ФПА РФ, противоречит закону. Тем не менее адвокатам следует фиксировать имеющиеся данные о присяжных, так как состав коллегии динамичен, он может измениться на треть, а то и на 90%, что в свою очередь вынуждает изменить тактику защиты.

При работе с предварительным списком выявляются его дефекты. Наличие в списке фамилий, которых нет в общем и запасном списках для этого районного суда, включение в список кандидатов из одного населенного пункта и другие данные, свидетельствующие о неслучайном характере выборки, следует оспаривать сразу же, предупреждает Сергей Насонов. Однако любые процессуальные споры с председательствующим адвокатам не стоит вести в присутствии присяжных, чтобы у них не сформировалось негативное отношение к защите.

Задавая вопросы кандидатам, необходимо следить, чтобы они были предельно корректными. Нельзя задавать вопросы абстрактного характера – они должны быть связаны с обстоятельствами, препятствующими введению кандидата в состав присяжных. При этом опрос должно быть максимально кратким и хорошо структурированным.

Далее наступает этап мотивированных отводов. При поименном обсуждении всех кандидатов у защитников есть право на ознакомление с содержанием мотивированных отводов, представленных другой стороной, и изложение своей позиции по этому поводу. Еще по одному кандидату стороны имеют право отвести без мотивации. Суд вправе увеличить число немотивированных отводов, но при условии, что оставшихся присяжных достаточно для начала процесса.

Судебное следствие, по словам Сергея Насонова, – ключевой этап судебного разбирательства. Процесс может начаться со споров о локации, то есть о том, как расположены в зале стороны. Пример, в котором защита сидела спиной к коллегии присяжных на протяжении всего процесса, спикер назвал нарушением равноправия сторон. И хотя вопрос о локации никак не урегулирован законом, размещение сторон не может устанавливаться произвольно председательствующим.

Важно установить, как воспринимается со скамьи присяжных место, где находится подзащитный. Так, например, в одном из залов суда присяжные хорошо видели всех свидетелей обвинения и воспринимали их как живых людей, а обвиняемого, который находился в стеклянной призме, присяжные не видели из-за бликов стекла, а ведь его показания очень важны для защиты. Переместить обвиняемого суд не разрешил, однако перенес допрос на такое время, когда блики от солнечного света уже отсутствовали.

Далее Сергей Насонов рассказал о процессуальных нюансах следующих этапов судебного процесса. Он подчеркнул, что вступительное заявление, которое происходит по общим правилам, должно быть максимально кратким и хорошо структурированным. В нем нельзя раскрывать доказательства и сведения о подсудимом. Если выступление защитника прервали, не стоит начинать процессуальный спор с судьей – это помешает донести до присяжных смысл своего выступления. Такой спор лучше перенести на этап составления апелляционной жалобы.

Спикер призвал коллег многократно заявлять ходатайства об исключении недопустимых доказательств, но если суд все просьбы защиты отклонил, то необходимо быть готовым к оспариванию достоверности таких доказательств.

Сергей Насонов также перечислил стандартные приемы, используемые стороной обвинения, чтобы сформировать негативное отношение присяжных к обвиняемому. Например, в ход идут и «феномен теневого обвинения», когда оглашаются факты, не имеющие отношения к делу и составляющие состав другого преступления, и активное использование вбросов информации, не имеющейся в материалах дела, но полученной якобы из открытых источников.

Защите нужно пытаться возражать против таких «доказательств», но если втянуться в оспаривание «теневого обвинения», то можно ненамеренно создать идеальные апелляционные основания.

Затем лектор сообщил о факторах, препятствующих полноценному перекрестному допросу свидетелей, в показаниях которых порой присутствует колоссальное количество догадок и оценочных высказываний, и призвал адвокатов внимательно следить за оглашением протоколов следственных действий, поскольку выборочное искажение текста может существенно изменить суть доказательства.

Сергей Насонов считает очень благоприятным фактором примеры, когда суд благосклонно относится к представлению защитой показаний специалистов. Но при условии, что специалисты не оспаривают заключение эксперта. По словам эксперта, защите нужно предпринять усилия, чтобы суд разрешил допрос этого специалиста, пусть даже в отсутствие присяжных.

На этапе прений сторон также происходят и вброс недопустимых сведений, и прерывание защитника, и размывание обвинения. Здесь прокуроры используют иной формат выступления, чем в обычных судах, в нем гораздо меньше юридических фактов, зато все больше риторических приемов, которые должны не столько опровергнуть аргументы защитников, сколько вызвать негативное отношение присяжных к стороне защиты. И чем больше пробелов в доводах обвинения, тем чаще оно прибегает к таким приемам.

Перечислив ряд недопустимых приемов, используемых обвинением в прениях, Сергей Насонов предупредил о необходимости немедленного реагирования защитника, который, заявляя протесты, не должен позволять прокурору рассказывать присяжным о сведениях, не исследованных в судебном заседании.

Что касается выступлений в прениях самих адвокатов, то они должны быть максимально стройными, содержать вступление, изложение доказательств и выводы. Хуже всего, если несколько адвокатов говорят одно и то же. Надо избегать таких повторов. А если речь защитника получается длинной, то стоит попросить сделать перерыв, чтобы присяжные не потеряли способность воспринимать суть его выступления.

В конце своего выступления спикер назвал ошибки, допускаемые судьями при составлении вопросного листа, и привел возможные действия защиты, которая вправе попытаться изменить некоторые наиболее непонятные вопросы.

Завершая лекцию, Сергей Насонов сказал, что в суде присяжных, как правило, заранее не известно, каким будет вердикт, а это и есть главный признак независимости правосудия.

Обращаем внимание, что сегодня, 22 октября, вебинар будет доступен до 00.00 (по московскому времени). Повтор трансляции состоится в субботу, 26 октября, в 10.00.

Поделиться