Лента новостей

12 апреля 2021 г.
Прекратить нарушение адвокатской тайны
В Екатеринбурге в ходе следственных действий в отношении третьего лица правоохранители обыскали помещения адвокатской конторы
9 апреля 2021 г.
Как следует формулировать вопросы эксперту
Адвокатам рассказали о нюансах назначения отдельных видов судебной строительно-технической экспертизы

Мнения

Наталья Гуркина
12 апреля 2021 г.
Допрос адвоката: идти или отказаться
Каким способом действовать, чтобы не допустить нарушений принципов конфиденциальности и адвокатской тайны

Интервью

На повестку дня выйдет вопрос о независимости нашей корпорации
12 апреля 2021 г.
Юрий Пилипенко
На повестку дня выйдет вопрос о независимости нашей корпорации
Накануне Х Всероссийского съезда адвокатов президент ФПА РФ Юрий Пилипенко рассказал о вызовах, стоящих перед российской адвокатурой

Административный иск следует поддержать

23 марта 2021 г. 14:49

Адвокат АП Ярославской области оспаривает запрет проносить телефон на территорию ИВС


Адвокат АП Ярославской области Олег Крупочкин обратился в Верховный Суд РФ с административным иском, в котором просит признать незаконными ряд положений приказов МВД России, запрещающих защитникам проносить на территорию ИВС технические средства связи. Все документы имеются у «АГ». В иске он указал, что представитель потерпевшего может проходить в ИВС с телефоном, а адвокат, участвующий в качестве защитника в следственном действии, – нет. Олег Крупочкин отметил, что в случае отказа в удовлетворении административного иска на основании ст. 18 Закона о содержании под стражей он обратится в апелляцию и надзор, а после – обжалует ст. 18 Закона о содержании под стражей в КС РФ. По мнению советника ФПА РФ Нвера Гаспаряна, административный иск следует поддержать, поскольку его удовлетворение создаст адвокатам дополнительные возможности по реализации права на защиту с использованием технических средств.

Недопуск в ИВС

В производстве старшего следователя отдела № 4 СЧ СУ УМВД России по Ярославской области Юлии Гурьевой находится уголовное дело по обвинению Г. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ, и трех эпизодов по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ. 23 октября 2020 г. Кировский районный суд г. Ярославля избрал в отношении Г. меру пресечения в виде заключения под стражу.

Далее следователь уведомила его защитника Олега Крупочкина о том, что 4 декабря 2020 г. планирует ознакомить обвиняемого с заключениями фоноскопических экспертиз в помещении ИВС УМВД России по Ярославской области.

Когда адвокат прибыл в ИВС, полицейский попросил его сдать телефон, однако Олег Крупочкин ответил, что тот необходим для осуществления защиты, в том числе потому, что он обеспечен видео- и фотокамерой, диктофоном и другими необходимыми функциями. При этом сим-карта в нем отсутствовала.

Адвокат сослался на Постановление КС РФ от 25 октября 2001 г. № 14-П, которым положения Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, предусматривающие, что правила посещения адвокатом подзащитных могут быть урегулированы внутренними правилами, были признаны не соответствующими Конституции. Отметил он и то, что согласно Решению ВС РФ от 10 ноября 2017 г. № АКПИ17-867 признан недействительным п. 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений в части, допускающей распространение положений о запрещении адвокатам проносить и использовать при свиданиях с осужденными фотоаппараты, видео-, аудиотехнику, электронные накопители информации, средства мобильной связи и коммуникации либо комплектующие к ним, обеспечивающие работу адвокатов.

Полицейский пригласил дежурного, который также отказал защитнику в проходе с телефоном. На довод Олега Крупочкина о том, что Постановление КС РФ № 14-П/2001 обязательно во всех аналогичных ситуациях, тем более что внутренние правила ИВС основаны на положении Закона о содержании под стражей, признанном не соответствующим Конституции, дежурный сказал, что выполняет Правила, утвержденные Приказом МВД России от 22 ноября 2005 г. № 950.

Адвокат составил заявление, в котором попросил разрешить участвовать в следственных и иных процессуальных действиях без сдачи мобильного телефона. К этому моменту следователь покинула ИВС. Когда защитник все-таки прошел к доверителю, тот подтвердил надлежащее выполнение им обязанностей в соответствии с условиями соглашения, а также поручил выполнять эти действия и впредь с тем, чтобы не нарушалось его право на защиту. В последующем Олега Крупочкина дважды не пустили в ИВС с телефоном.

Дисциплинарное производство

18 декабря 2020 г. УМВД России по Ярославской области направило в Управление Минюста России по Ярославской области письмо, в котором указало, что защитник дождался убытия следователя, потом сдал телефон и прошел к доверителю, чем умышленно сорвал следственное действие. Кроме того, он нарушил положения п. 1 ст. 8, п. 2 ст. 13 и п. 1 ст. 14 КПЭА.

В письме указывается, что в СУ УМВД России по Ярославской области неоднократно поступали обращения Олега Крупочкина по обвинению должностных лиц в личной заинтересованности, которые, по мнению ведомства, содержали недостоверные сведения. Адвокат был предупрежден о недопустимости злоупотребления правом на обращение. УМВД России по Ярославской области попросило рассмотреть обращение на квалификационной комиссии АП Ярославской области.

В последующем Управление Минюста России по Ярославской области направило представление в АП Ярославской области. Помимо прочего ведомство указало, что адвокату было отказано в соответствии с п. 135 Правил внутреннего распорядка ИВС подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, утвержденных Приказом МВД России от 22 ноября 2005 г. № 950, п. 118 Наставления по служебной деятельности ИВС подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, подразделений охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых, утвержденного Приказом МВД России от 7 марта 2006 г. № 140дсп. Указанные Правила и Наставление приняты во исполнение ст. 18 Закона о содержании под стражей, согласно которой защитнику запрещается проносить на территорию места содержания под стражей технические средства связи, а также технические средства (устройства), позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись. На территорию места содержания под стражей защитник вправе проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру только для снятия копий с материалов уголовного дела, компьютеры и пользоваться такими копировально-множительной техникой и фотоаппаратурой, компьютерами только в отсутствие подозреваемого, обвиняемого в отдельном помещении, определенном администрацией места содержания под стражей.

В объяснениях Олег Крупочкин вновь сослался на Постановление КС РФ № 14-П/2001, а также сообщил, что подал заявления на имя начальника ИВС, жалобы в прокуратуру Ярославской области и административный иск в Верховный Суд РФ. В заявлениях на имя начальника ИВС адвокат попросил незамедлительно устранить допущенные нарушения. При этом он заметил, что принятие следователем и руководителем следственного органа мер по устранению правонарушений со стороны полицейских ИВС могло бы привести и к проведению следственных действий, и к отсутствию необходимости обжаловать ведомственные правовые акты и действия сотрудников изолятора.

Олег Крупочкин указал, что следователь не стала проводить следственные действия в отсутствие адвоката, а значит, права подзащитного нарушены не были. Он обратил внимание, что сведения о свидании адвоката с доверителем составляют адвокатскую тайну, в связи с чем сбор и предоставление таких сведений являются превышением должностных полномочий, то есть содержат признаки должностного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Защитник отметил, что доводы письма о том, что в СУ УМВД России по Ярославской области неоднократно поступали обращения по обвинению должностных лиц в личной заинтересованности, не подкреплены конкретными данными об обращениях или приложением таких обращений.

Олег Крупочкин попросил АП Ярославской области дать автору письма ответ об отсутствии поводов для возбуждения дисциплинарного производства.

Между тем Квалификационная комиссия АП Ярославской области заключила, что отказом сдать телефон и пройти на следственные действия адвокат нарушил требования ст. 7 Закона об адвокатуре и ст. 8 КПЭА.

Административный иск в Верховный Суд

Олег Крупочкин обратился в Верховный Суд РФ с административным иском. Он пояснил, что ст. 19 Конституции РФ предусматривает, что все равны перед законом и судом и государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо в том числе от должностного положения, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Эта статья является одной из основополагающих статей главы «Права и свободы человека и гражданина», в соответствии с которой и должны толковаться содержания прав и свобод человека и гражданина. Адвокат указал, что если законы, регулирующие осуществление права на получение квалифицированной юридической помощи, нарушают равенство всех перед законом и судом, то по отношению к лицам, чье право умалено в сравнении с другими лицами, такие законы нарушают, ограничивают данное право – в нарушение ч. 3 ст. 56 Конституции РФ.

Например, продолжил он, если следователю, адвокату – представителю потерпевшего, адвокату, участвующему в качестве защитника в следственном действии в помещении УМВД России по Ярославской области (как равному с адвокатом, участвующим в качестве защитника в следственном действии в помещении ИВС УМВД России по Ярославской области – п. 2 ст. 3 Закона об адвокатуре), разрешено использовать при проведении следственного действия мобильный телефон, в том числе такие его функции, как фотоаппарат, сканер, диктофон, а адвокату, участвующему в качестве защитника в следственном действии в помещении ИВС УМВД России по Ярославской области, это запрещено, то в последнем случае соответствующие положения закона ограничивают право на получение квалифицированной юридической помощи в нарушение ч. 3 ст. 56 Конституции.

Олег Крупочкин отметил, что в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, подп. 6 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре адвокат, защитник вправе фиксировать обстоятельства дела, по которому он оказывает юридическую помощь, в том числе делать копии с материалов дела. Копии с письменных материалов можно сделать с помощью фотоаппарата и сканера, которыми оборудован мобильный телефон, копии с аудиозаписей – с помощью диктофона. Данным правом обладает любой адвокат-защитник, кроме того, который участвует в следственном действии в помещении ИВС или помещении СИЗО, несмотря на то что это могут быть одни и те же следственные действия, а также данным правом обладает следователь, адвокат – представитель потерпевшего. Соответственно, указал он, положение ст. 18 Закона о содержании под стражей, запрещающее защитнику проносить технические средства мобильной связи, оборудованные фотоаппаратом, сканером, диктофоном, необходимыми для фиксирования (копирования) материалов уголовного дела и использующимися только для указанных целей, противоречит Конституции.

Административный истец попросил признать незаконными, недействительными положение п. 135 Правил внутреннего распорядка ИВС подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, утвержденных Приказом МВД России № 950 и положения п. 118 Наставления по служебной деятельности ИВС подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, подразделений охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых, утвержденного Приказом МВД России № 140дсп, запрещающие защитникам проносить на территорию ИВС технические средства связи, в том числе мобильные телефоны, оборудованные функциями фото- и сканкопирования, видео- и аудиозаписи (видео- и аудиокопирования), необходимыми для осуществления защиты.

Иск адвоката стоит поддержать

В комментарии «АГ» Олег Крупочкин высказал мнение, что Верховный Суд РФ не должен отказать в удовлетворении административного иска, поскольку положения приказов МВД нарушают конституционные принципы равноправия сторон (ст. 19, ч. 3 ст. 123), на которых основаны ч. 4 ст. 15 УПК РФ и п. 2 ст. 3 Закона об адвокатуре.

Адвокат напомнил, что сторонами уголовного судопроизводства являются не только следователь, гособвинитель, обвиняемый и защитник, но и потерпевший, его представитель (адвокат), обвиняемый и защитник. «Представителю потерпевшего не запрещено проносить технические средства в ИВС, притом что он вправе проходить туда, например, чтобы решить вопрос о примирении, возмещении ущерба», – указал Олег Крупочкин, подчеркнув, что защитнику обвиняемого технические средства нужны в большей степени.

Олег Крупочкин обратил внимание, что если адвокату, участвующему в следственном действии в ОМВД, можно пользоваться техническими средствами, то и адвокату, участвующему в таком же следственном действии в ИВС, должно быть разрешено использование технических средств, а адвокатская палата, рассматривая жалобы на того или другого адвоката, должна исходить из их равноправия. «Из этого должен исходить и суд, независимо от того, рассматривает ли он иск адвоката к палате об оспаривании дисциплинарного взыскания или административный иск адвоката к МВД об оспаривании положений приказов», – посчитал он.

Адвокат отметил, что в случае отказа в удовлетворении административного иска на основании ст. 18 Закона о содержании под стражей он обратится в апелляцию и надзор, а после – обжалует ст. 18 Закона о содержании под стражей в КС РФ.

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян посчитал, что административный иск следует поддержать, поскольку его удовлетворение создаст адвокатам дополнительные возможности по реализации права на защиту с использованием технических средств. «Не вижу никаких проблем для следователя, если адвокат сможет зайти в ИВС с телефоном без сим-карты, но оборудованным средствами видео- и фотофиксации. Если следователь не собирается в ходе следственного действия нарушать закон, то ему и нечего бояться. В этом и реализуется конституционный принцип равноправия и состязательности сторон», – подчеркнул он.

Президент АП Ярославской области Татьяна Смирнова прокомментировала ситуацию с возбуждением дисциплинарного производства в отношении Олега Крупочкина: «В адрес Адвокатской палаты Ярославской области поступило представление Управления Министерства юстиции России по Ярославской области в отношении адвоката Крупочкина О.В. о неоднократном срыве следственных действий с участием его доверителя. В соответствии с подп. 3 п. 1 ст. 20 КПЭА по данному представлению было возбуждено дисциплинарное производство. В рамках рассмотрения дисциплинарного дела Квалификационной комиссией была дана правовая оценка доводам адвоката Крупочкина О.В. и вынесено заключение о нарушении им законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре. Дисциплинарное производство вместе с заключением Квалификационной комиссии поступило в Совет АП Ярославской области».

Марина Нагорная

Поделиться