Видеолекции

Популярные материалы

Никита Трубецкой
7 августа 2020 г.
Когда «двойная защита» есть, а конфликта нет
Основания назначения адвоката-дублера должны быть исключительными
Елена Авакян
3 августа 2020 г.
Стресс-тест для судебной системы
О том, как российское правосудие принимает удар пандемии
Николай Жаров
3 августа 2020 г.
Сохранить бессрочность сплошной кассации по уголовным делам
Судебная система должна «наступить на горло собственной песне»
Никита Трубецкой
31 июля 2020 г.
Кассационное разбирательство рискует превратиться в пустую формальность
Предполагаемое ограничение срока на обжалование приговора противоречит праву осужденного на доступ к правосудию
Никита Трубецкой
30 июля 2020 г.
О взаимоуважении и соблюдении этических норм в условиях «двойной защиты»
Что важно учитывать адвокатам, вынужденным совместно участвовать в деле
Никита Трубецкой
Вице-президент Адвокатской палаты Ставропольского края

Кассационное разбирательство рискует превратиться в пустую формальность

31 июля 2020 г.

Предполагаемое ограничение срока на обжалование приговора противоречит праву осужденного на доступ к правосудию



В Государственной Думе рассматривается проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (далее – законопроект), подготовленный Верховным Судом РФ. Документ предусматривает установление двухмесячного срока на обжалование приговора по правилам «сплошной» кассации.

Федеральная палата адвокатов РФ отрицательно оценила предлагаемую новеллу. В отзыве ФПА РФ мотивированно указано, что предлагаемые изменения ограничивают право сторон на обжалование вступивших в законную силу приговоров судов по сравнению с действующим порядком, что не имеет адекватного доктринального и нормативно-правового обоснования.

На эту же тему на сайте ФПА РФ опубликовано мнение заместителя председателя КС РФ в отставке Тамары Морщаковой. Невозможно не согласиться с ее обоснованным утверждением, что предпочтение правовой определенности вопреки интересам незаконно осужденного не отвечает целям и нравственным ценностям уголовного судопроизводства.

Как и большинство коллег считаю, что уже само по себе ограничение срока подачи жалобы в порядке «сплошной» кассации (в защитительных целях) непропорционально, а ограничение срока лишь двумя месяцами не только безосновательно, но и не отвечает принципу справедливости судебного разбирательства.

В пояснительной записке к законопроекту в обоснование ограничения срока на подачу «сплошной» кассации указано, что с закреплением правил «сплошной» кассации производство в суде кассационной инстанции по уголовным делам утрачивает характер исключительной стадии процесса, приобретая фактически черты ординарной проверочной стадии. Последнее же предполагает (как это имеет место в апелляционном производстве) необходимость установления в законе срока для подачи кассационных жалобы, представления.

На мой взгляд, сравнение с апелляционной инстанцией не совсем корректно. Так, основаниями отмены или изменения приговора или иного при рассмотрении решения по делу в кассационном порядке являются лишь существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела. Исходя из значительно более узких и специфичных рамок проверки судебного решения, кассационная стадия не является ординарной судебной инстанцией (вне зависимости от процедуры рассмотрения жалоб).

В пояснительной записке со ссылкой на правовые позиции Конституционного Суда РФ и разъяснения Пленума Верховного Суда РФ указано на право стороны неоднократно по тем же или иным основаниям обжаловать судебные решения по правилам выборочной кассации в Верховный Суд РФ. Этот механизм будет доступен и в случае отказа в восстановлении пропущенного двухмесячного срока на обжалование в порядке сплошной кассации. По мнению авторов законопроекта, при названных обстоятельствах право на доступ к правосудию (даже у лица, не воспользовавшегося правом на «сплошную» кассацию) не нарушается.

Однако вопреки изложенным в пояснительной записке доводам, предполагаемое ограничение противоречит праву осужденного на доступ к правосудию. Эффективный доступ к правосудию на данном этапе (с учетом уровня судебной инстанции и ограниченности оснований для отмены судебных решений) предполагает особую тщательность при подготовке доводов обращения. Ведь речь, как правило, идет об исправлении существенных ошибок (повлиявших на исход дела), допущенных или не замеченных уже двумя судебными инстанциями. Надо понимать, что фактически имеет место подготовка к реализации права на однократное гарантированное рассмотрение доводов осужденного и его защитника кассационной коллегией в судебном заседании. Доступ осужденного к правосудию неотделим от соблюдения права на квалифицированную юридическую помощь. Осужденные зачастую обращаются по вопросу оказания юридической помощи для составления кассационной жалобы к адвокату, который не участвовал в деле. Иногда проводятся консультации с несколькими адвокатами, оценивается перспективность их доводов и предложений. Для подготовки жалобы требуются личные встречи (свидания в местах отбывания наказания), ознакомление с судебными решениями и материалами дела в полном объеме. Сейчас (без ограничения срока) такое ознакомление с материалами и подготовка жалобы проводятся со всей тщательностью и без необоснованной спешки. Осужденный и адвокат понимают, что другой попытки лично и непосредственно в судебном заседании донести до кассационной коллегии свои доводы относительно имевших место существенных нарушениях при рассмотрении уголовного дела в суде первой и апелляционной инстанций уже не будет. Отсутствие же надлежащей подготовки – с учетом предлагаемого двухмесячного срока на подачу жалобы – нивелирует само право на справедливое судебное разбирательство в кассационной инстанции. Само такое разбирательство рискует превратиться в пустую формальность. Никакие повторные жалобы в рамках выборочной кассации право на непосредственное рассмотрение жалобы в судебном заседании (с возможностью непосредственного участия) не заменят.

В пояснительной записке утверждается, что ограничение определенным сроком возможности обжалования итогового судебного решения по уголовному делу по правилам «сплошной» кассации решает одновременно несколько важных задач – упорядочивания процедуры кассационного производства, соблюдения разумных сроков судопроизводства и оперативного восстановления нарушенного права. Кроме того, исключение многократного пересмотра одного и того же уголовного дела в суде кассационной инстанции позволит избежать проблем, связанных с организацией и проведением нескольких судебных заседаний по одному и тому же делу, а также с исполнением принятых по их итогам в разное время судебных актов.

Каждая из указанных задач, безусловно, важная и требующая разрешения. Однако упорядочивание процедуры за счет снижения существующих гарантий – доступа к правосудию и права на защиту – не представляется разумным и продуманным шагом. Соблюдение же разумных сроков (как и проблема правовой определенности) в свете решаемых на данном этапе судопроизводства задач по восстановлению справедливости судебного решения и судебного разбирательства в отношении конкретного лица в целом не выглядит приоритетной целью. Опять же, задача соблюдения разумных сроков, видимо, исходит из посыла об ординарности кассационного производства. Но, повторюсь, последнее далеко не бесспорно.

Поделиться