Популярные материалы

«Палата, коллегия – это как семья»
18 июля 2024 г.
Анна Денисова
«Палата, коллегия – это как семья»
14 июля отметила юбилей первый вице-президент АП Ленинградской области, почетный член Совета ФПА РФ, Заслуженный юрист РФ Анна Николаевна Денисова
Юристы должны объединяться на базе адвокатуры
9 июля 2024 г.
Светлана Володина
Юристы должны объединяться на базе адвокатуры
Мы совершенно спокойно смотрим в завтрашний день: у нас такое хорошее настоящее – молодое, активное, заряженное энергией
Прошлое, настоящее и будущее корпорации в артефактах
21 июня 2024 г.
Сергей Насонов
Прошлое, настоящее и будущее корпорации в артефактах
Собирание материалов об адвокатуре из профессионального увлечения переросло в коллекционирование
Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
31 мая 2024 г.
Евгений Шмелев
Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
Адвокат АП города Москвы, КА «Адвокаты на Дубровке»
«Жизнь продолжается, несмотря ни на что: люди женятся, делят имущество»
13 мая 2024 г.
Михаил Толчеев
«Жизнь продолжается, несмотря ни на что: люди женятся, делят имущество»
Первый вице-президент ФПА о том, как живут и работают адвокаты в новых регионах

Работать во благо адвокатуры, во благо людей

1 февраля 2024 г.

1 февраля 2024 г. отмечает профессиональный юбилей президент АП Владимирской области Юрий Васильевич Денисов

Юрий Денисов

Президент АП Владимирской области

Накануне 50-летия адвокатской деятельности Юрий Васильевич рассказал «АГ» о своем пути в адвокатскую профессию, становлении новой российской адвокатуры и ее отличиях от советской адвокатуры, о своем многолетнем опыте работы в Совете ФПА РФ и его применении в Адвокатской палате Владимирской области, об оказании бесплатной юридической помощи, о способах привлечения молодежи в адвокатуру. В частности, он считает необходимым внести изменения в п. 2 ст. 28 Закона об адвокатуре – снять запрет стажерам самостоятельно осуществлять адвокатскую деятельность.

 

– Юрий Васильевич, 1 февраля 2024 г. исполняется 50 лет с того дня, как Президиум Владимирской областной коллегии адвокатов (ВОКА) № 1 принял решение зачислить Вас в адвокатуру. Почему Вы решили стать адвокатом? Как складывалось начало Вашей адвокатской деятельности?

– Как ни удивительно, адвокатом я стал случайно. Я учился в нижегородском отделении Всесоюзного юридического заочного института. После трех лет обучения меня пригласили на работу в Пермскую областную прокуратуру – помощником прокурора в Соликамск. Проработал там около двух с половиной лет, пошел в армию. Меня направили служить в Германию, в город Потсдам. Во время службы был секретарем комсомольской организации. Поскольку у меня было высшее образование, примерно за два месяца до окончания службы мне предложили окончить офицерские курсы в Германии. Я поступил на эти курсы, отучился два месяца и получил звание лейтенанта.

После демобилизации вернулся в родной Ковров и хотел продолжить работу в прокуратуре. А поскольку мне приходилось часто навещать деда, который к тому времени овдовел и жил один в Москве, то я написал заявление о приеме в Московскую городскую прокуратуру.

Но знакомые мне рассказали, что в Коврове освободилось место адвоката, и предложили съездить во Владимир к председателю Президиума Владимирской областной коллегии адвокатов № 1 Николаю Николаевичу Атабекову. В очередной раз возвращаясь из Москвы в Ковров, я заехал во Владимир, зашел в Президиум коллегии. Николай Николаевич спросил, есть ли у меня документы. Я объяснил, что документов нет – они из Перми должны поступить в Москву. Это было 29 декабря, накануне нового, 1973 г. Николай Николаевич сказал, что на следующий день состоится заседание Президиума, и попросил, чтобы я приехал. На заседании 30 декабря 1973 г. меня зачислили во Владимирскую областную коллегию адвокатов стажером. Вот так я и оказался в адвокатуре.

В то время новогодние праздники длились два дня, 3 января было уже рабочим днем. Я вышел на работу в Ковровскую юридическую консультацию, и меня сразу направили на ведение уголовного дела. Ехал на заседание в автобусе вместе с председателем Ковровского суда.

В Коврове я провел много дел. Первое время путал, за какой стол мне садиться, – справа или слева от судьи, и постоянно садился на место прокурора. Потом привык.

Стажировка длилась месяц. А потом мне сообщили, что меня приглашают во Владимирскую областную прокуратуру и ждут в Москве, прислали документы. Я ответил, что уже стал адвокатом, так как 1 февраля 1974 г. Президиум Владимирской областной коллегии адвокатов № 1 перевел меня из стажеров в адвокаты и зачислил в Ковровскую юридическую консультацию. В этой консультации работало 8 адвокатов.

– Кто были Ваши наставники?

– У меня были очень хорошие учителя – Абрам Семенович Плотин, заведующий Ковровской юридической консультацией, Николай Николаевич Атабеков, председатель Президиума Владимирской областной коллегии адвокатов № 1. Я очень много от них получил. Они участники Великой Отечественной войны. Во Владимирском государственном университете есть уголок адвокатуры, где мы собрали статьи, фотографии Николая Николаевича, артефакты нашей Адвокатской палаты.

В 1978 г. меня избрали в Президиум Владимирской областной коллегии адвокатов, а в 1981 г. перевели во Владимир, во Владимирскую юридическую консультацию. Во Владимирской консультации состояло тогда 27 адвокатов, я стал 28-м. Она была единственная во Владимире, на прием приходило по 20–30 граждан ежедневно. Адвокаты принимали всех. Когда уходили в суд, в консультации оставались один–два дежурных адвоката.

– На ведении каких дел Вы специализировались?

– Вел и уголовные, и гражданские дела. Кроме того, как член Президиума Владимирской областной коллегии адвокатов, начиная с 1978 г. я руководил работой Коллегии по юридическому обслуживанию (если использовать современную терминологию – юридическому сопровождению) предприятий и учреждений народного хозяйства, совхозов и колхозов области – ездил в эти организации, проверял работу адвокатов. Сам обслуживал Владимирский мясокомбинат, ТЭЦ, две строительные организации.

В 1985 г. меня назначили заведующим Октябрьской районной консультацией г. Владимира, а в 1986 г. – заведующим Владимирской городской юридической консультацией.

– А когда Вас избрали председателем Президиума Владимирской областной коллегии адвокатов № 1?

– В 2002 г., накануне принятия Закона об адвокатуре.

– Как руководитель Коллегии, что Вы считаете главным в этой работе?

– Наверное, прозрачность работы. Сейчас в Президиуме ВОКА № 1 девять адвокатов. У нас самая большая коллегия в области. Во Владимирской палате сейчас 565 адвокатов, из них около 370 – в нашей коллегии. У нас крепкий коллектив. Сейчас готовимся к проведению очередной конференции в марте.

У нас в области всего 12 коллегий, это не так много. Есть коллегии из двух, трех человек, есть – из 15–20. Самая большая после Владимирской – Муромская адвокатская коллегия (в ней 30 человек). Есть примерно 40 адвокатских кабинетов.

– Вас избрали президентом палаты в 2002 г., на учредительной конференции адвокатов Владимирской области. С какими трудностями пришлось столкнуться в начальный период работы на этом на посту?

– Самой большой трудностью было отсутствие единства, общих целей и интересов у адвокатов из традиционных и «параллельных» коллегий. Сказывались и различия в их профессиональной подготовке.

На территории Владимирской области тогда действовало четыре традиционные коллегии. Та, которую я возглавлял, – Владимирская областная коллегия адвокатов № 1 – была самая большая. Мы выступали «единым фронтом». Альтернативные коллегии тоже объединились, у них были свои лидеры – на пост президента палаты претендовал бывший член областного суда. Но в итоге большинством голосов избрали меня.

Поэтому в первые два года существования палаты первостепенная задача была в объединении, с этим были сложности. У нас в Совете были люди, которые получили статус адвоката без экзаменов – в тот период, когда в порядке «эксперимента» в адвокатуру принимали всех желающих, а также люди, которые пришли в адвокатуру из областного суда, бывшие руководители прокуратуры. Для них не существовали ни наш новый Федеральный закон, ни Кодекс профессиональной этики адвоката. Они пытались жить по своим правилам, игнорировали заседания Совета. А потом как-то сами собой исчезли – оказались чужими в современной корпорации, и работа палаты наладилась.

– В течение 18 лет, начиная с 2005 г., Вы являлись членом Совета ФПА РФ. В чем, на Ваш взгляд, главные особенности этой работы?

– Членство в Совете Федеральной палаты – это и огромный опыт, и польза для региональных палат, ведь проблемы у всех возникают примерно одинаковые. Вносишь свой вклад в работу коллег из других регионов – на заседаниях Совета ФПА делишься с президентами палат чем-то полезным из своего опыта, советуешь, как лучше поступить. А когда приезжаешь с заседания Совета ФПА, проводишь заседание Совета своей палаты, сообщаешь его членам информацию по вопросам, касающимся всех палат, они ее передают по области.

Кстати, могу поделиться опытом организации работы в АП Владимирской области. У нас в палате полномочия вице-президентов разделены по округам: Владимирский, Александровский, Ковровский, Муромский. То есть у меня четыре вице-президента, которые мне помогают, и поэтому я хорошо знаю, что в области происходит. Вице-президент контролирует работу в округе, вносит представления о возбуждении дисциплинарного производства, занимается, в том числе, и организацией оказания бесплатной юридической помощи.

Некоторые президенты палат переняли этот опыт и организовали работу в своих регионах аналогичным образом. Делиться опытом необходимо, ведь мы работаем во благо адвокатуры, во благо людей.

– Расскажите, пожалуйста, как организовано участие адвокатов АП Владимирской области в оказании бесплатной юридической помощи.

– Наш нынешний губернатор примерно полтора года назад подписал новый закон о бесплатной юридической помощи и поручил именно адвокатам заниматься этой работой. Сейчас у палаты заключены договоры об оказании бесплатной юридической помощи с Министерством Правительства России по Владимирской области, курирующим оказание бесплатной юридической помощи, с региональным Уполномоченным по правам человека, Уполномоченным по правам предпринимателей, Владимирским областным военкоматом, Владимирским государственным университетом, РАНХиГС, Судебным департаментом Владимирской области и т.д.

Адвокаты оказывают БЮП в мобилизационных пунктах отправки г. Владимира и в пункте приема «Защитники Отечества», дежурят там два раза в неделю. Кроме того, во всех адвокатских конторах, во всех районах есть адвокаты, которые занимаются вопросами, связанными с военной службой. Причем адвокаты предоставляют консультации не только самим военнослужащим, но и родственникам контрактников, призывников. В таких случаях их работа также оплачивается из областного бюджета, но вначале родственники должны получить справку из части, к которой приписан военнослужащий. Оплата консультации производится только по такой справке. В этом некоторая сложность, но мы справляемся.

Если гражданин, который к нам обратился, не подпадает ни под какие льготные категории, то адвокаты оказывают юридическую помощь в порядке pro bono. Должен сказать, что за последние несколько лет не было ни одной жалобы от граждан на отказ в оказании юридической помощи.

Мы также проводим дни оказания бесплатной помощи, участвуем в организуемой по решению Совета ФПА РФ акции по оказанию БЮП «Адвокаты – гражданам», в том числе в День юриста обязательно проводим день помощи детям.

Недавно председатель Законодательного собрания Владимирской области наградил четырех наших адвокатов за работу по оказанию юридической помощи предприятиям. Очень важно, что адвокаты активно участвуют в такой работе, – это показатель авторитета корпорации.

– Как организовано повышение профессионального уровня адвокатов?

– В палате работает Комиссия по повышению профессионального уровня адвокатов, которую возглавляет Наталья Александровна Жеглова. Комиссия организует проведение обучающих мероприятий для адвокатов, ведет учет обучающихся. Наталья Александровна – заместитель заведующего одной из больших контор, где около 50 адвокатов. Там работает, например, бывший заместитель прокурора города Владимира – замечательный юрист, он читает лекции по уголовному праву. Я сам выезжаю в районы, делюсь с адвокатами актуальной информацией, рассказываю, какие решения принимает Совет ФПА РФ. Мы издаем свой ежеквартальный журнал. Адвокаты регулярно смотрят обучающие вебинары Федеральной палаты адвокатов.

– Приходится ли адвокатам Владимирской области сталкиваться с нарушениями их профессиональных прав? Имеются ли случаи дисциплинарных нарушений? Если да, то какие дисциплинарные проступки чаще совершают адвокаты? Встречались ли в практике Квалификационной комиссии и Совета палаты особо сложные дисциплинарные дела, требующие глубокого анализа норм адвокатской этики?

– В палате работает Комиссия по защите прав адвокатов, которая оказывает адвокатам необходимую помощь. Ее председателем является адвокат Игорь Владимирович Ивков. Вопиющих нарушений прав адвокатов, таких как вызовы на допрос, обыски, у нас в области нет. Во всяком случае, такие жалобы к нам не поступали. У меня хорошие контакты с прокуратурой, Следственным комитетом, и если возникают какие-то конфликтные ситуации, то мы обычно разрешаем их в рабочем порядке.

Наиболее распространенное дисциплинарное нарушение – неявка адвоката в судебное заседание. Сейчас у нас на рассмотрении два таких дисциплинарных дела.

Особо сложных дел, касающихся каких-то нестандартных ситуаций, которые требуют углубленного анализа норм Кодекса профессиональной этики адвоката членами Квалификационной комиссии и Совета палаты, а возможно, даже запроса в Комиссию по этике и стандартам ФПА РФ, в нашей практике пока не было.

– Внедрена ли во Владимирской области автоматизированная система распределения между адвокатами поручений на защиту по назначению Комплексной информационной системы адвокатуры России?

– Да, во всех районах. Раньше у нас работала автоматизированная система, созданная в Воронежской области. А когда стали внедрять КИС АР, мы сразу на нее перешли.

– Чем, на Ваш взгляд, современная адвокатура отличается от той, какой она была 10 лет назад?

– Пожалуй, особых различий нет, если не считать внесения изменений в Кодекс профессиональной этики адвоката и некоторых других новшеств в нормативном регулировании деятельности адвокатуры.

А вот от советской адвокатуры отличий очень много. Я бы сказал, что тогда, с одной стороны, добрее были отношения между адвокатами, так как у всех были примерно одинаковый доход, одинаковое количество доверителей. Сейчас все изменилось и трудно представить, чтобы адвокат свое дело отдал коллеге. Раньше это было легко, поскольку для адвокатов существовал предел суммы вознаграждения за месяц – 270 руб. Но, с другой стороны, работать тогда было сложнее из-за большого количества отчетов – не перед адвокатским сообществом, а перед чиновниками.

– Что, по Вашему мнению, необходимо для того, чтобы увеличить приток молодежи в адвокатуру?

– Во-первых, в адвокатуре должны сохраняться и укрепляться контакты с учебными заведениями. У нашей палаты, например, заключено соглашение с Владимирским государственным университетом, с РАНХиГС. Они нам направляют студентов на практику, мы распределяем их по конторам. В свою очередь, мы с председателем Совета молодых адвокатов палаты приходим в учебные заведения, рассказываем о нашей профессии студентам.

Во-вторых, назрела необходимость определенных законодательных изменений. Считаю, что следует внести изменения в п. 2 ст. 28 Закона об адвокатуре – снять запрет стажерам самостоятельно осуществлять адвокатскую деятельность. Ведь это, по сути, дискриминация: тот, кто получил диплом юриста, может вести дела в суде, причем его никто не курирует, а стажер адвоката, несмотря на то что имеет куратора в адвокатском образовании, судебные дела вести не вправе.

Представьте: студент окончил институт и стал стажером адвоката, а ему надо уплатить взнос в адвокатское образование и потом целый год работать бесплатно. Кто к нам идет на таких условиях? Только те, у кого состоятельные родители. В советское время было иначе: как я сказал вначале, меня приняли стажером 30 декабря, a 3 января я уже начал проводить дела, т.е. зарабатывать деньги, мог содержать семью.

– Расскажите, пожалуйста, о Вашей семье. У вас двое сыновей, оба – адвокаты. Внуки тоже хотят быть адвокатами?

– Моя внучка работает в прокуратуре, сейчас оканчивает магистратуру. Внук тоже получает юридическое образование. Есть и другие представители юридической профессии: мой младший брат – старший советник юстиции, в его семье все юристы.

– Повлияли ли Вы на выбор профессии сыновьями или они сделали выбор сами?

– Прямого влияния не было, но пример отца, наверное, все-таки подействовал. Вообще, очень важно, чтобы в семье были общие профессиональные интересы: от этого во многом зависит взаимопонимание. Ведь хочется поделиться с близким человеком проблемами, которые возникают в связи с работой. Когда собираемся за столом всей семьей, обычно говорим о юриспруденции. Ну и о детях, внуках, конечно.

– Есть ли у вас увлечения, не связанные с профессией?

– Сейчас мое главное увлечение – младший внук, ему 3,5 года. Это чудесный возраст. Для каждого человека очень важно, чтобы у него был свой уютный, гармоничный домашний мир. Все-таки каждый человек живет не только профессией.

Беседовала Мария Петелина, записала Светлана Рогоцкая

Поделиться