Мнения

Тимофей Жирнов
22 апреля 2024 г.
Основная цель – сделать квалифицированную юридическую помощь доступной каждому нуждающемуся в ней гражданину
Об оказании адвокатами бесплатной юридической помощи в МФЦ, Брянском филиале Фонда «Защитники Отечества» и Негосударственном центре бесплатной юридической помощи при АП Брянской области

Интервью

Адвокатура – это своего рода семья
12 апреля 2024 г.
Александр Илькун
Адвокатура – это своего рода семья
Роль женщин в адвокатуре сложно переоценить

Важное постановление для правоприменительной практики

26 января 2023 г. 10:19

КС признал право обжаловать в суд решения следователей о переводе обвиняемых из одного СИЗО в другое


Как сообщает «АГ», 20 января Конституционный Суд вынес Постановление № 3-П/2023, в котором указал на то, что суды должны рассматривать жалобы заключенных под стражу на их перевод из одного следственного изолятора в другой, а также на право законодателя конкретизировать цели, основания и условия перевода подозреваемого или обвиняемого в СИЗО не по месту нахождения органа предварительного расследования или суда. Суд указал, что при рассмотрении таких жалоб следует учитывать оправданность перевода конкретными обстоятельствами и соразмерность ограничения прав заключенного под стражу преследуемой законной цели, основаниям и условиям изменения места его содержания. В комментарии «АГ» адвокат заявителя подчеркнул, что КС РФ предложил законодателю формализовать условия перевода обвиняемых в другие СИЗО, и от того, как законодатель это сделает, зависит – будет ли исключена возможность нарушения прав обвиняемых при подобных действиях следователей. Эксперты «АГ» положительно оценили постановление, отметив, что оно способно изменить позицию судов в данном направлении и сориентирует их на более эффективное применение положений ст. 125 УПК при защите прав участников уголовного судопроизводства.

Отказ в обжаловании перевода из одного СИЗО в другое

Владимир Саркисян обвиняется в совершении преступления, предусмотренного п. «а», «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Изначально он был помещен под стражу в следственный изолятор г. Пятигорска, однако на основании постановления следователя от 17 января 2021 г. обвиняемый был переведен в СИЗО г. Элисты Республики Калмыкия. Как указывалось в постановлении, перевод был необходим во избежание разглашения данных предварительного расследования и в целях исключения любых контактов между следственно-арестованными по расследуемому уголовному делу, возможности оказания давления и поступления угроз со стороны лиц, имеющих связи на территории как Ставропольского края, так и Северо-Кавказского федерального округа.

Защитник Владимира Саркисяна, адвокат АП Ставропольского края Константин Качалов, обжаловал постановление следователя в суд в порядке ст. 125 УПК, указав, что оно является незаконным и необоснованным, нарушает право обвиняемого на получение юридической помощи от избранного им защитника.

Ессентукский городской суд отказал в принятии жалобы к рассмотрению. По мнению судьи, перевод обвиняемого из одного учреждения для содержания лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, в другое такое учреждение связан с проведением следственных действий, находится в компетенции следователя и в силу ч. 12 ст. 108 УПК не ограничен пределами одного субъекта РФ.

Оставляя данное судебное решение без изменения, Ставропольский краевой суд отметил, что перевод обвиняемого из одного места содержания под стражей в другое не лишает его возможности осуществлять свою защиту с помощью избранного защитника. Суд указал, что в жалобе фактически ставится вопрос о трудностях адвоката, которые он будет испытывать при посещении отдаленного СИЗО, что не входит в предмет рассмотрения суда в порядке ст. 125 УПК. С такой позицией согласились суды кассационной инстанции, отказывая в передаче для рассмотрения в судебном заседании жалоб на указанные судебные решения.

КС указал, что изменение места содержания под стражей не может быть произвольным

Владимир Саркисян обратился с жалобой в Конституционный Суд, в которой просил признать не соответствующей Конституции РФ ч. 1 ст. 125 УПК РФ, поскольку она позволяет суду отказывать в проверке законности и обоснованности решения следователя о переводе обвиняемого из одного СИЗО в другой, а также в проверке доводов о том, что такое решение способно причинить ущерб конституционным правам, включая право на получение юридической помощи от избранного защитника.

В жалобе отмечено, что в СИЗО г. Элисты, где Владимир Саркисян содержался четыре месяца, следственные действия с ним не проводились. В августе 2021 г. на основании постановления следователя он аналогичным образом был переведен в СИЗО в г. Грозный Чеченской Республики, откуда на основании постановления следователя был освобожден в связи с истечением предельного срока содержания под стражей.

Изучив жалобу, КС отметил, что государство обязано обеспечить реальный доступ к правосудию, полное осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной и эффективной, тем более если она обеспечивает охраняемые государством достоинство личности, свободу и личную неприкосновенность, право на квалифицированную юридическую помощь и другие права и свободы. Суд напомнил, что, рассматривая жалобу по правилам ст. 125 УПК РФ, суд не должен ограничиваться лишь исполнением формальных требований уголовно-процессуального закона и отказываться от оценки фактической обоснованности оспариваемых действий (бездействия) и решений. Такая оценка закономерно включает в себя и полномочие суда указать соответствующему органу или должностному лицу на конкретные нарушения, которые ими допущены и которые они обязаны устранить.

КС заметил, что Пленум ВС РФ в Постановлении от 10 февраля 2009 г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» не дает разъяснений о том, подлежит ли обжалованию в предусмотренном ст. 125 УПК порядке решение о переводе из одного места содержания под стражей в другое. Такое решение не конкретизируется ни в числе решений, способных причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства или затрудняющих доступ граждан к правосудию, ни в числе решений, не подпадающих под предмет обжалования по правилам данной судебной процедуры.

Как подчеркивается в постановлении, судебная практика обжалования по правилам ст. 125 УПК решения о переводе в другое СИЗО складывается противоречиво. Так, в одних случаях, как в деле заявителя, суды отказывают в принятии жалоб к рассмотрению, поскольку, по их мнению, перемещение из одного СИЗО в другой предметом судебного контроля в порядке указанной статьи не является (Апелляционное постановление Московского областного суда от 13 ноября 2014 г. по делу № 22к-6919/2014; Апелляционное постановление Московского областного суда от 17 апреля 2014 г. по делу № 22К-2225/14; Апелляционное постановление Московского городского суда от 25 ноября 2020 г. № 10-186763/2020). В иных случаях такие жалобы рассматриваются по существу (кассационное определение Ставропольского краевого суда от 24 октября 2012 г. по делу № 22-5567/12).

КС полагает, что порождаемая правоприменительной практикой неопределенность оспариваемой нормы по вопросу обжалования решения о переводе в другой следственный изолятор имеет конституционную значимость, поскольку затрагивает права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией, а потому нуждается в устранении посредством конституционного судопроизводства.

Согласно ст. 13 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых содержащиеся в СИЗО могут переводиться в изоляторы временного содержания в случаях, когда это необходимо для выполнения следственных действий, судебного рассмотрения дел за пределами населенных пунктов, где находятся СИЗО, из которых ежедневная доставка их невозможна, на время выполнения указанных действий и судебного процесса, но не более чем на десять суток в течение месяца, указал Суд. Он обратил внимание, что иных норм, устанавливающих распределение подозреваемых и обвиняемых в СИЗО в зависимости от их территориального расположения, данный закон не содержит. Это, однако, заметил КС, не означает, что определение или изменение места содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых с точки зрения его территориального расположения может быть произвольным и что такое расположение никак не затрагивает прав заключенных, еще не являющихся осужденными по вступившему в силу обвинительному приговору суда.

Конституционный Суд подчеркнул, что отсутствие прямой регламентации цели и основания перевода подозреваемого в другой СИЗО само по себе не исключает и не делает беспредметной судебную процедуру проверки такого решения. Данная проверка должна осуществляться судом применительно к конкретным случаям на основе сбалансированной оценки цели, оснований и условий содержания под стражей и степени ограничения прав лица, находящегося под стражей, таким переводом.

У подозреваемых и обвиняемых возможность реализовать их конституционные права беспрепятственно и в полном объеме в значительной степени может быть прямо связана с территориальным расположением учреждения содержания под стражей, отметил Суд. Потому он разъяснил, что изменение места содержания под стражей не только не может не затрагивать их конституционные права, подлежащие судебной защите, но и предполагает их защиту в безотлагательном порядке, как это следует из правовых позиций, выраженных в Постановлении от 23 марта 1999 г. № 5-П. КС добавил, что отложение проверки законности и обоснованности таких решений до стадии судебного разбирательства может причинить ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется неосуществимым. К тому же такая проверка не относится к предмету разрешения уголовного дела по существу и не связана с предрешением вопросов, затрагивающих существо уголовного дела.

Кроме того, в постановлении указывается, что изменение места содержания под стражей (не являющееся переводом по смыслу ст. 13 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых), производимое без возможности последующего судебного контроля (предоставления гарантий судебного обжалования такого изменения), лишало бы гражданина в его правоотношениях с государством правовых гарантий защиты.

КС счел, что исключение из предмета судебного контроля, который осуществляется в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК, наличия или отсутствия оснований для перемещения из одного места содержания под стражей в другое по решению следователя ограничивало бы право на судебную защиту и также умаляло бы достоинство личности. Суд указал, что такие решения должностных лиц органа предварительного расследования не подлежат судебному контролю ни при рассмотрении уголовного дела по существу, ни в порядке главы 22 КАС РФ, по правилам которой оспариваются решения и действия (бездействие) должностных лиц ФСИН России, не связанные с предварительным расследованием, влияющие на режим содержания под стражей.

Содержание под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений осуществляется в целях, предусмотренных УПК РФ, поэтому территориальное расположение места содержания под стражей должно способствовать назначению уголовного судопроизводства, соблюдению его принципов, включая разумные сроки производства, прав содержащихся под стражей, обеспечению баланса между конституционно защищаемыми ценностями, публичными и частными интересами, отметил КС.

В связи с этим Суд разъяснил, что в качестве общего правила предполагается, что подозреваемый, обвиняемый содержится под стражей по месту нахождения органа предварительного расследования и суда, а перевод заключенного в иное место должен быть исключением из правила. В частности, в силу необходимости выполнения следственных действий за пределами населенного пункта, где находится СИЗО, из которого невозможна его ежедневная доставка на время выполнения указанных действий. Такой перевод также может быть обоснован обеспечением личной безопасности заключенного, охраны здоровья, безопасности других лиц; невозможностью обеспечить цели меры пресечения иным способом и другими возможными обстоятельствами, наличие которых и обоснованность принятого решения могут быть проверены (подлежат проверке) судом.

Таким образом, Конституционный Суд признал, что ч. 1 ст. 125 УПК не противоречит Конституции, поскольку предполагает рассмотрение судом по существу жалобы на законность и обоснованность решения следователя о переводе подозреваемого, обвиняемого из одного СИЗО в другое с учетом оправданности такого перевода конкретными обстоятельствами, соразмерности ограничения прав преследуемой законной цели, основаниям и условиям изменения места содержания под стражей. КС указал, что федеральный законодатель вправе конкретизировать цели, основания и условия такого перевода.

Суд постановил, что Владимир Саркисян имеет право на применение в отношении него компенсаторных механизмов, форму и размер которых должен определить Ессентукский городской суд, если судом при рассмотрении этого вопроса будет установлено, что перевод из одного СИЗО в другое привел к нарушению прав заявителя.

Комментарий адвоката заявителя

В комментарии «АГ» адвокат Константин Качалов, представлявший интересы заявителя и в КС, отметил, что проблема с переводами обвиняемых в другие СИЗО существует давно, но особенно остро, по его мнению, она проявлялась на Северном Кавказе. «Такие переводы зачастую использовались для давления на подследственных. В результате они часто отказывались от адвокатов, с которыми заключили соглашения, лишаясь квалифицированной юридической помощи выбранного ими защитника, а сами защитники лишались доверителей. В лучшем случае их работа существенно осложнялась ненужными поездками в другие регионы. Надеюсь, что теперь эти проблемы в работе адвокатов исчезнут», – отметил он.

Константин Качалов считает важным, что Конституционный Суд подтвердил существование этой проблемы и признал право обвиняемых обжаловать в суд в порядке ст. 125 УПК РФ решения об их переводе в другие СИЗО, а также обязанность суда рассматривать такие жалобы. «КС РФ послал сигнал законодателю, предложив тому формализовать условия перевода обвиняемых в другие СИЗО. Теперь слово за ним: от того, как законодатель это сделает, зависит – будет ли исключена возможность нарушения прав обвиняемых и подозреваемых при подобных действиях следователей. Но также важна и судебная практика: либо суды будут разбираться объективно, либо встанут на сторону следователя и не станут учитывать доводы обвиняемых», – прокомментировал защитник.

Важное постановление для правоприменительной практики

Адвокат АБ «Китсинг и партнеры» Алексей Лямин полагает, что актуальность проблемы, поднятой КС РФ, состоит не столько в ограничении прав обвиняемых при переводе в иное СИЗО, сколько в отказе судов рассматривать подобные жалобы в порядке ст. 125 УПК, если на это прямо не указал законодатель или ВС РФ в своих разъяснениях. «Вопрос о необходимости рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ не так и сложен, достаточно дать ответ на пару вопросов: способно ли решение должностного лица о переводе в иное СИЗО причинить ущерб правам и свободам обвиняемого? Ответ – да. Относятся ли права и свободы, оказавшиеся под угрозой, к охраняемым Конституцией? Безусловно! А если на оба эти вопроса получен положительный ответ, то никаких оснований для отказа в принятии жалобы у суда не имеется. Она подлежит рассмотрению в силу прямого указания на это в ст. 125 УПК РФ. Но, до тех пор пока суды районного звена будут закрывать глаза на столь очевидные вещи, ВС РФ и КС РФ так и придется формировать практику по каждому конкретному случаю», – высказался адвокат.

Адвокат АБ ЕМПП Людмила Щедрова обратила внимание, что КС РФ в очередной раз подтверждает, что предмет обжалования в порядке ст. 125 УПК является расширительным, что и порождает спорную и противоречивую практику судов. По ее мнению, значимость постановления заключается в том, что КС позволяет обращаться в суд в порядке ст. 125 УПК, даже если действия органа предварительного расследования порождают последствия, выходящие за рамки собственно уголовно-процессуальных отношений. «Если по поводу обжалования действий в ходе ОРД, которые также выходят за рамки применения УПК, Пленумом ВС РФ в упомянутом Постановлении № 1 был дан положительный ответ, то вопросы, связанные с применением уголовно-исполнительного законодательства, в данном постановлении не рассматривались», – пояснила эксперт.

«Судам при рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ необходимо использовать правомочие на судейское усмотрение и полноценно анализировать ситуации, связанные с нарушением прав подозреваемых или обвиняемых, даже в тех случаях, когда отсутствует четкая регламентация действий органа предварительного расследования. Полагаю, что логика КС РФ, изложенная в постановлении, должна быть отражена в соответствующем постановлении Пленума ВС РФ и сформулирована как общая рекомендация правоприменителю, так как обобщение судебной практики и обеспечение ее единства и единообразия является задачей именно Верховного Суда РФ», – подчеркнула Людмила Щедрова.

Адвокат КА «Московский юридический центр» Дмитрий Клячков считает постановление достаточно важным для правоприменительной практики, поскольку КС в очередной раз разъяснил, что применение положений ст. 125 УПК РФ должно обеспечивать правовые гарантии защиты участников уголовного судопроизводства. «Между тем суды по-прежнему на практике преимущественно либо отказывают в принятии жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ, либо подходят к их рассмотрению настолько формально, что смысл, заложенный законодателем в данную процедуру, утрачивается. Возможно, данное постановление КС РФ хоть немного изменит позицию судов в данном направлении и сориентирует суды на более эффективное применение положений указанной статьи по защите прав участников уголовного судопроизводства», – подчеркнул он.

Значимой, как отметил Дмитрий Клячков, является и позиция КС РФ по поводу законодательной неопределенности и отсутствия критериев перевода обвиняемого в другое СИЗО. «В целом можно только положительно оценить позицию КС РФ по данному вопросу и сожалеть, что на таком уровне требуется разъяснять судам общей юрисдикции очевидные требования закона о применении положений ст. 125 УПК РФ», – подытожил адвокат.

Управляющий партнер юридической фирмы «Ватаманюк&Партнеры» Владислав Ватаманюк обратил внимание, что в ст. 125 УПК содержится лишь примерный перечень процессуальных решений, который конкретизируется в Постановлении Пленума ВС № 1. Данное обстоятельство в совокупности с противоречивой судебной практикой стало поводом для принятия КС РФ рассматриваемого постановления, отметил адвокат. По его мнению, позиция Суда делает важный шаг в сторону конкретизации круга актов органов предварительного расследования, подлежащих обжалованию в судебном порядке на досудебной стадии. Адвокат подчеркнул, что в решении КС РФ верно обращено внимание на то, что запрет на обжалование указанных постановлений следователя фактически лишает подозреваемое лицо права на судебную защиту, так как в силу такого подхода заинтересованное лицо не может защитить свои права не только в порядке уголовного, но и административного судопроизводства (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2022 г. № 21).

Как заметил Владислав Ватаманюк, главным аргументом в пользу принятия данного постановления стало то, что при произвольном переводе из одного места содержания в другое обвиняемый существенно ограничивается в своих правах, касающихся, в частности, права на свидание со своим защитником, родственниками и другими лицами, права получать посылки, передачи, участвовать в гражданско-правовых сделках и других. «На практике продолжают оставаться нерешенными вопросы применения ст. 125 УПК РФ. Суды, основываясь на ограничительном толковании данной нормы, отказывают в принятии к рассмотрению жалоб на постановления органов предварительного расследования об изменении меры пресечения, избираемой во внесудебном порядке, либо внесении изменений в нее, в частности если это касается адреса места исполнения решения о подписке о невыезде и надлежащем поведении, обосновывая свое решение тем, что такие решения не могут быть предметом рассмотрения ст. 125 УПК РФ. Однако, разумеется, они так же, как и решение о переводе, могут заметно затруднять реализацию конституционных прав», – заключил адвокат.

Анжела Арстанова
Фото: lori.ru

Поделиться