Лента новостей

27 февраля 2020 г.
Точечными решениями ситуацию уже не исправить
На заседании коллегии МВД России Президент РФ призвал предельно жестко реагировать на нарушение закона правоохранителями
27 февраля 2020 г.
Обмен опытом и решение общих задач
27 февраля в Минске состоялась Международная конференция (форум) «Место и роль адвокатуры в правоприменительной системе»
27 февраля 2020 г.
Защита прав семьи, материнства и детства требует системного подхода
ФСАР развивает в российских регионах проект правового просвещения женщин по вопросам социального обеспечения и семейного права

Мнения

Алексей Королев
27 февраля 2020 г.
Наши разногласия
Федеральная палата адвокатов раскритиковала отчет аудитора Счетной палаты РФ

Интервью

Самое трудное в защите – доказывать очевидное
26 февраля 2020 г.
Вадим Клювгант
Самое трудное в защите – доказывать очевидное
Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант дал интервью журналу «Уголовный процесс»

АП Республики Мордовия продолжит борьбу с «карманными» адвокатами

28 января 2020 г. 17:30

Верховный Суд Республики Мордовия поддержал прекращение статуса адвоката, просившей признать ее доверителя виновным


Как сообщает «АГ», 24 декабря Верховный Суд Республики Мордовия вынес определение, которым оставил в силе решение Ленинского районного суда г. Саранска, подтверждающее правомерность лишения гражданки М. статуса адвоката по решению Совета АП Республики Мордовия. Ранее суд первой инстанции согласился с решением Совета АП РМ, признавшего грубейшие и намеренные нарушения адвокатом, уличенной в сотрудничестве с органами следствия, законодательства об адвокатской деятельности и КПЭА. Комментируя судебное разбирательство, президент АП Республики Мордовия Александр Амелин обратил внимание на то, что в качестве свидетелей истицы по делу выступили следователи и дознаватель районного УМВД – это, по его мнению, дополнительно убедило суд в том, что сотрудничество адвоката и следствия было «взаимовыгодным».

Содержание дисциплинарного производства

В апреле 2019 г. в АП Республики Мордовия поступило сообщение координатора по г. Рузаевка о том, что адвокат М. в феврале и марте участвовала в ряде следственных действий по уголовным делам в обход установленного порядка оказания юридической помощи по назначению: без соответствующего направления координатора и уведомления его об этом. Согласно сообщению, в обозначенные даты М. исполняла функции защитника по назначению в уголовных делах на стадии следствия, куда ее направил координатор, но при этом она успевала посетить еще два-три следственных действия по другим уголовным делам без необходимого на то поручения.

На основании этой информации 30 апреля 2019 г. в отношении М. было возбуждено дисциплинарное производство по представлению вице-президента АП РМ Владимира Круглова.

В мае в палату также поступило частное постановление председателя Верховного Суда РМ, который просил принять необходимые меры к М. в целях исполнения последней требований Закона об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, которое стало поводом для возбуждения еще одного дисциплинарного производства в отношении адвоката.

Из частного постановления следовало, что в ходе разбирательства в суде первой инстанции подсудимый Ш., защиту которого по назначению органов следствия осуществляла адвокат М., ходатайствовал о назначении судебно-почерковедческой экспертизы, оспаривая подлинность своей подписи в ряде процессуальных документов в уголовном деле.

Тем не менее в ходе соответствующей проверки адвокат М. дала показания, противоречащие позиции доверителя, пояснив, что он подписывал ряд спорных документов собственноручно и в ее присутствии. Она также объяснила подачу подзащитным такого ходатайства стремлением затянуть судебный процесс и уклониться от привлечения к уголовной ответственности.

Кроме того, как указал председатель ВС РМ, в судебных прениях М. просила признать Ш. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, с назначением ему наказания, хотя ее доверитель отрицал свою вину в совершении кражи. Адвокат не обжаловала обвинительный приговор суда первой инстанции, однако в дальнейшем он был отменен апелляционным постановлением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Мордовия и отправлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Совет палаты признал грубейшие нарушения

Впоследствии два дисциплинарных производства в отношении М. были объединены в одно. Адвокат отказалась ставить подпись об ознакомлении с материалами дисциплинарного производства в присутствии своих коллег, не предоставила в палату какие-либо письменные пояснения в свою защиту и не явилась на заседание Квалификационной комиссии.

В своем заключении от 13 июня (есть у «АГ») Квалификационная комиссия АП Республики Мордовия со ссылкой на ряд положений Закона об адвокатуре и КПЭА указала на недопустимость действий адвоката М. Так, комиссия отметила, что в соответствии с п. 14 Положения «О порядке участия адвокатом Адвокатской палаты Республики Мордовия в качестве защитников и представителей в уголовном, административном и гражданском процессах (в порядке ст. 45, 50, 51 УПК РФ, ст. 54 КАС, ст. 50 ГПК РФ) в Рузаевском районе Республики Мордовия» адвокатам, включенным в список, запрещается самостоятельно, без поручения координатора участвовать в делах по назначению.

Комиссия добавила, что адвокат не вправе занимать по делу позицию, противоположную позиции его доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного (п. 2 ч. 1 ст. 9 КПЭА). Кроме того, он должен обжаловать приговор по просьбе подзащитного, отказ последнего от такого обжалования фиксируется его письменным заявлением защитнику.

Таким образом, Квалификационная комиссия единогласно заключила о нарушении адвокатом М. ряда положений Закона об адвокатуре и КПЭА.

16 июля состоялось заседание Совета АП Республики Мордовия, который согласился с выводами Квалификационной комиссии. В решении (есть в распоряжении редакции) он указал, что адвокат М. в период с 1 февраля по 28 марта 2019 г. неоднократно участвовала в следственных действиях в делах по назначению, без поручения координатора. Совет указал, что адвокат заняла процессуальную позицию, противоречащую интересам ее доверителя Ш. по его заявлению о фальсификации подписей в протоколах следственных и процессуальных действий, а также в судебных прениях, не подала апелляционную жалобу на обвинительный приговор суда в отношении Ш. при наличии оснований для этого, а также не ознакомилась с протоколом судебного заседания по уголовному делу.

В ходе заседания Совета палаты ее президент Александр Амелин сообщил об уголовном преследовании М. за мошенничество в отношении ее подзащитной по назначению, которое было прекращено вследствие амнистии. Копия постановления следователя Рузаевского межрайонного СО СУ СК России о прекращении уголовного дела в отношении адвоката была приобщена к материалам дисциплинарного производства.

Как следует из решения Совета, его члены пришли к единодушному мнению, что дисциплинарное правонарушение, совершенное адвокатом М., является умышленным, грубейшим нарушением законодательства об адвокатуре, КПЭА, игнорированием решений органов прокуратуры, неуважением к коллегам, адвокатскому сообществу и принципам корпоративизма. «Совет единогласно приходит к выводу о необходимости применения к адвокату М. меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката и считает невозможным применение более мягкой меры дисциплинарной ответственности, поскольку она, во-первых, не соответствовала бы требованию справедливости дисциплинарного разбирательства, предусмотренному п. 3 ст. 19 КПЭА, а во-вторых, косвенно свидетельствовала бы о совместимости подобного устойчивого и сознательного поведения с принадлежностью к адвокатскому сообществу», – указано в документе.

Суды поддержали выводы Совета палаты

Впоследствии М. обратилась в Ленинский районный суд г. Саранска с иском к республиканской палате о признании незаконным решения ее Совета, отмене заключения Квалификационной комиссии и восстановлении статуса адвоката. В обоснование своих исковых требований она ссылалась на незаконный и необоснованный характер обжалуемых актов, нарушение сроков возбуждения и порядка проведения дисциплинарного производства.

7 октября 2019 г. суд отказал М. в удовлетворении ее требований (решение имеется у «АГ»). После изучения материалов дела, заслушивания доводов свидетелей и сторон суд пояснил, что палата соблюла все необходимые сроки по возбуждению соответствующих дисциплинарных производств в отношении адвоката, которой были предоставлены все процессуальные гарантии для дачи необходимых пояснений, которыми она так и не воспользовалась. Он также указал на обоснованность объединения двух дисциплинарных производств в одно.

Районный суд согласился с выводом Совета АП Республики Мордовия о том, что М. неоднократно нарушала установленный порядок оказания юридической помощи по назначению, минуя координатора. При этом он критически отнесся к свидетельским показаниям нескольких сотрудников органов следствия и дознания о том, что М. участвовала в спорных следственных действиях только через координатора. В своем решении суд пояснил, что в производстве вышеуказанных свидетелей находились дела, в которых участвовала М. в качестве защитника по назначению, при этом подробных показаний они дать не смогли.

Суд первой инстанции также поддержал выводы Совета АП о недопустимом поведении М. в ходе защиты Ш. «Невыполнение адвокатом М. своих обязанностей по осуществлению защиты Ш. в суде первой инстанции является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, которое повлияло на постановление законного решения», – отмечено в решении.

В дальнейшем М. обратилась с апелляционной жалобой в Судебную коллегию по гражданским делам ВС Республики Мордовия, которая, однако, посчитала выводы первой инстанции верными.

В апелляционном определении ВС РМ отметил, что нижестоящий суд правильно определил имеющие значение для дела обстоятельства, надлежащим образом оценил имеющиеся в деле доказательства и обоснованно применил соответствующие нормы права при рассмотрении гражданского спора.

Апелляционный суд отклонил доводы М. о нарушении Советом АП сроков принятия решения о лишении истицы статуса адвоката, указав, что последний своевременно рассмотрел дисциплинарное дело. Вторая инстанция также отклонила довод М. о том, что приговор в отношении Ш. был пересмотрен и протокол его допроса был исключен из числа доказательств по делу, отметив, что он не влияет на правильность выводов суда, а наоборот, подтверждает нарушение истцом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

«Доводы апелляционной жалобы не содержат правовых оснований для отмены обжалуемого решения суда, по существу сводятся к выражению несогласия с произведенной судом оценкой представленных по делу доказательств. Оснований для иной оценки доказательств у судебной коллеги не имеется», – отметил республиканский Верховный Суд.

АП Республики Мордовия продолжит борьбу с «карманными» адвокатами

Как сообщает пресс-служба АП РМ, президент палаты Александр Амелин поддержал судебные акты по гражданскому делу. «Примечательно, что в суде первой инстанции на стороне истца в качестве свидетелей выступили следователи и дознаватель СО УМВД РФ по Рузаевскому району Мордовии Грачков А.В., Буланова Е.В. и Горшенин В.П., которые, несмотря на рабочее время и расстояние почти 50 километров (Рузаевка – Саранск – Рузаевка), пытались убедить суд в том, что М. всегда (!) принимала участие в делах по назначению только через координатора. Суд критически отнесся к показаниям данных свидетелей, а сам факт появления их в судебном заседании, на наш взгляд, лишний раз убедил нас и суд в том, что сотрудничество следствия и М. было “взаимовыгодным”», – прокомментировал он.

Также он указал, что не собирается прекращать борьбу с «карманными» адвокатами, а также с «предателями» интересов доверителей и впредь будет также жестко реагировать на подобные нарушения.

Поделиться