Популярные материалы

Сергей Мальфанов
24 ноября 2020 г.
Консолидированная позиция по поддержке законопроекта
О расширении категорий граждан, которым оказывается бесплатная юридическая помощь в Орловской области
Нвер Гаспарян
23 ноября 2020 г.
Оправдан ли вступительный взнос
О практике установления единовременных сборов для вновь принятых адвокатов
Сергей Макаров
20 ноября 2020 г.
«Адвокат» равно «Адвокатура»
Почему важны каждое слово и каждый шаг каждого адвоката
Адвокаты плывут против течения
20 ноября 2020 г.
Нвер Гаспарян
Адвокаты плывут против течения
Происходит ослабление суда и усиление правоохранительных органов
Сергей Макаров
9 ноября 2020 г.
Почему А.В. Клигман – рыцарь российской адвокатуры
И почему важно рассказывать о нем молодым адвокатам
Елена Сенина
Директор Института медиации Российской академии адвокатуры и нотариата, председатель Союза медиаторов Международной ассоциации русскоязычных адвокатов, адвокат АП г. Москвы

«Разделяй и властвуй»

27 октября 2020 г.

Так можно объяснить предложение разрушить все, что нарабатывалось годами в сфере интеграции альтернативных способов урегулирования споров



Мой комментарий к законопроекту о медиации озаглавлен именно так неспроста. Законопроект вызвал жесткую критику практикующих медиаторов, научных работников, адвокатов и всех, кто имеет представление о сущности этого института. Действительно, ознакомившись с предложенным текстом документа, у меня сложилось впечатление, что кто-то лоббирует свои личные интересы по обучению медиаторов, приему экзаменов на присвоение статуса медиатора, а также получению субсидирования, монопольному контролю медиаторов страны на платной основе. Иначе объяснить предложение разрушить все, что нарабатывалось годами в сфере интеграции альтернативных способов урегулирования споров под лозунгом «мы свой, мы новый мир построим», просто невозможно.

Ситуация по применению и популяризации медиации складывается следующим образом. Медиация набирает обороты, и популярность ее увеличивается, чему особенно поспособствовала пандемия коронавируса – многие предприятия и физические лица осознают преимущества медиации перед судебным разбирательством, специалисты все чаще предлагают прибегнуть к альтернативным вариантам урегулирования споров. Большим подспорьем для привлекательности медиации стало законодательное закрепление в 2019 г. возможности нотариального удостоверения медиативных соглашений с приданием им силы исполнительного листа. За последние десять лет тысячи специалистов разных направлений деятельности получили соответствующее образование в области медиации. Это юристы, психологи, экономисты, историки, инженеры, работники PR, социологи и т.д. Как обучающий тренер могу отметить, что курс медиации не проходят «для галочки». Те, кто посчитал возможным для себя и необходимым пройти длительное и дорогостоящее обучение по программе медиации, наверняка искренне желают практиковать независимое посредничество в спорах, радеют за это направление, верят в его пользу.

Особое место среди медиаторов занимают адвокаты. Лично я могу утверждать, что среди более 1200 медиаторов, прошедших у меня как у тренера обучение, исчерпывающее большинство – адвокаты. И это не случайно. В профессии наступает момент, когда появляется желание расширить горизонты деятельности, осознание более современного, актуального мировым тенденциям и soft skills подходам. Этим наши коллеги не отличаются от зарубежных. Достаточно посмотреть вокруг – во всем мире практической медиацией в основном занимаются адвокаты (США, Великобритания, Канада, Италия, Китай, Израиль, Казахстан, Белоруссия и проч.) Данный тезис подтверждает и успешная практика Союза медиаторов International Association of Russian-speaking Lawyers.

В обсуждаемом законопроекте Минюста основное неприятие вызывают следующие предложения:

– образовательный ценз (медиаторами могут быть лица, имеющие юридическое, психологическое, педагогическое образование);

– запрет адвокатам и нотариусам совмещать свою деятельность с практикой в качестве медиатора;

– создание Комиссии по приему экзаменов на присвоение статуса медиатора;

– дополнительная аккредитация образовательных учреждений, помимо установленной Федеральным законом «Об образовании в Российской Федерации», для возможности обучения медиаторов;

– отсутствие переходных положений, дающих понимание о действии закона во времени для тех медиаторов, которые уже имеют статус к моменту принятия нового закона;

– увеличение возрастного ценза до 30 лет и введение необходимого пятилетнего стажа работы по специальности;

– отсутствие адекватной пояснительной записки, позволяющей понять необходимость внесения таких кардинальных изменений.

Коротко можно резюмировать, что принятие данного законопроекта, на мой взгляд, приведет к нивелированию положительных результатов в интеграции института медиации и превращению медиации в некую профанацию – очередную ненужную стадию, препону на пути к правосудию и возможность для недобросовестных граждан обогатиться за счет взносов, выдачи бумаг о соблюдении досудебного порядка.

Все, чего сейчас не хватает и чем нужно озаботиться, – это популяризация медиации, урегулирование пробелов, таких как, например, регистрация перехода права собственности на основании медиативного соглашения, возможность применения медиации на стадии исполнительного производства, а ни в коем случае не разрушение уже созданного тяжелым трудом единомышленников института.

Надо отметить единодушие адвокатского сообщества в данном вопросе: ФПА, ГРА, ФСАР незамедлительно отреагировали на законопроект, соответствующие документы были направлены в Минюст, Государственную Думу, Правительство. Так, ФПА РФ направила заместителю министра юстиции РФ М.М. Бесхмельницыну письмо с изложением своей правовой позиции, в которой содержится предметный критический анализ законопроекта Минюста.

К настоящей статье считаю нужным приложить одну из резолюций с детальной критикой законопроекта. Со своей стороны предлагаю собрать данные об адвокатах, имеющих статус медиатора, чтобы мы могли оперировать конкретными цифрами в своих обращениях.

Поделиться