Популярные материалы

Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
25 ноября 2020 г.
Николай Кипнис
Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
Постоянно ускоряющаяся динамика изменений в законодательстве требует от каждого адвоката больших усилий и временных затрат на повышение квалификации
Сергей Мальфанов
24 ноября 2020 г.
Консолидированная позиция по поддержке законопроекта
О расширении категорий граждан, которым оказывается бесплатная юридическая помощь в Орловской области
Нвер Гаспарян
23 ноября 2020 г.
Оправдан ли вступительный взнос
О практике установления единовременных сборов для вновь принятых адвокатов
Сергей Макаров
20 ноября 2020 г.
«Адвокат» равно «Адвокатура»
Почему важны каждое слово и каждый шаг каждого адвоката
Адвокаты плывут против течения
20 ноября 2020 г.
Нвер Гаспарян
Адвокаты плывут против течения
Происходит ослабление суда и усиление правоохранительных органов
Максим Белянин
Член Совета ФПА РФ, президент Сахалинской адвокатской палаты

Приблизить Стандарт к идеалу

17 ноября 2016 г.

Вопросы к проекту Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве



Внесу свои «пять копеек» в активное обсуждение проекта Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве.

Считаю, что если уж признать появление Стандарта неизбежным, то следует максимально приблизить его к недостижимому идеалу и, главное, к не противоречащему федеральному законодательству формату.

Мои сомнения по поводу Стандарта касаются, наверное, тревожащих многих терминов «приостановление защиты» (приостановление оказания юридической помощи) и «прекращение оказания юридической помощи». Возможно, необходимо дать четкое определение этим действиям защитника, желательно, чтобы было противопоставление отказу от защиты.

Так, в п. 3 ст. 13 проекта Стандарта указано: «До момента совершения защитником подобных действий необходимо предварительно в надлежащей процессуальной форме отреагировать на неправомерные действия дознавателя, следователя, суда, а также подать заявление о невозможности честно, разумно, добросовестно и квалифицированно оказывать юридическую помощь подзащитному». Полагаю, нужно более конкретно указать, что именно должно содержать данное заявление. Например, мотивировку, в которой указаны конкретные нарушения, допущенные судом или должностными лицами, срок, на который адвокат приостанавливает защиту, и т.п.

В связи с этим положением Стандарта на практике может возникнуть следующая ситуация. Если адвокат прекратил оказание юридической помощи, судья или следователь подает заявку в адвокатскую палату для обеспечения явки адвоката по назначению. Палата направляет адвоката, тот выясняет, что адвокат, представлявший обвиняемого (подсудимого), прекратил оказание юридической помощи, сославшись на Стандарт. Возникает вопрос по действиям направленного по назначению адвоката: должен ли он вступать в дело в такой ситуации? Тогда смысл прекращения защиты предыдущим адвокатом теряется. Отказаться от вступления? Где искать основания для отказа вступить в дело? В УПК РФ, в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в самом Стандарте?

А при избрании или продлении меры пресечения адвокат также может пользоваться правом «прекращения» и «приостановки» оказания юридической помощи? Мы можем предположить, как это будет происходить на практике, и исключить, как бы ни хотелось избежать этого термина, «злоупотребления правом» со стороны адвокатов совсем нельзя.

Также обращу внимание на п. 5 ст. 8 проекта Стандарта: «Защитник принимает непосредственное участие во всех следственных, процессуальных действиях, проводимых с участием подзащитного, а также во всех судебных заседаниях, участие защитника в которых по закону возможно, и не вправе уклоняться от участия в судебных прениях».

Обязательно ли присутствие адвоката при оглашении приговора? Из смысла данного положения проекта – оно обязательное. Но необходима ли эта обязанность? При этом формулировка в первой части положения имеет категоричный характер «защитник принимает участие», а дальше указывается «возможно», что, в свою очередь, вносит диссонанс в понимании смысла всего пункта статьи.

Еще один момент, вызывающий вопросы, – п. 13 ст. 8 проекта Стандарта: «Защитник знакомится с протоколами судебных заседаний по уголовному делу и при наличии на то оснований подает на них замечания». Ознакомление с протоколом судебного заседания обязательно? Никаких исключений при этом не имеется? Есть ли необходимость ознакомления с протоколом во всех случаях? Например, был особый порядок и назначено наказание, которое просила защита, а обвинение приговор не обжалует; имеется правильная квалификация; из приговора видно, что все доказательства учтены, искажений показаний свидетелей нет, наказание – в пределах санкции, ни подзащитный, ни обвинение приговор не обжалуют.

Полагаю, что Стандарт участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве должен определить минимальные требования к оказанию квалифицированной юридической помощи адвокатом, а также дать четкое представление защитнику, как ему действовать в той или иной ситуации. Поэтому неопределенность в понятиях «приостановление защиты» (приостановление оказания юридической помощи) и «прекращение оказания юридической помощи» недопустима, так же как и возложение дополнительных обязанностей на адвокатов, не предусмотренных законодательно.  
Поделиться