Видеолекции

Популярные материалы

Елена Авакян: Наша цель – создание цифрового рабочего пространства
3 июня 2020 г.
Елена Авакян
Елена Авакян: Наша цель – создание цифрового рабочего пространства
«Три года назад нам говорили, что на это никто никогда не согласится»
Президент Федеральной палаты адвокатов РФ: полный перевод правосудия в онлайн невозможен
2 июня 2020 г.
Юрия Пилипенко
Президент Федеральной палаты адвокатов РФ: полный перевод правосудия в онлайн невозможен
Интервью Юрия Пилипенко «РИА Недвижимость»
Евгений Семеняко: Наша профессия для мужественных людей
1 июня 2020 г.
Евгений Семеняко
Евгений Семеняко: Наша профессия для мужественных людей
Первый вице-президент ФПА РФ, президент АП Санкт-Петербурга поздравил коллег с Днем российской адвокатуры и рассказал о деятельности Адвокатской палаты и ФПА РФ по поддержке адвокатов в период пандемии.
Остановка работы суда – остановка государства
О приостановке деятельности судов, принятых и непринятых мерах, а также масочном режиме
Михаил Толчеев
29 мая 2020 г.
Адвокатам пытаются указать их место
О грубом нарушении профессиональных прав адвокатов в Кабардино-Балкарской Республике
Елена Леванюк
Президент Адвокатской палаты Ивановской области

Межобластной масштаб нарушения права на защиту

29 октября 2019 г.

О незаконном назначении «защитника-дублера» из соседнего региона


Адвокат Л. из Иваново осуществляла в Свердловском районном суде города Костромы защиту подсудимой на основании соглашения. Дело рассматривалось несколько месяцев. На стадии судебного следствия подсудимая приняла решение воспользоваться помощью другого защитника и отказаться от адвоката, ранее участвовавшего по делу. Стороны урегулировали этот вопрос, никаких претензий к Л. у подсудимой не возникло. Было составлено дополнительное соглашение о расторжении договора. После этого на очередное заседание прибыли как Л., так и новый защитник Х., который по фотокопиям, полученным от предыдущего адвоката, ознакомился со всеми материалами дела. То есть оба защитника добросовестно отнеслись к своим обязанностям и сделали все возможное, чтобы право подсудимого на защиту не было нарушено, чтобы процесс не затягивался, а смена защитника произошла в рабочем режиме.

Адвокат Х. предъявил удостоверение и ордер, сообщил суду, что ознакомлен с материалами дела и готов полностью к осуществлению защиты, после чего суд допустил нового защитника к участию в деле. Подсудимая заявила ходатайство об освобождении из процесса адвоката Л., поскольку соглашение расторгнуто и, следовательно, отсутствуют основания для его участия в процессе, в деле участвует другой адвокат. Защитники поддержали заявленное подсудимой ходатайство. Но судья неожиданно ответил отказом и предложил Л. остаться, только в новом качестве – защитника по назначению суда. Просьбу адвоката объяснить такое решение судья игнорирует, мотивированного решения не выносит, но направляет в Адвокатскую палату Ивановской области повестку, где написано, что адвокат из Иваново вызывается по назначению Свердловского районного суда города Костромы в следующее судебное заседание. Чем вызвано такое решение – не понятно, возможно суд не был удовлетворен тем, что адвокат ознакомился с делом по фотокопиям и захотел обеспечить «плавный» переход в процессе от одного защитника к другому.

Адвокат Л. обратилась в АПИО с запросом относительно своего дальнейшего участия в этом деле. И произошло это как раз накануне запланированного заседания Совета палаты, что позволило оперативно рассмотреть такое обращение.

Совет АПИО рассмотрел данный вопрос на заседании 25 октября 2019 г. и дал разъяснение адвокату Л. о невозможности участия в деле по назначению районного суда Костромы. В данном случае мы вспомнили известный спор о том, может ли адвокат «встать и уйти» из процесса. Как известно, некоторые коллеги такую ситуацию допускают, если требование суда явно противоречит закону. Вспомним хотя бы позицию Адвокатской палаты г. Москвы, на которую не раз ссылался вице-президент ФПА РФ, первый вице-президент АП г. Москвы Генри Резник. Давая свое разъяснение адвокату Л., мы, по сути, согласились с этой позицией и сказали коллеге, что по данной повестке она не обязана являться в суд г. Костромы. Оснований участвовать в деле по соглашению у нее уже нет, соглашение расторгнуто и суд об этом уведомлен, а законных оснований для участия в деле по назначению у нее тоже нет, да и в принципе отсутствуют основания для назначения защитника судом.

Мы оперативно направили это разъяснение в Свердловский райсуд г. Костромы. И хотя, насколько я знаю, сейчас рассмотрение дела продолжается с участием нового защитника Х., нет уверенности в том, что подобная ситуация не повторится где-то еще.

Из всей этой истории я сделала вывод, что судам следовало бы напомнить, что еще в апреле 2017 г. в УПК РФ были внесены поправки, согласно которым Порядок назначения адвоката-защитника определяется Советом Федеральной палаты адвокатов РФ. Такой порядок принят, но суды почему-то этот нормативный документ не принимают во внимание. Нам надо добиваться, чтобы суды соблюдали УПК РФ и внимательно относились к процедуре назначения защитника.

В Порядке определен принцип территориальности, запрещающий адвокату одного региона принимать участие в делах по назначению, рассматриваемых в другом регионе (п. 3.3). Мы выполняем это правило, а суды, как видно из данного примера, его игнорируют и тем самым фактически нарушают не только Порядок, утвержденный Советом ФПА РФ, но и УПК РФ.

В связи с этим хочу вспомнить недавнюю конференцию по проблемам «двойной защиты», в ходе которой заместитель председателя Конституционного Суда РФ в отставке Тамара Морщакова справедливо говорила, что приглашение судом защитника по назначению должно осуществляться не в «интересах правосудия», а для обеспечения права обвиняемого на защиту.

Это очень важно, потому что в описываемом выше случае право на защиту было полностью обеспечено. Подсудимый сообщил суду, что в предыдущем защитнике он больше не нуждается, что у него появился новый адвокат, причем этот адвокат готов к участию в деле, знаком с его материалами и не просит никаких отсрочек. А суд зачем-то навязывает подсудимому защитника по назначению, причем именно того, с кем было расторгнуто соглашение, да еще и из другого региона.

То, что в данном случае речь идет именно о «навязывании» подсудимому защитника по назначению, всем очевидно. И в этом проявляется вся абсурдность ситуации.

 

Поделиться