Популярные материалы

Темпы внедрения КИС АР очень обнадеживают
10 января 2022 г.
Елена Авакян
Темпы внедрения КИС АР очень обнадеживают
Благодаря Комплексной информационной системе адвокатура России будет гораздо более интегрированной в цифровой процесс, чем многие процессуальные оппоненты и другие участники судопроизводства
Михаил Толчеев
29 декабря 2021 г.
На пороге эры алгосоциального взаимодействия
Размышления о том, почему адвокатура не может оставаться в стороне от цифровых трансформаций
Валерий Лазарев
22 декабря 2021 г.
Поиск истины и в дружбу, и в службу
О полемике в связи с разными видами ответственности за одно и то же нарушение
Сергей Макаров
21 декабря 2021 г.
Регламентация адвокатских запросов: неприятно, но необходимо
К 5-летию Приказа Министерства юстиции России об адвокатском запросе
Олег Смирнов
20 декабря 2021 г.
QR-код для адвоката: борьба с инфекцией или с защитником?
Об ограничениях, которые могут вводиться лишь на основании норм федерального законодательства
Алексей Королев
Журналист, ведущий телеграм-канала «Росадвокат»

Защищать права адвоката по месту их нарушения

15 сентября 2021 г.

В какую комиссию по защите прав обращаться, если права адвоката нарушены в регионе временного пребывания?


Предлагаю установить принцип территориальности в работе комиссий по защите прав адвокатов.

Его суть – адвокат при необходимости обращается в комиссию по защите прав адвокатов того субъекта РФ, в котором имело место нарушение прав адвоката.

1. Такой принцип действует в смежном регулировании – работе представителей в порядке ст. 450.1. УПК РФ (в условный Владивосток на обыск заезжего коллеги из условного Питера выезжают местные коллеги из АП Приморского края).

2. Территориальность по месту как процессуальный принцип имеет свои смыслы, которые признаны процессуальным правом. Прежде всего, это оперативность в сборе доказательств и документообороте. Поскольку все источники доказательств и адресаты документооборота находятся по месту нарушения прав адвоката.

3. Реальность поддержки: гневное обращение к руководству УВД региона со стороны удаленной адвокатской палаты эфемерно, чего не скажешь про адвокатское сообщество того самого региона, с которым руководству того самого УВД надо как-то взаимодействовать.

4. Сомнения по поводу межтерриториальной солидарности коллег гоню прочь. Исхожу из необходимости ее дальнейшего развития и из презумпции равной сознательности коллег. Проблему отсутствия в каких-то регионах комиссий считаю временной и несущественной. Кто защищает права местных адвокатов, тот займется и проблемами заезжего коллеги.

5. Предвижу, что наиболее спорный, неожиданный для читателя, но тем не менее существенный для меня нюанс – следующий. Именно адвокатское сообщество региона выстраивает (иногда «потом и кровью») определенные отношения с судебной и следственной властью. И если приезжает адвокат несколько иной поведенческой традиции, то лучше, если именно адвокатское сообщество региона будет решать, имело ли место нарушение традиций взаимодействия по вине недопонимания местных условий заезжим адвокатом, или это очевидное нарушение адвокатских прав.

В целом мои рассуждения спорны, конечно.

С одной стороны, поскольку комиссии по защите прав адвокатов никак не связаны с дисциплинарным производством, считаю, нет смысла «привязываться» к членской правосубъектности – к тому, в какой палате состоит адвокат, права которого нарушены.

С другой стороны, адвокатские палаты являются некоммерческими организациями (НКО), а защита членов НКО должна осуществляться только теми НКО, в которых они состоят. Но принять это условие я никак не могу. На мой взгляд, специальный Закон об адвокатуре следует и дальше отрывать от законодательства об НКО, если нужно – актами ФПА РФ, межведомственными подзаконными актами с участием ФПА РФ, а в необходимых случаях – и поправками в закон, чтобы вывести адвокатуру из сферы корпоративного права в сферу права публичного.

Поделиться