Популярные материалы

Адвокат по назначению не должен быть статистом для суда
1 июля 2022 г.
Елена Леванюк
Адвокат по назначению не должен быть статистом для суда
При наличии в уголовном деле добросовестного защитника по соглашению защитник по назначению в нем участвовать не может
Главным препятствием в работе адвокатов остаются процессуальные нарушения их прав
3 июня 2022 г.
Сергей Таут
Главным препятствием в работе адвокатов остаются процессуальные нарушения их прав
Институт адвокатского запроса требует укрепления, ведь это важнейший способ сбора доказательств и информации, необходимой для оказания правовой помощи
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
20 мая 2022 г.
Юрий Пилипенко
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
Благодаря Закону об адвокатской деятельности соблюден баланс между интересами адвокатуры и общефедеральными ценностями
Нвер Гаспарян
19 апреля 2022 г.
Требуется всесторонний подход
Дисциплинарные органы палаты должны оценивать предшествующее поведение суда, явившееся поводом для адвокатского проступка
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
15 апреля 2022 г.
Владислав Гриб
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
У адвокатов есть не только профессиональные, но и общественные обязанности

Дискуссии

Об адвокатской этике
27 декабря 2018 г.
Об адвокатской этике
Алексей Созвариев
Вице-президент АП Калининградской области

В пользу «адвокатской монополии»

23 января 2017 г.

О различии ответственности юристов и адвокатов за недобросовестную рекламу



На сегодняшний момент остро обсуждается вопрос о необходимости значительной корректировки института судебного представительства, когда защиту и представление интересов граждан и организаций в судах сможет осуществлять только лицо, имеющее адвокатский статус, подчиняющееся определенным нормам регулирования, в том числе и этическим.

Говоря об оказании юридической помощи, нельзя обойти стороной вопрос рекламирования своих профессиональных услуг адвокатами, юристами и юридическими компаниями.

Как известно, Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» прямого запрета рекламы адвокатской деятельности не содержит, хотя считается, что рекламирование адвокатом своих услуг недопустимо и противоречит этическим нормам адвокатской профессии. Однако деятельность адвоката регулируется не только Законом об адвокатуре и Кодексом профессиональной этики адвоката, но и другими законами, в том числе и Законом о рекламе, который также прямо не запрещает рекламу юридических услуг или адвокатской деятельности.

В случае нарушения п. 1 ст. 9 КПЭА, которым адвокату запрещено оказывать юридическую помощь доверителю, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под давлением извне, воздействовать на адвоката может не только квалификационная комиссия и Совет палаты, но и коллеги. Если же защитник не воспринимает доводы Совета палаты, исключительной мерой воздействия может стать прекращение статуса.

Однако если юрист (или юридическая компания) нарушит Закон о рекламе, его можно привлечь только к административной ответственности, а после оплаты штрафа ничто не препятствует ему возобновить рекламирование своих услуг, обходя принципы объективности и честности в целях привлечения граждан.

Остановимся на случае, произошедшем в г. Калининграде, когда юридическая фирма ООО «Доброе дело» некорректно рекламировала свои услуги, называясь крупным специалистом в области права и грубо нарушая Закон о рекламе. Через почтовые ящики распространялись рекламные листовки, которые уже в самом названии содержали ошибку. В частности, гражданину, получившему «Ценный сертификат», гарантировалось право на получение бесплатной консультации «лучших юристов города». Помимо прочего, реклама содержала фразы о «100%-ной гарантии положительного решения проблемы» и «100%-ной гарантии бесплатного достижения результата для клиента», которые были размещены на фоне государственного герба России и явно преследовали цели привлечения большого количества потенциальных доверителей. Но больше всего наших коллег возмутил текст: «Вы устали от пустых обещаний адвокатов?»

Коренное отличие адвокатского сообщества от юридического в том, что профессиональный адвокат никогда не позволит себе такие эпитеты, иначе ему придется нести дисциплинарную ответственность, что может привести к исключению из профессии.

Полагая, что данная реклама не является добросовестной, Совет АП Калининградской области принял решение об обращении в УФАС по Калининградской области с заявлением о проверке на наличие нарушений закона.

В ходе проверки нашего обращения УФАС по Калининградской области выявило, что даже организация печати данной рекламы начиналась с обмана. Директор рекламодателя сообщил о своей организации заведомо недостоверные сведения, указав ложное название организации, а также ИНН и ОГРН другого юридического лица. В итоге реклама была признана недобросовестной, лицу, ее размещавшему, выдано предписание об устранении нарушений, а также возбуждено дело об административном правонарушении.

Полагаю, что при введении «адвокатской монополии» аналогичная реклама попросту отсутствовала бы, и у потенциальных доверителей было бы больше шансов получить действительно квалифицированную юридическую помощь, а не пресловутый «бесплатный сыр».

Еще одним положительным моментом принятия «адвокатской монополии» может послужить и введение процедуры страхования риска ответственности адвоката. Цель страхования имущественной ответственности – защита доверителя от недобросовестной юридической помощи. Под страховые случаи могли бы подпадать и непреднамеренные ошибочные действия (бездействие) коллег, потеря документов и доказательств, разглашение каких-то конфиденциальных сведений. В настоящее время ряд страховых компаний предоставляют услуги по добровольному страхованию ответственности в данной сфере, но мало кто к ним прибегает.

Как показала практика литовской адвокатуры, весомым доводом о необходимости обеспечения исключительного права адвоката на судебное представительство послужило именно это обстоятельство. На вопрос: чем отличаются юристы от адвокатов, председатель Совета адвокатов Литвы Игнас Вегеле ответил, что адвокатура гарантирует исполнение принятых на себя обязательств тем, что эта деятельность застрахована.

Полагаем, что если обеспечить реальное исполнение ст. 19 Закона об адвокатуре о страховании риска ответственности адвоката, стоимость страховки была бы небольшой, но гарантия оказания качественной и защищенной от негативных последствий для доверителя юридической помощи могла бы послужить основополагающим фактором, который привел бы к тому, что в судах представлять интересы граждан и организаций стали бы исключительно адвокаты.
Поделиться