Популярные материалы

Сергей Краузе
25 января 2021 г.
Допросу не подлежит
О порочной практике вызова адвокатов на допросы в качестве свидетелей по делам своих доверителей
Социально ориентированная коллегия
25 января 2021 г.
Александр Никифоров
Социально ориентированная коллегия
Статус исполнителя полезных услуг помогает адвокатскому образованию рассчитывать на снижение арендных ставок
Алексей Иванов
20 января 2021 г.
Адвокат и реклама кошачьего корма. Можно, но осторожно?
О возможности получать вознаграждение за размещение чужой рекламы в своем аккаунте в соцсети
Марина Курило
19 января 2021 г.
Адвокатов привлекла возможность реального участия в государственной системе БЮП
О поправках в Закон Республики Коми, которыми повышен размер вознаграждения адвокатам, оказывающим бесплатную юридическую помощь
Нвер Гаспарян
1 января 2021 г.
Троянский конь в адвокатуре
О базовых адвокатских ценностях и негативных фактах адвокатской практики
Юрий Костанов
Советник ФПА РФ

Усилить требовательность

22 августа 2016 г.

О проекте стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве  



Ознакомился с проектом Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве. Думаю, что необходимость в принятии такого документа давно назрела. Казалось бы – получил человек высшее юридическое образование, несколько лет поработал следователем, успешно сдал экзамен в квалификационной комиссии адвокатской палаты, все законы познал – чего же более? Какой еще дополнительный набор правил для обязательного исполнения адвокатами понадобился? Между тем, когда видишь, какие нарушения допускают адвокаты при осуществлении защиты, диву даешься. А имея в виду грядущее объединение с вольнопрактикующими юристами, понимаешь необходимость принятия свода обязательных для защитника правил. Не все может и должно быть предусмотрено в законе. В условиях жесткого противостояния с зараженными обвинительным уклоном органами расследования и солидарными с ними судами адвокаты должны усилить требовательность к своей работе.

Предлагаемый проект подробен, охватывает почти все аспекты деятельности защитника. В проекте освещены и вопросы, не нашедшие до сих пор единого понимания.

Думаю, что с авторами следует согласиться: когда они предлагают признать за адвокатом право выйти из дела, если соглашение расторгнуто доверителем, поскольку это устраняет правовое основание участия адвоката в деле. Вполне приемлем и перечень оснований для прекращения оказания адвокатом юридической помощи доверителю, за исключением, однако, случаев, когда адвокат приостанавливает либо прекращает защиту в знак протеста против нарушений дознавателем, следователем или судом прав и законных интересов подзащитного либо самого адвоката. Если обвиняемый вместе с защитником не смог противостоять произволу следователей и судей, можно ли оставлять его один на один с ними? Что мы можем сказать врачу, оставляющему безнадежно больного один на один с болезнью? Тем более что освобождать защитника от обязанности обжаловать незаконные действия и решения следователя и суда ни в коем случае нельзя. Прекращение и приостановление защиты может привести к прекращению свиданий с подзащитным в СИЗО. С кем ему посоветоваться тогда? Со следователем? Получается, что, желая своей забастовкой вынудить следователя или суд изменить отношение к обвиняемому, заставить уважать права обвиняемого и защитника, мы на самом деле делаем хуже и себе, и (что вообще недопустимо) своему подзащитному. На самом деле такие эмоциональные действия по принципу «назло кондуктору возьму билет и пойду пешком» не мешают ни следователю, ни суду и далее ущемлять права – наши и подзащитных. Такая «забастовка» может вызвать у наших процессуальных противников раздражение неизбежной затяжкой дела либо злорадное удовлетворение. Да и затягивание дела будет не слишком долгим – всегда, к сожалению, найдется адвокат, готовый вступить в дело по назначению. В проекте Стандарта предусмотрен ряд положений, направленных против недобросовестности некоторых «назначенцев». Однако такие нормы есть и в действующих нормативах. Нормы есть, а поток нарушений не иссякает. На каждом заседании Совета АП Москвы приходится рассматривать дисциплинарные производства о таких случаях. Не лишне поставить дополнительный заслон перед этим промыслом.

К изложенному осталось добавить, что документ выиграл бы, если в нем содержались бы правила технического порядка, например, обязанность заявлять ходатайства, подавать жалобы и заявления с получением письменного подтверждения подачи на втором экземпляре, правила подачи жалоб и заявлений, обязанность отправлять по почте адресату ходатайства, жалобы, заявления и запросы с уведомлением о вручении, с описью вложения и т.п. Возможно, следует указать на обязанность адвоката подробнее указывать в соглашении с доверителем суть принятого поручения, не ограничиваясь фразой «защита в суде» или «защита на следствии», как это часто бывает.

Более трех лет московский адвокат Мария Серновец ведет ожесточенную борьбу с судами общей юрисдикции и Судебным департаментом ВС за обязательность аудиопротоколирования судебных процессов. Совсем недавно председатель Верховного Суда Вячеслав Лебедев заявил, что в ВС разрабатывается соответствующий законопроект. Известно, как ожесточенно сопротивляются судьи введению обязательного аудиопротоколирования и как они отказываются признавать достоверность аудиозаписи, произведенной адвокатом. Полагаю, что пришла пора вменить в обязанность адвокатам заявлять ходатайства об аудиопротоколировании процесса по каждому делу, тем более что необходимая для этого аппаратура установлена во всех судах страны. Возможно, следует рекомендовать адвокатам вести собственную аудиозапись, поставив суд об этом в известность и потребовав занесения этого ходатайства в протокол судебного заседания. Капля камень точит. В конце концов, судьям надоест сопротивляться и они начнут удовлетворять наши ходатайства.
Поделиться