Популярные материалы

Евгений Семеняко
14 сентября 2021 г.
Мне Генри друг, но истина дороже
Увы, опять произношу эту фразу, прочитав статью Генри Марковича по поводу двойной ответственности адвокатов
Наталья Басок
13 сентября 2021 г.
Адвокаты на телеэкране
О новом проекте Адвокатской палаты Челябинской области и задачах адвокатского телевидения «Адвокат-TV Челябинск»
Дмитрий Тараборин
8 сентября 2021 г.
У одного деяния может быть не один объект посягательства
Действия, посягающие на честь и достоинство адвоката или авторитет адвокатуры, должны получать соответствующую оценку нашего сообщества
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
6 сентября 2021 г.
Олег Смирнов
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
Только адвокаты способны быстро и эффективно оказывать правовую помощь в условиях чрезвычайной ситуации
Геннадий Шаров
6 сентября 2021 г.
Бесплатная юридическая помощь нуждающимся – традиция и дело чести российской адвокатуры
Расширение сети госюрбюро нецелесообразно даже для оказания первичной юридической помощи – эту функцию должен выполнять искусственный интеллект
Нарине Айрапетян
Член Совета АП Ставропольского края

Тонкая материя, не приемлющая угроз и ограничений

13 октября 2021 г.

Значение нравственных требований для правосудия трудно переоценить


Не перестаю радоваться и благодарить время за возможности. Вчера, сидя в своем уютном офисе, работая с процессуальными документами и всякого рода «текучкой», успела побывать в то же время на XVII Ежегодной научно-практической конференции Федеральной палаты адвокатов РФ «Адвокатура. Государство. Общество».

С большим интересом и удовольствием послушала спикеров. С некоторыми тезисами многочисленных ораторов согласилась, с некоторыми бы поспорила. Другие же тезисы, по моему личному мнению, настолько очевидны, что спорить с ними как-то даже неприлично.

Остановлюсь на тезисах, которые прозвучали в докладах уважаемых коллег Нвера Гаспаряна, Михаила Толчеева и Бориса Золотухина. Каждый из них по-разному, со своей прорисовкой и примерами, осветили проблему, связанную с этическими принципами. Михаил Толчеев условно сравнил этические нормы с пониманием известного с детства «что такое хорошо, а что такое плохо». Нвер Гаспарян попытался расставить приоритеты между знаниями этическими и прикладными, указал на необходимость и возможность «изменения начинки» в некоторых случаях. Борис Золотухин также обратил внимание на непозволительное поведение, затронув аспекты, понимание которых должно презюмироваться.

В целом согласна с мнением вышеназванных коллег. Единственное, на чем хотела бы акцентировать внимание – это на том, что адвокатская этика, по моему мнению, в своих основополагающих положениях ничем принципиально не отличается от этики обычного добропорядочного человека, понимание норм морали и ценности которого находится в пределах допустимого в цивилизованном обществе. И если этого нет, то вряд ли будет. Позволю себе такое пессимистически реалистическое предположение. То есть, если нет понимания «основ хорошего и плохого» (хоть и грани между ними зачастую оказываются стертыми), то и убеждать в необходимости соблюдения писаных правил малорезультативно. При этом возможность «изменения начинки» полностью не исключается.

Человека, как и любое разумное создание, можно научить следовать правилам. Его можно заставить бояться ответственности за нарушение этих правил. Но ведь Кодекс профессиональной этики адвоката не об этом. Вряд ли Кодекс этики – это просто свод правил и мер ответственности. Вряд ли Кодекс – это просто текст, разбитый на разделы и статьи. Кодекс – это нечто большее. И это большее, по моему мнению, где-то между строк.

Адвокатская деятельность настолько обширная, что с трудом представляется ее повсеместная урегулированность на бумаге. При таких обстоятельствах зачастую именно нормы нравственности становятся единственным регулятором отношений, которые не поддаются правовому контролю. Применение норм адвокатской этики в каждодневной практике – сложный и длительный процесс. Этические нормы и правила становятся эффективными лишь тогда, когда они являются внутренним законом для каждого посвятившего себя адвокатуре.

При этом трактовать дефиницию «этика» следует расширительно. Исходя из аутентичного толкования данное определение отождествляется именно с понятиями мораль и нравственность. Мораль, формируемая естественным путем, более органично входит в духовный мир человека. Тогда как с писаными правилами и с их соблюдением возникают некоторые сложности.

Значение нравственных требований для правосудия трудно переоценить. В этом отношении вспоминается А.Ф. Кони, который именно в нравственности искал средство «оградить суд от порчи», противопоставить казенному равнодушию чуткое отношение к человеку, способствовать развитию «истинного и широкого человеколюбия на суде».

И никакая вооруженность определенной суммой знаний не компенсирует отсутствие этики в истинном понимании этого слова. Акцентирование внимания на нравственную составляющую прослеживается на протяжении всей истории адвокатуры. Самым ярким выражением этого служили попытки создания этических кодексов профессии, попытки укрепления ее нравственных начал, в том числе с помощью процедуры торжественной присяги. Вступая в сословие, дореволюционный российский адвокат, к примеру, клялся «не писать и не говорить на суде ничего, что могло бы клониться к ослаблению… доброй нравственности, но честно и добросовестно исполнять обязанности принимаемого на себя звания». Однако следует отметить, что практическая деятельность присяжной адвокатуры далеко не всегда укладывалась в эти заповеди. Присяга дня сегодняшнего является видоизмененной, но в целом отвечает представлениям о долге адвоката, выработанным отечественной современной адвокатурой.

В качестве итога резюмирую, что нравственное сознание личности – очень тонкая материя, которая едва ли она формируется с помощью угроз либо ограничений. Повторюсь, Кодекс – это нечто большее, чем свод писанных правил. Нравственные установки призваны отражать определенную часть духовных ценностей человека, ими руководствуются не из боязни последствий, а потому, что поступить иначе не позволяет совесть. Совесть, с которой при прочих равных условиях человек рождается. Совесть, которую желательно пронести через года, не разменявшись по мелочам, не заключив с ней ненужных сделок.

Поделиться