Андрей Сучков
Исполнительный вице-президент ФПА РФ

Силовики и суды не должны определять порядок назначения защитников

12 февраля 2019 г.

Чтобы не идти на вынужденные компромиссы, нужно сузить поле для обсуждения



5 февраля Совет ФПА РФ рассмотрел проект новой редакции Порядка назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве. Документ, крайне важный для адвокатуры, поскольку повлияет на каждого адвоката, участвующего в защите по назначению, а также на каждую адвокатскую палату в вопросе организации этой работы.

В ходе обсуждения проекта Порядка неоднократно высказывались доводы, что содержание разработанного текста является результатом согласительных процедур и вынужденного компромисса с правоприменителями, направляющими заявки о назначении защитника.

Понятно, компромисс – вариант вынужденного поведения. Иногда он просто неизбежен, но все же лучше обойтись без него, если есть такая возможность. Писатель Эрл Стенли Гарднер 85 лет назад отметил: «Иногда, если взять какой-нибудь отдельный вопрос, то вы достигаете большего, если согласитесь на компромисс, чем если будете бороться до последней капли крови. Но жить так нельзя. Если люди узнают, что вы готовы пойти на компромисс, когда возникает сложная ситуация, то они всегда будут стараться, чтобы обстоятельства складывались не в вашу пользу». Современные нам известные управленцы солидарны с ним: «Не соглашайтесь на компромисс» (Стив Джобс), «Компромисс хуже любой из альтернатив» (Павел Дуров).

Вполне закономерно встает вопрос о том, возможен ли в принципе вариант проекта Порядка назначения защитника, который не потребует уступок со стороны адвокатуры?

На мой взгляд, такой вариант вполне возможен, если поменять ракурс рассмотрения проблемы, а следовательно, и путей ее решения.

Статья 50 УПК РФ обязывает дознавателя, следователя, суд при наличии на то оснований принять меры по назначению защитника. Данные процессуальные полномочия реализуются в порядке, определенном Советом Федеральной палаты адвокатов. Таким образом, правоприменители неизбежно связаны процедурой, которую разработает адвокатура.

В предложенном проекте Порядка очень подробно описано, каким образом в ФПА РФ и в региональных АП видят процесс распределения дел по назначению, как работает внутренний механизм принятия и обработки заявки о назначении защитника, а также много иного, связанного с этим механизмом. Однако все эти вопросы касаются исключительно адвокатских палат и самих адвокатов. Включение этих деталей в текст Порядка отражает неверный подход к решению существующей проблемы.

Обсуждаемая задача выглядит намного проще, если посмотреть на нее глазами должностных лиц, которые направляют заявку на участие в деле защитника по назначению. Им нужно лишь следующее: чтобы ее приняли, незамедлительно обработали, назначили защитника и чтобы он вышел на связь. Все остальные детали, в том числе как работает механизм распределения заявок среди адвокатов, их не интересует (во всяком случае, не должен интересовать).

Если мы, руководствуясь методическим принципом «не плоди сущности сверх необходимого», очертим текст обсуждаемого проекта Порядка этими рамками, то поле для компромиссов исчезнет, да и согласование Порядка с заинтересованными государственными структурами пойдет быстрее.

Что должно быть зафиксировано в проекте Порядка, который мы вынуждены согласовывать с государственными ведомствами? На мой взгляд, это следующие положения:
1. Каждая адвокатская палата определяет единый канал связи для направления заявок на выделение защитника по назначению или несколько таких каналов. Возможные варианты или их совокупность:
a. адрес интернет-сайта для удаленного доступа и заполнения бланка заявки;
b. номер телефона или несколько номеров (при этом вполне допустимо, что в отдельных муниципальных образованиях на территории субъекта РФ будут свои телефонные номера, что особо актуально, если райцентр в значительном удалении от столицы региона);
c. номер факса;
d. почтовый адрес.

2. Канал связи для направления заявок должен работать в режиме 24/7, то есть без выходных и круглосуточно, поскольку преступления совершаются не только в рабочее время. Возможно, в проекте Порядка оговорить, что региональные адвокатские палаты могут вводить заранее объявленные технологические перерывы в приеме заявок.

3. Разумный заблаговременный срок подачи обычной заявки и обоснование срочной заявки.

4. Перечень сведений в заявке:
a. обязательный – без которого заявка не может быть обработана и распределена среди адвокатов;
b. желательный – сведения, наличие которых ускорит обработку заявки и ее распределение среди адвокатов;
c. право автора заявки скрыть свои персональные данные (некоторым ведомствам этого хочется), но чтобы это не влияло на возможность ее распределения.

5. Правило, что оператор (программа, координатор, сотрудник call-центра и проч.) не имеют права отказа в приеме и распределении заявки при соблюдении ее автором изложенных выше требований. Действительно, проверку обоснованности заявки или отсутствие таковой может сделать только защитник при вступлении в дело, но никак не оператор, не имеющий достаточной информации и компетенции для решения этой задачи.

6. Установить временной норматив обработки заявки и ее распределения.

Это все, что нужно правоприменителям от адвокатуры в этом вопросе, и этого достаточно для проекта Порядка назначения защитников, который мы вынуждены согласовывать с внешними ведомствами. Как видим, поле для дискуссии тут совсем небольшое и какие-либо компромиссы вряд ли потребуются.

Все остальные вопросы, которые сейчас содержатся в обсуждаемом проекте Порядка (принципы, пределы действия, защита информации, внутренние механизмы работы и многое другое), касаются только адвокатов и региональных адвокатских палат. Их следует сформулировать в виде дополнений в уже существующее решение Совета ФПА РФ на эту тему от 5 октября 2017 г. И это решение не нужно будет согласовывать с внешними структурами и подвергаться риску неоправданного вмешательства госструктур в дела корпорации.

И последнее. В силу крайне важного значения этой темы для адвокатов и региональных адвокатских палат считаю необходимым создать решением Совета ФПА РФ рабочую группу по ее обсуждению, сделав работу экспертов максимально открытой и демократичной. Такого решения по этому вопросу Совет ФПА РФ, к сожалению, не принимал. Довод президента ФПА РФ Ю.С. Пилипенко о том, что «рабочая группа сформировалась стихийно», признаюсь, меня не впечатлил. Уверен, что обсуждаемый документ (возможно, не только он) – веская причина вернуться к демократическим принципам работы органов адвокатского сообщества.
Поделиться