Популярные материалы

Евгений Семеняко
14 сентября 2021 г.
Мне Генри друг, но истина дороже
Увы, опять произношу эту фразу, прочитав статью Генри Марковича по поводу двойной ответственности адвокатов
Наталья Басок
13 сентября 2021 г.
Адвокаты на телеэкране
О новом проекте Адвокатской палаты Челябинской области и задачах адвокатского телевидения «Адвокат-TV Челябинск»
Дмитрий Тараборин
8 сентября 2021 г.
У одного деяния может быть не один объект посягательства
Действия, посягающие на честь и достоинство адвоката или авторитет адвокатуры, должны получать соответствующую оценку нашего сообщества
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
6 сентября 2021 г.
Олег Смирнов
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
Только адвокаты способны быстро и эффективно оказывать правовую помощь в условиях чрезвычайной ситуации
Геннадий Шаров
6 сентября 2021 г.
Бесплатная юридическая помощь нуждающимся – традиция и дело чести российской адвокатуры
Расширение сети госюрбюро нецелесообразно даже для оказания первичной юридической помощи – эту функцию должен выполнять искусственный интеллект

Дискуссии

Сергей Иванов
Президент АП Вологодской области

Семь раз отмерь – один раз отрежь

15 сентября 2021 г.

Разрушить действующую систему оказания гражданам бесплатной юридической помощи адвокатами очень просто, а вот создать нечто лучшее – намного труднее



Предложение Минюста России, прозвучавшее в начале мая 2021 г., о создании во всех регионах страны государственных юридических бюро, сотрудники которых будут оказывать бесплатную юридическую помощь гражданам, не может быть поддержано адвокатским сообществом, поскольку такая «реформа» может повлечь серьезные негативные последствия для граждан Российской Федерации, которые будут более значительными, чем предполагаемые полезные позитивные изменения в области соблюдения прав граждан на получение бесплатной юридической помощи.

Это нововведение, безусловно, затронет адвокатуру и может привести к разрушению слаженного механизма, который формировался многими десятилетиями в непростых общественно-политических и экономических условиях и содержит проверенные практикой стандарты и традиции, позволяющие эффективно защищать права и свободы граждан, в том числе и в сфере оказания бесплатной юридической помощи (далее – БЮП). Это новшество Минюста России может негативно сказаться и на эффективности отправления правосудия, особенно в глубинке.

Руководители общественных объединений адвокатов выразили обеспокоенность по поводу инициативы Минюста России по созданию во всех регионах страны государственных юридических бюро, которые предполагается наделить функциями основного участника и координатора системы БЮП, оказываемой гражданам. Адвокаты обращают внимание на то, что, как показывает практика, они, руководствуясь положениями действующего Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и используя сложившуюся за почти двадцать лет его действия инфраструктуру, финансируемую исключительно за счет их обязательных отчислений, успешно оказывают гражданам юридическую помощь как по назначению органов предварительного расследования и суда в уголовном судопроизводстве, так и по другим категориям дел в рамках созданной системы БЮП.

Достаточно глубокий анализ вопроса о создании системы государственных юридических бюро, а также исторический экскурс по вопросам оказания адвокатами бесплатной юридической помощи гражданам сделаны вице-президентом Федеральной палаты адвокатов РФ Геннадием Константиновичем Шаровым в статье, опубликованной на сайте ФПА РФ в разделе «Полемика».

Думаю, необходимо продолжить обсуждение этой серьезной темы оказания БЮП гражданам на страницах нашего общекорпоративного сайта. При этом немаловажное значение имеет мнение представителей адвокатских палат по всем этим вопросам, поскольку все они задействованы в государственной системе оказания БЮП. Особенно интересна позиция тех адвокатских палат, которые не понаслышке знают о работе созданных в их регионах государственных юридических бюро. Дабы предостеречь Минюст России о наступлении возможных негативных последствий для всей российской адвокатуры и, безусловно, для граждан.

В этой статье мне хотелось бы высказать несколько позиций, которые однозначно будут свидетельствовать о нецелесообразности подобного эксперимента Минюста.

Взвесить все за и против

Чтобы решиться на такую реформу, полагаю, Министерству юстиции РФ необходимо взвесить все за и против, заслушать мнение непосредственных участников государственной системы оказания БЮП и, конечно же, адвокатов. Тем более что имеется многолетняя практика деятельности госюрбюро в отдельных регионах России и ее надо тоже учитывать.

К сожалению, активного обсуждения этой темы с участниками системы оказания БЮП гражданам Минюст России, по-видимому, не планирует. Этот вывод можно сделать исходя из позиции, публично озвученной министром юстиции РФ К.А. Чуйченко Президенту РФ В.В. Путину.

Но, несмотря на это, мы можем использовать иные площадки для выражения своей позиции относительно инициатив Минюста: конференции, круглые столы, выступления в средствах массовой информации, публикации на сайте ФПА РФ и адвокатских палат и т.д.

Предстоящая ежегодная конференция «Адвокатура. Государство. Общество», организуемая Федеральной палатой адвокатов РФ, где планируется участие представителей всех адвокатских палат субъектов РФ, позволит нам очно обсудить все эти важные для адвокатуры и граждан РФ вопросы и принять обращение к Президенту РФ В.В. Путину с просьбой о прекращении скоропалительных экспериментов Минюста России по созданию государственных юридических бюро во всех субъектах РФ. Уже сейчас очевидно, что эти эксперименты будут иметь негативные последствия.

В глубинке не хватит защитников

Что же не учитывает Министерство юстиции РФ, планируя такие нововведения:

1. Возможное сокращение численности адвокатов в сельских районах субъектов РФ как следствие того, что, надо полагать, госюрбюро будут пополняться и за счет адвокатских кадров.

Статистика показывает, что численный состав адвокатов растет в основном только в крупных городах России. В глубинке же ситуация не столь оптимистичная. Несмотря на то что количество дознавателей, следователей и судей значительно увеличилось, а также возрос объем дел, находящихся в производстве вышеуказанных органов, количество адвокатов в районах остается практически на уровне периода создания адвокатских палат, т.е. 2002 г. Стало не редкостью, что в «глубинке» в производстве органов предварительного следствия и суда появляются многоэпизодные, групповые дела, требующие длительного временного периода их расследования и рассмотрения судом. Соответственно, каждый подозреваемый и обвиняемый должен быть обеспечен защитником. А поскольку защитников, практикующих в том или ином сельском административном районе региона, недостаточно, адвокатская палата вынуждена направлять адвокатов в командировки для участия в деле в качестве защитников из крупных городов.

Ошибочно думать, что обеспечение защитой подозреваемых, обвиняемых по уголовным делам по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда – это проблема только адвокатуры. Государство в лице его органов должно создать надлежащие условия для осуществления адвокатами конституционных функций по оказанию гражданам квалифицированной юридической помощи.

Отток адвокатов в регионах из адвокатуры, который возможен в связи с их переходом на работу в госюрбюро, негативно отразится на функционировании правоохранительных и судебных органов и, безусловно, адвокатуры.

2. Работники госюрбюро не смогут обеспечить конфиденциальность сведений, полученных ими от доверителей в ходе оказания БЮП. Сохранение конфиденциальной информации, полученной от доверителей в ходе оказания юридической помощи, – важнейший принцип деятельности юристов, а для адвокатов это еще и законодательно установленная обязанность хранить адвокатскую тайну.

Что же касается сотрудников госюрбюро, то, во-первых, их обязанность по сохранению сведений, полученных от доверителей в ходе оказания им БЮП, должна быть провозглашена федеральным законом, а не только кодексом профессиональной этики сотрудника государственного юридического бюро.

Во-вторых, должна быть законодательно предусмотрена ответственность сотрудников госюрбюро за разглашение сведений, полученных от доверителей в ходе оказания бесплатной юридической помощи.

В-третьих, должен быть определен перечень сведений, которые являются конфиденциальными и не подлежат разглашению, как это предусмотрено в Кодексе профессиональной этики адвоката.

В-четвертых, при введении, к примеру, дисциплинарной ответственности за разглашения вышеуказанных сведений сотрудником госюрбюро должен быть законодательно определен дисциплинарный орган, который вправе будет привлекать сотрудника госюрбюро к дисциплинарной ответственности и соответственно налагать на него те или иные виды взысканий за нарушения требований о сохранении конфиденциальности информации клиента.

В-пятых, должна быть законодательно предусмотрена процедура дисциплинарного производства и обжалования сотрудником госюрбюро решения дисциплинарного органа, наложившего на него то или иное взыскание.

Итак, целый клубок непростых вопросов, которые Минюст должен будет решить при таком нововведении.

Но при законодательном закреплении вышеуказанных требований к госюрбюро это уже будет государственная адвокатура, а печальный опыт создания государственной адвокатуры история России знает.

Печальный опыт из нашей истории

Геннадий Шаров в своей статье справедливо отметил: «…В 1917 г. СНК Декретом о суде № 1 вместе с судами упразднил и институт адвокатуры. В 1918–1922 гг. государство “в порядке эксперимента” возложило оказание юридической помощи на некие коллегии правозаступников, являвшиеся государственными структурами. Юридическую помощь, включая судебное представительство и защиту, в этих коллегиях оказывали юристы, являвшиеся госслужащими.

Неприемлемость выполнения функций независимых адвокатов государственными служащими проявилась быстро. Оказалось, что дело это для госслужащих весьма «взяткоемкое», с высоким уровнем «коррупционной составляющей». На скамью подсудимых садились целыми коллективами.

Еженедельник советской юстиции в 1922 г. (№ 6, с. 10–11) писал: «В условиях капиталистического окружения и полукапиталистического хозяйства не может существовать государственная адвокатура, ибо она в таком случае, бесспорно, проституировала бы. Более несчастного и более вредного, чем институт коллегии правозаступников, государственного учреждения наша история не знает. Даже подпольная адвокатура была несколько выше… необходима независимая от государственной власти защита».

После широкой и острой дискуссии в 1922 г. было найдено единственно верное, проверенное веками и опытом большинства стран решение, – государство делегировало адвокатуре хлопотное дело по оказанию юридической помощи в целях защиты прав и доступа к правосудию».

Раздутые штаты и опасность разглашения конфиденциальных сведений

Непонятно, какую цель преследует Минюст, планируя создать повсеместно в России госюрбюро, при наличии отлаженного механизма оказания бесплатной юридической помощи гражданам адвокатами. Тем более что адвокатура не является единственным участником государственной системы оказания БЮП.

Даже в случае законодательного урегулирования вышеприведенных вопросов в деятельности госюрбюро на практике соблюсти конфиденциальность сведений, сообщенных доверителем сотруднику госюрбюро в ходе оказания юридической помощи, будет затруднительно.

Финансирование госюрбюро по оказанию гражданам БЮП осуществляется за счет средств регионального и, возможно, в будущем – федерального бюджета. Соответственно уже данное обстоятельство предполагает достаточно большой штат органов, контролирующих расходование бюджетных средств, в том числе и направленных на оплату труда работников госюрбюро по оказанию юридической помощи. Это в том числе и финансовые органы, прокуратура и т.д.

Для того чтобы контролирующие органы могли убедиться, что юридическая помощь была оказана в соответствии с произведенной оплатой, они (органы) будут запрашивать правовые документы, составленные сотрудниками госюрбюро для граждан. Соответственно этим лицам будет доступно и содержание таких документов. Это недопустимо, поскольку у граждан не будет уверенности в том, что сведения, сообщенные ими работникам госюрбюро в ходе оказания юридической помощи, не будут разглашены третьим лицам.

Адвокатская тайна защищена Законом

Что касается адвокатов, оказывающих бесплатную юридическую помощь гражданам, то контролирующие государственные и иные органы ограничены в подобных правах Законом об адвокатуре, поскольку все сведения по оказанию юридической помощи отнесены законом к сведениям, составляющим адвокатскую тайну.

Статьей 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» установлено, что адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

Согласно подп. 5 п. 4 ст. 6 названного Федерального закона адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя.

В силу ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката правила сохранения профессиональной тайны распространяются на:

– факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей;

– все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу;

– сведения, полученные адвокатом от доверителей;

– информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи;

– содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных;

– все адвокатское производство по делу;

– условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем;

– любые сведения, связанные с оказанием юридической помощи.

Учитывая вышеизложенное требование закона, обязывающего адвоката хранить адвокатскую тайну доверителя, вся документация по оказанию последнему юридической помощи должна храниться непосредственно у адвоката.

В п. 3 ст. 18 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» указано, что истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается.

Так, в Определении Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. № 439-О говорится: «Согласно статье 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Как одно из наиболее значимых данное право провозглашается в международно-правовых актах (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, статьи 5 и 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Государство, соответственно, обязано не только обеспечить подготовку квалифицированных юридических кадров и определить квалификационные требования в отношении лиц, оказывающих юридическую помощь, на что обращал внимание Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 28 января 1997 года № 2-П по делу о проверке конституционности части четвертой статьи 47 УПК РСФСР, но и создать надлежащие условия гражданам для реализации этого конституционного права, а лицам, оказывающим юридическую помощь, в том числе адвокатам, – для эффективного осуществления их деятельности».

Одним из таких условий является обеспечение конфиденциальности информации, с получением и использованием которой сопряжено оказание юридической помощи, предполагающей по своей природе доверительность в отношениях между адвокатом и подзащитным, чему, в частности, служит институт адвокатской тайны, призванный защищать информацию, полученную адвокатом относительно доверителя или других лиц в связи с предоставлением юридических услуг. Эта информация подлежит защите и в силу конституционных положений, гарантирующих неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны (ч. 1 ст. 23 Конституции РФ) и тем самым исключающих возможность произвольного вмешательства в сферу индивидуальной автономии личности, утверждающих недопустимость разглашения сведений о частной жизни лица без его согласия и обусловливающих обязанность адвокатов и адвокатских образований хранить адвокатскую тайну и обязанность государства обеспечить ее в законодательстве и правоприменении.

Ограничения названных конституционных прав, сопряженные с отступлениями от адвокатской тайны, как следует из правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 14 мая 2003 г. № 8-П по делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 14 Федерального закона «О судебных приставах», допустимы лишь при условии их адекватности и соразмерности конституционно значимым ценностям и могут быть оправданы лишь необходимостью обеспечения указанных в ст. 55 (ч. 3) Конституции Российской Федерации целей защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Поскольку адвокатская тайна подлежит обеспечению и защите не только в связи с производством по уголовному делу, но и в связи с реализацией своих полномочий адвокатом, участвующим в качестве представителя в конституционном, гражданском и административном производстве, а также оказывающим гражданам и юридическим лицам консультативную помощь, федеральный законодатель, реализуя свои дискреционные полномочия, вытекающие из ст. 71 (пункты “в”, “о”), 72 (пункт “л” ч. 1) и 76 (ч. 1 и 2) Конституции Российской Федерации, был вправе осуществить соответствующее регулирование не в отраслевом законодательстве, а в специальном законе, каковым является Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Данным Федеральным законом определяется понятие адвокатской тайны и устанавливаются гарантии ее сохранения, в частности в виде превентивного судебного контроля.

Таким образом, законодатель ввел прямой запрет на истребование подобных сведений у адвокатов, адвокатских образований и адвокатских палат любыми юридическими и физическими лицами, государственными органами.

Истребование подобной информации и, соответственно, документов у адвокатов в связи с оказанием юридической помощи гражданам, возможно лишь в случаях и в порядке, прямо предусмотренных законом.

Печальные выводы

Думаю, что руководители государственных юридических бюро будут обязаны предоставлять информацию и документы по запросам прокуратуры и других государственных органов в силу своей зависимости, связанной с оказанием работниками госюрбюро гражданам юридической помощи.

Поэтому конфиденциальная информация, которая будет предоставлена гражданами в ходе оказания им бесплатной юридической помощи работникам госюрбюро, останется практически незащищенной в нарушение ст. 23 Конституции Российской Федерации, которая гласит, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. 

* * *

В заключение напомнил бы авторам реформ, что разрушить действующую систему оказания бесплатной юридической помощи гражданам адвокатами очень просто, а вот создать нечто лучшее – намного труднее. Не случайно народная пословица гласит: «Семь раз отмерь – один раз отрежь».

Поделиться